Примерное время чтения: 7 минут
1819

Николай Валуев: «Панацеи от терроризма пока не изобрели»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Премьерный спектакль 13/07/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Николай Валуев.
Николай Валуев. www.globallookpress.com

«Бомбёжки и обстрелы приграничных российских областей — по сути, террористические действия против мирного населения. Такие же, как и массированные удары по жилым кварталам Донецка», — считает Николай Валуев.

С обстановки на российско-украинской границе aif.ru и начал разговор с экс-чемпионом мира по боксу и депутатом Госдумы от Брянской области.

«Это террор»

Владимир Кожемякин, aif.ru: Николай, вы избирались в Думу от Брянщины, а там со стороны Украины уже не раз обстреливали приграничные сёла. Вы бывали там, общались с жителями? Как они переживают происходящее?

Николай Валуев: Да, бывал. Мнения слышал разные. От полной решимости — «Доведите спецоперацию до конца» — до удивления — «Почему всё-таки снаряды и ракеты прилетают на территорию России?». Определённый страх у людей присутствует, безусловно. Но преобладают всё же твёрдая уверенность в нашей правоте и поддержка Российской армии. А весь причинённый ущерб оперативно компенсируется государством и региональным бюджетом: строятся новые дома взамен сгоревших, возмещаются убытки за уничтоженную технику, выплачиваются пособия пострадавшим.

— И всё же многие напуганы этими обстрелами со стороны ВСУ. Почему не получается надёжно защитить своё население?

— Сегодня ни у одной страны мира нет стопроцентной защиты, к примеру, от вражеского артиллерийского снаряда. Его не перехватывают системы ПВО. Ракеты перехватывать проще, но и при ракетном залпе часть из них может долететь до цели. Не забывайте и о малозаметных дронах, способных барражировать на уровне крон деревьев. Невозможно поставить к каждому дереву солдата, а на каждый километр — по зенитному комплексу. Такого количества военной техники просто нет ни у кого. К тому же эти бомбёжки и обстрелы — по сути, террористические действия против мирного населения. Такие же, как и массированные удары по жилым кварталам Донецка и тем городам на Украине, которые освободили ВС РФ и армии ДНР-ЛНР. А панацеи от терроризма пока не изобрели.

Думать в первую очередь надо не о территориях, а о людях, говорящих на русском языке, о защите Русского мира.

Минные поля прошлого

— Что вы можете предложить, как депутат? Если, допустим, объявить военное положение в Брянской и других приграничных областях — это поможет?

— В приграничных с Украиной российских регионах уже был объявлен повышенный, «жёлтый» уровень террористической угрозы, и эта мера остаётся в силе. Конечно, я хотел бы, чтобы ни одна пуля, ни один снаряд и ни одна мина со стороны Украины не долетали и не падали на Брянщине и вообще на территории России. Хотел бы, чтобы через нашу границу не проникла ни одна диверсионная группа. Но если во время спецоперации такое всё-таки иногда происходит, сеять панику, мне кажется, тоже не надо.

— Сегодня часто вспоминают петровские времена: мол, как и тогда, Россия утверждается в качестве мощной и независимой державы. Вы тоже хвалите Петра I, говоря, что «при нём Россия получила новые земли». А до каких границ, по-вашему, может дойти «собирание земель» сейчас?

— До тех границ, которые обеспечат соблюдение национальных интересов России и безопасности её существования. А это и сегодня, и завтра могут быть разные территории. Однако думать тут в первую очередь надо не о территориях, а о людях, говорящих на русском языке, о защите Русского мира. Если перед его представителями где-то встаёт навязанный извне выбор — «быть или не быть», «жить или не жить», — то святая обязанность России вступиться за них, обеспечить им право на жизнь и её защиту.

Известно, что при создании СССР границы республик проводились зачастую произвольно. Это основывалось на политических мотивах, а не на исторических. Тогда не думали не гадали, к чему всё это может привести. Не предусмотрели всего на много лет вперёд. И сейчас мы пожинаем плоды этой непредусмотрительности. Разминировать минные поля прошлого приходится нам, и, может быть, придётся нашим потомкам.

«Ниже и ниже плинтуса»

— Задолго до событий на Украине спортсмены из разных стран оказались по разные стороны политических баррикад. Когда недавно украинский боксёр Иван Редкач обнял после поединка россиянина Дмитрия Бивола и выложил это фото в соцсеть, ему устроили настояющую травлю. И это далеко не первый подобный случай. Можно ли сейчас вообще соревноваться, не вовлекаясь в политику?

— Спорт первым принял на себя удар в новом поединке Запада и России. Ещё до событий в Крыму вовсю велись поиски способов, как бы очернить подготовку Олимпийских игр в Сочи. Дальше возникла удобная версия о якобы существующей в России системе господдержки допинга. Без суда и следствия последовали санкции. И потом каждый год — новые отстранения, ограничения. Политизированные скандалы опускались всё ниже и ниже плинтуса, а тащили это явление в спорт международные чиновники высоких рангов. Нашлись и спортсмены, которые (приняв всё это за чистую монету или руководствуясь личными интересами) стали участвовать в акциях против своих соперников. Вспомните оскорбления в адрес россиян, которыми отличились норвежские лыжники, британские пловцы и т. д.

Руководству той же НХЛ ни на секунду не пришло в голову избавляться от русских хоккеистов. Громкие лозунги Запада тут же стихают, как только речь заходит о больших деньгах.

— Кажется, сейчас этими акциями увлечено подавляющее большинство западных спортсменов.

— Не думаю. Сознательно занимаются такими вещами немногие. Большинство всё-таки политическим баталиям предпочитает состязания. Дай им возможность безбоязненно проявлять свою волю, и они наверняка откажутся участвовать в сомнительных процессах. Хотя бы потому, что вся эта вакханалия противоречит духу соревновательности. Другое дело, что на них давят, нажимают спортивные функционеры.

— А почему мир профессионального бокса не присоединился к санкциям против россиян? Наши и сегодня продолжают выходить на ринг, брать титулы.

— Всё просто — речь тут не столько о спорте, сколько о шоу, которое продаётся. Это касается и смешанных единоборств, и тенниса. Или, скажем, руководству той же НХЛ ни на секунду не пришло в голову избавляться от русских хоккеистов. Громкие лозунги Запада тут же стихают, как только речь заходит о больших деньгах. Если не будет тех, кто обеспечивает зрелище, то люди просто не купят трансляцию, не придут на стадион. Организаторы это прекрасно понимают.

Возвращать бродячих собак на улицу даже после стерилизации опасно: эти собаки всё равно могут заболеть бешенством. Они будут снова группироваться возле помоек, детских площадок, магазинов — вернутся на территорию, которую считают своей, и станут ещё более агрессивными.

Вопрос ребром

— Николай, в Думе вы защищаете права людей, которые страдают от нападения бродячих собак. Каждый месяц от этого в России погибает около десятка человек. Граждане порой начинают травить собак, что, в свою очередь, вызывает ярость владельцев животных, ведь в результате гибнут не только бродячие, но и домашние псы. Как не допустить «гражданской войны» между хозяевами и догхантерами? Всех собак чипировать?

— Одними чипами проблему не решить. Хотя чипизация собак, имеющих владельцев, должна быть обязательной, с различными льготами для нуждающихся. Но я убеждён, что на улице не должно быть никаких безнадзорных собак, в т. ч. и чипированных. Собаки, которые имеют владельцев и находятся на самовыгуле, точно так же могут напасть на беззащитного человека, даже на ребёнка. В поправках к закону «Об ответственном обращении с животными...», принятых Госдумой, предлагается наделить правительство полномочиями по предотвращению нанесения животными без владельцев вреда жизни и здоровью граждан. Эти меры должны вступить в силу с 1 марта 2023 г. Нужна уголовная ответственность в отношении людей, которые выпустили своих собак на улицу, а те нанесли кому-то увечья или, хуже того, загрызли насмерть.

Бродячие псы — это, по сути, полудикие хищники. Среди них есть не только беспородные дворняги, но и волкособы (гибрид собаки и волка), гибриды собаки и шакала, прочие метисы. Все они могут переносить опасные заболевания, причинять огромный вред не только людям, но и животным в населённых пунктах — курам, кошкам, лошадям... Отлавливать таких бродяг для содержания в приютах нереально: государство не в силах обеспечить их всех должным «жилищным фондом». Вдобавок содержание средней собаки в приюте — это не менее 5–10 тыс. руб. в месяц.

Возвращать же бродячих собак на улицу даже после стерилизации опасно: эти собаки всё равно могут заболеть бешенством. Они будут снова группироваться возле помоек, детских площадок, магазинов — вернутся на территорию, которую считают своей, и станут ещё более агрессивными. Бороться с ними нужно, как с дикими хищниками: например, признать охотничьим ресурсом. Такую поправку можно внести в Закон о животном мире.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах