11963

«Мы облажались». Кому выгодна победа талибов?

В ночь с 30 на 31 августа США завершили вывод своих войск из Афганистана. 20-летний военный конфликт в стране завершился победой запрещенного в России движения «Талибан». В том, кому выгоден новый статус-кво в регионе, пытался разобраться АиФ.ru.

Провал двадцатилетней миссии 

«Я стою перед вами, чтобы объявить о нашем выходе из Афганистана и о завершении миссии по эвакуации американцев, граждан третьих стран и афганцев, находящихся в зоне риска. Сегодняшний вывод означает конец двадцатилетней миссии, начавшейся в Афганистане вскоре после 11 сентября 2001 года», — заявил на специальном брифинге глава Центрального командования США генерал Кеннет Маккензи.

Итоги неутешительные. За время операции в Афганистане погиб 2461 американский военный, более 20 тыс. было ранено. Президент США Джо Байден заявил, что целью США был разгром «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ — прим. АиФ.ru), однако победа талибов привела к тому, что боевики террористической организации уже возвращаются в страну. К примеру, в свою родную провинцию Нангархар после того, как она перешла под контроль «Талибана», вернулся один из соратников Усамы бен Ладена Амин-уль-Хак.

Война стоила США и их союзникам почти $1 трлн. При этом значительная часть этих средств перешла в руки талибов в виде техники и оружия, которые американцы бросили. «На будущее террористам „Талибана“ оставлено военного оборудования на $85 млрд, — написал в Twitter сын экс-президента США Дональд Трамп-младший. — Это означает, что каждый американец — мужчина, женщина, ребенок — внес вклад в их террористическое дело в размере примерно $265... Отлично сработано, Джо!»

Завершение афганской операции вызвало споры, удивление, недоумение не только у политиков и журналистов, но и у американских солдат. «Люди в ярости, потому что наши лидеры не признают ответственности и не говорят: „Да, мы облажались“, — написал подполковник морской пехоты США Стюарт Шеллер, чьи слова быстро разошлись по американскому сегменту интернета. — Если у комбата в подчинении возникает жалоба по дискриминации, его тут же увольняют. А у нас есть министр обороны, который клялся перед Конгрессом в боеспособности афганской армии. Я не говорю, что мы должны были остаться в Афганистане навсегда. Мне просто интересно, кто-нибудь из вас рванул на себе погоны и произнес: „Уходить со стратегически важной авиабазы Баграм до окончания эвакуации — это плохая идея“? Неужели никто так не поступил?»

Спустя несколько часов Шеллер был уволен со службы, однако американские СМИ приводят сотни схожих комментариев других военных, которые шокированы провальным выводом войск из Афганистана. 87 отставных генералов и адмиралов подписали письмо с требованием к главе Пентагона Ллойду Остину покинуть пост. Стремительно падает и популярность президента Байдена. Его действия, согласно последним опросам, поддерживает всего 41% американцев. Рейтинг обвалился на 16% за последние три месяца. 

Странный союзник

Кто действительно может порадоваться тому, что сейчас происходит в Афганистане, так это Пакистан. «Талибан» был одним из проектов пакистанской Межведомственной разведки (ISI). Целью Исламабада было установить в стране власть пуштунского правительства, которое бы не допустило усиления в Афганистане влияния Индии. 

В 2001 году, после терактов 11 сентября, Пакистан по требованию Вашингтона был вынужден прекратить поддержку движения. Однако эта поддержка никогда не была свернута до конца, уверяет американский журналист Стив Колл. «ЦРУ давно подозревало, что часть руководства ISI поощряет идеологию и религиозные воззрения талибов», — писал он. На это накладывалось желание Исламабада и дальше не пускать в Афганистан Индию, а также вернуть страну под контроль лояльных Пакистану пуштунов.

Как результат Исламабад играл в Афганистане против Вашингтона, а американцы ничего не могли с этим поделать. Дело в том, что Пакистан — один из важнейших союзников США в Центральной Азии. Жесткие ответные меры могли бы толкнуть Исламабад в объятия Китая. 

В 2017 году двойная игра Пакистана перестала устраивать Белый дом, куда только что пришел новый президент Дональд Трамп. Он обвинил Исламабад в поддержке талибов, прекратил поставку ему военной помощи и начал сближение с Индией. После ухода Трампа концепция вновь изменилась. Байден предпочел пойти на мировую с Пакистаном, чтобы остановить его сближение с Китаем и отдать талибам Афганистан. 

«Многое говорит о том, что поддержку талибам не без согласия США оказывал Пакистан, который исторически считает Афганистан зоной своих интересов, — заявил журналист Александр Трубин, долгие годы проработавший в Афганистане. — Возможно, речь идёт о масштабной сделке между США, Пакистаном и талибами. Именно из приграничных с Пакистаном территорий начался победный марш талибов, который 15 августа завершился в Кабуле».

Что всё это означает для России?

В Индии, которая успела вложить в различные афганские проекты $3 млрд, приход к власти талибов уже расценили как катастрофу. Другое дело — Россия и Китай. Обе страны сейчас не спешат эвакуировать свои посольства из Кабула, хотя помогли выбраться оттуда всем желающим гражданам. Талибы всячески демонстрируют, что склонны к сотрудничеству, они взяли диппредставительства этих стран под охрану. Российские и китайские посольства выпускают успокаивающие заявления. 

«Очень важно посмотреть, какими будут первые шаги Талибана в руководстве Афганистана, — высказался о возможной смене статуса движения в России, где оно признано террористическим, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. — Потом уже можно делать какие-то выводы».

Китай и Россия обеспокоены тем, насколько резко в стране произошла смена власти, говорит старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин. «Они не рассчитывали, как и многие другие страны мира, что уход американцев и последующая трансформация афганского государства будут носить столь резкий характер. Дружелюбная риторика в адрес талибов — это в том числе попытка минимизировать ущерб и пойти по наиболее безопасному пути», — считает эксперт.

Обе страны готовятся и худшему развитию событий и усиливают свои военные группировки на границе с Афганистаном: Китай — в Синьцзяне, Россия — на своей военной базе в Таджикистане. Обе страны опасаются, что приход талибов к власти сделает Афганистан безопасной гаванью для других террористических группировок в регионе. «Талибы обещали, что этого не будет, но цена их политического слова неясна. Непонятно, смогут ли и захотят ли они этому препятствовать», — говорит Кашин. 

Действия России и Китая по Афганистану синхронизированы. «Очевидно, это сейчас одно из важных направлений политической координации между Москвой и Пекином. Стороны вместе пытаются выработать осторожную линию. Все понимают, что, с одной стороны, „Талибан“ — потенциальный источник серьезной угрозы, а с другой стороны, что нейтрализация этой угрозы будет стоить очень дорого. Поэтому все возможности для налаживания взаимодействия и мирного сосуществования используются сейчас», — резюмирует эксперт.

Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах