Примерное время чтения: 7 минут
27150

Небоевая потеря. Девушка-оператор беспилотника ВСУ покончила с собой

Обстановка внутри подразделений Вооруженных сил Украины, находящихся в зоне конфликта в Донбассе, вызывает серьезные вопросы как у украинских военных экспертов, так и среди обывателей.

Хронический некомплект и жажда денег

Официальные сообщения выдержаны в бодром духе: мотивированные солдаты и офицеры героически ведут «борьбу с российской агрессией», не жалея собственной жизни. Украинские СМИ регулярно публикуют репортажи из жизни вооруженных патриотов.

Но, как говорится, не все так однозначно. Сами военные в массе своей не разделяют подобного оптимизма.

По данным украинского издания «Страна», в частях ВСУ наблюдается нехватка личного состава, колеблющаяся от 40 до 70 процентов.

«Страна» приводит слова своего источника: «Те, у кого заканчиваются контракты, наотрез отказываются заключать новые и служить дальше. Причин несколько. И это даже не финансовые проблемы. Офицеры по-скотски относятся к солдатам. Рядовой состав для командиров тягловое быдло в буквальном смысле. Общение с солдатами происходит только при помощи мата… Сейчас в частях самая популярная работа для рядовых — парко-хозяйственная. Под этим термином подразумевается покраска техники, заборов и бордюров, подметание плаца, уборка территорий. Все это вместо боевой подготовки, которая во многих подразделениях существует лишь на бумаге, в отчетах. Солдаты ненавидят офицеров, офицеры презирают солдат».

Большинство тех, кто приходит на службу по контракту в настоящее время — так называемые «заробитчане». То есть, кто заинтересован в высоких заработках, но при этом не изъявляет большого желания участвовать в активных боевых действиях. По мнению экспертов, в случае начала полномасштабной за передней линией войск у ВСУ может оказаться самая настоящая пустота.

«Есть такое понятие»

Настоящий бич ВСУ — так называемые небоевые потери. По данным военной прокуратуры, количество военнослужащих, гибнущих в результате криминальных действий, несчастных случаев и суицидов значительно превышает число погибших непосредственно при ведении боевых действий.

Пока украинские СМИ с восторгом писали о первом практическом применении закупленного у Турции беспилотника «Байрактар», в тени осталась история гибели 24-летней военнослужащей.

10 ноября на своей станице в Facebook украинский волонтер Сергей Цигип написал: «В зоне ООС погиб младший сержант 57-й ОМПБР Татьяна Алхимова… Последнее место службы — командир беспилотных авиационных взводов комплексов беспилотной авиации 57-й ОМПБР им. Костя Гордиенка. Была участником боевых действий и участвовала в операции Объединенных сил на Донбассе». Цигип также сообщил, что прощание с погибшей и ее похороны состоятся 10 ноября в Новой Каховке.

Комментаторы обратили внимание, что в сообщениях пресс-службы ООС ничего не говорилось о гибели военнослужащей 57-й бригады в результате боев. На что последовал ответ: «Есть такое понятие — “небоевая потеря”».

«Говорила, что хочет быть снайпером»

Тем не менее, ряд СМИ Украины поспешили объявить, что военнослужащая стала жертвой обстрела со стороны ополченцев.

Пресс-служба 57-й бригады подтвердила гибель младшего сержанта Алхимовой, дав при этом довольно размытую формулировку «скончалась при выполнении боевого задания».

Украинский телеканал «Суспiльне» пишет, что девушку, родившуюся в поселке Казачьи Лагеря, воспитывала бабушка. Журналисты предоставили слово бывшему классному руководителю Татьяны Анне Поэт: «Когда началась АТО, она говорила, что хочет быть снайпером, хочет быть там, помогать стране. Я ее отговаривала, говорила, что это не женское дело. Но она сказала, что это — дело ее жизни. Наша Таня была лучшей ученицей, отличницей».

До того, как вступить в ВСУ, девушка окончила Херсонский госуниверситет по специальности «Туризм». После чего, в августе 2019 года, Алхимова добровольно отправилась в армию, где сначала исполняла обязанности телефонистки, а затем стала оператором беспилотника.

«От полученной травмы погибла на месте»

По данным украинских источников, младший сержант была оператором разведывательного БПЛА, то есть выбирала цели для нанесения ударов по территории ЛНР.

Нынешняя командировка в зону боевых действий была второй для Алхимовой. Но почему же информация о гибели военнослужащей столь скупа и лишена подробностей?

Потому что, как выяснилось, ничего героического в этом нет.

На странице Специализированной прокуратуры Объединенных сил в Facebook говорится следующее: «06.11.2021 Луганская специализированная прокуратура в военной и оборонной сфере объединенных сил получила информацию из одной из воинских частей, которая дислоцирована в Луганской области, о гибели военнослужащего этой же воинской части, 1997 г.р., уроженки г. Таврийск Херсонской области. Младший сержант, командир отделения, находясь на службе, самостоятельно причинила себе телесные повреждения. От полученной травмы пострадавшая погибла на месте.

В связи со смертью военнослужащей Луганской специализированной прокуратурой в военно-оборонной сфере объединенных сил осуществляется уголовное производство по ч. 1 ст. 115 УК Украины. Рассматриваются и другие версии, включая умышленное убийство, самоубийство».

Как выяснилось, версию о том, что Татьяна Алхимова погибла от пули вражеского снайпера, безутешной бабушке сообщили представители части. Видимо, посчитавшие, что старушке легче будет смириться с героической версией смерти внучки, нежели принять тот факт, что оператор беспилотника покончила с собой.

Дело повара Морозовой: как жертву сослуживца пытались выдать за погибшую при обстреле

В течение всех лет, пока продолжается вооруженный конфликт в Донбассе, повторяется один и тот же сюжет — за жертв боев пытаются выдать солдат и офицеров, погибших в ДТП, самоубийц, а также тех, кто был убит сослуживцами.

Летом 2017 года АиФ.ru писал о трагической гибели в Донбассе 23-летней военнослужащей ВСУ Надежды Морозовой.

Первоначальная информация гласила, что жительница посёлка Окны Одесской области во время обстрела со стороны ополчения получила ранения, несовместимые с жизнью. «Надежда Морозова в зоне проведения АТО мужественно и отважно защищала Родину. Без матери остался несовершеннолетний сын, без любимой дочери — родители», — говорилось в сообщении, опубликованном пресс-службой Окнянской райгосадминистрации.

Надежда Морозова провела на войне всего три месяца. Служила она в 59 отдельной мотопехотной бригаде. Отправилась в зону боевых действий девушка ради заработка: нужно было кормить мать и четырёхлетнего сына.

Согласно озвученной первоначально версии, Морозова погибла в результате артобстрела под Волновахой. Однако родным военные внятно не могли объяснить, что случилось: матери заявили, что её дочь погибла «при выполнении важного боевого задания». Это было как минимум странно, учитывая, что девушка была в части поваром.

А вскоре военный прокурор Андрей Жоган заявил журналистам, что никакого отношения к смерти Надежды Морозовой ополчение не имеет: «Установлено, что один из сослуживцев Морозовой допустил нарушение правил обращения с оружием, что стало причиной смерти гражданки Морозовой. В ходе расследования уголовного производства данному лицу предъявлено подозрение в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст. 414 ч.2, уголовная ответственность за которое предусматривает до 10 лет лишения свободы. Также избрана мера пресечения в виде ареста в военной части. Это молодой человек в возрасте 20 лет».

Между смертями Морозовой и Алхимовой — четыре года. Но фактически картина не изменилась.

Разумеется, о таком Владимир Зеленский с высокой трибуны рассказывать не будет. Поэтому для публики сочиняется красивая история о бесстрашной девушке, павшей от руки «российских агрессоров».
 

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах