11762

Отрезать голову во имя пророка. Теракт во Франции обнажил старые проблемы

Во Франции с новой силой разгораются споры о том, что делать с людьми, которые, получив право на жительство в стране, отказываются принимать ее ценности. Политика мультикультурализма проверку временем не прошла.

«Я — Самуэль»

18 октября жители республики вышли на массовые манифестации под лозунгом «Я — Самуэль». Участники шествий пели «Марсельезу», призывали чтить ценности республики и осуждали терроризм. Происходящее ничем не отличалось от предыдущий подобных акций, проводившихся после террористических актов.

На сей раз поводом для проведения манифестаций стало жестокое убийство 47-летнего Самуэля Пати, преподававшего историю и географию в одном из парижских пригородов. 16 октября поджидавший его убийца сначала нанес учителю несколько ударов ножом в шею, после чего обезглавил свою жертву.

Полиции удалось оперативно настичь преступника, однако он попытался оказать вооруженное сопротивление и был застрелен.

Убийцей оказался 18-летний этнический чеченец Абдулах Анзоров, последние 12 лет проживавший во Франции.

«Я казнил одного из ваших адских псов»

До того как полиция уничтожила его, Анзоров успел опубликовать в интернете обращение к французскому президенту Эммануэлю Макрону, в котором объяснил мотив своих действий: «Во имя Аллаха, самого милосердного. Макрону, вождю неверных. Я казнил одного из ваших адских псов, который осмелился принизить Мухаммеда».

Как оказалось, убитый Пати некоторое время назад оказался втянутым в конфликт с учениками-мусульманами и их родителями, которые были возмущены методами его обучения. Рассказывая о свободе слова во Франции, педагог решил продемонстрировать на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда. По словам свидетелей, перед этим Пати предложил ученикам, чувства которых могут быть задеты, покинуть класс.

Тем не менее несколько родителей посчитали, что Пати использовал недопустимый прием, и обратились к руководству школы с требованием его уволить. Противники педагога серьезно накалили обстановку, и на этом фоне и случилось непоправимое.

Фото: Reuters

Родился в Москве, вырос во Франции

Французские СМИ не преминули заметить, что Анзоров является уроженцем Москвы. Однако, как справедливо заметил отреагировавший на происшедшее глава Чечни Рамзан Кадыров, всю свою сознательную жизнь Анзоров провел во Франции, говорил на французском языке и учился во французской школе. Так что причины случившегося официальному Парижу нужно искать внутри страны, а не где-то за ее пределами.

Известно, что изначально семья Анзорова получила отказ в праве на проживание во Франции, но на их сторону встал Национальный суд по делам беженцев.

Только весной 18-летний молодой человек обрел собственный вид на жительство в стране. Правоохранительным органам ничего не было известно о его связях с террористическим подпольем. В то же время, по данным французских СМИ, Анзоров состоял в одной из уголовных группировок, среди членов которой были лица с радикальными настроениями.

Аресты и высылки

«Вся страна поддерживает своих учителей. Террористам не расколоть Францию, мракобесие не победит», — объявил президент Франции, посетивший место убийства. На 21 октября намечена национальная церемония прощания с Самуэлем Пати, которая, согласно задумке организаторов, еще раз должна продемонстрировать единство французского общества и верность его идеалам.

Одновременно полиция и спецслужбы заняты проверкой окружения Анзорова. Силовики пытаются выявить тех, кто мог подтолкнуть 18-летнего юношу на преступление, а также тех, кто потенциально способен на аналогичные действия. К настоящему времени задержаны около десятка человек.

Впрочем, одними близкими и знакомыми Анзорова дело не ограничивается. Как сообщает радиостанция Europe 1, глава МВД Франции Жеральд Дарманен на встрече с префектами 18 октября заявил о намерении оперативно выслать из страны около 230 человек, которые числятся в списках полиции как лица, связанные с экстремистами.

Доморощенные убийцы

Подобные жесткие меры направлены на то, чтобы поддержать имидж власти. Рейтинг Макрона идет вниз, и одной из претензий, выдвигаемых гражданами, является его неспособность адекватно реагировать на подобные вызовы.

Нет уверенности, что адекватные меры принимаются и сейчас. Те, кого собирается выслать грозный глава МВД Франции — это иностранные граждане. Анзоров мало того что имел вид на жительство, он еще и был воспитан во французской школе и французском обществе.

Среди участников наиболее резонансных терактов, произошедших в Европе в последние годы, большинство исполнителей были либо уроженцами Европы, либо долго проживали на территории Евросоюза на совершенно законных основаниях.

К примеру, в 2015 году во время террористической атаки на Париж группа, атаковавшая театр «Батаклан», состояла из уроженца города Коркорон, департамент Эссон, Омар Исмаила Мостефаи, жителя города Дранси, гражданина Франции Сами Амимура, а также уроженца города Висамбур в Эльзасе Фуада Мухаммеда Аггада.

То есть еще раз следует подчеркнуть — будущие террористы, шокирующие всю Европу, вырастают и становятся на радикальный путь в Старом Свете.

Политика мультикультурализма, на протяжении долго времени считавшаяся европейскими политиками ключом к решению проблем мирного сосуществования представителей разных национальностей и конфессий, определенно не срабатывает. Многие французы сегодня охотно поддержат практику высылки опасных и неблагонадежных элементов, но куда прикажете высылать тех, что кто имеет французские паспорта? Желающих принимать такие кадры в мире не наблюдается.

В 2017 году агентство France-Presse со ссылкой на данные исследования, проведенного американским Pew Research Center сообщало, что при условиях «нулевой иммиграции» к 2050 году количество мусульман во Франции вырастет с 5,7 млн человек до 8,5 млн человек. В случае же новых волн иммиграции, включая ее нелегальную составляющую, показатель может увеличиться до 13,2 млн человек.

Пение «Марсельезы» проблемы не решает

Чиновники ЕС настаивают — большинство живущих в Европе мусульман верят в демократические институты и разделяют основополагающие европейские ценности.

Допустим, так оно и есть. Но даже если в той же Франции радикальным настроениям подвержен лишь 1 процент этой группы населения, то официальный Париж имеет до 60 000 проблемных граждан. А с учетом того, что в предместьях Парижа и других городах страны есть целые районы компактного проживания, со своими законами и правилами, куда порой не рискуют заезжать полицейские патрули, можно говорит о том, что радикальные взгляды куда популярнее, чем хотелось бы.

Как и в 2015 году, французы отвечают на удары террористов пением «Марсельезы» и массовыми шествиями. Когда произошла террористическая атака на Париж, Анзорову было 13 лет. У французских властей имелось пять лет, чтобы снизить влияние радикалов на молодежь.

Очевидно, что с этим они не справились. Будут ли извлечены настоящие уроки на сей раз?

Оставить комментарий (4)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы