Примерное время чтения: 10 минут
4845

«Муж возьмет оружие». Корреспондент АиФ.ru побывал на границе России и ДНР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Защита Отечества — на первом месте 23/02/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
В ночь с пятницы на субботу, 18-19 февраля, российский пограничный переход в селе Авило-Успенка начал принимать первых беженцев с ДНР.
В ночь с пятницы на субботу, 18-19 февраля, российский пограничный переход в селе Авило-Успенка начал принимать первых беженцев с ДНР. / Виталий Колбасин / АиФ

Российская сторона уже несколько дней принимает эвакуированных жителей ДНР. Корреспондент АиФ.ru побывал на погранпереходах Авило-Успенка, Весело-Вознесенка и в лагере постоянного проживания и поговорил с жителями Донбасса о их вынужденном бегстве из своей страны.

Пограничный пункт пропуска Авило-Успенка

В ночь с пятницы на субботу, 18-19 февраля, российский пограничный переход в селе Авило-Успенка начал принимать первых беженцев с ДНР. Сюда прибыли те, кто живет на полосе соприкосновения с украинской стороной.

Анжелика Бондаренко из Иловайска стоит в очереди с невесткой и тремя маленькими детьми — младшему 5 месяцев, старшему — 11 лет.

«В Иловайске и прилегающих районах с Украиной обстрелы стали очень сильные, — говорит женщина. — Сегодня обстреляли. У нас была воздушная тревога, выступил глава ДНР, сказал эвакуироваться. Мужчины остались, сын у меня служит, муж собирается тоже взять оружие, он в 2014 году участвовал в обороне, у него гражданская профессия — машинист».

В это время прозвучала команда: «Первый автобус!» Началась посадка людей.

«Людей повезли в лагерь “Красный десант”, это тот же лагерь, что принимал беженцев в 2014 году, — рассказал сотрудник МЧС Василий Фурда. —Там все готово и ждут людей. За один час пункт пропуска покинули 88 человек, из них 32 детей — это первые беженцы. Сейчас машины закончились, ждем».

Но некоторые беженцы не захотели ехать в лагерь. Они остались ждать автобуса в Ростов-на-Дону.

Среди них пожилая пара из Докучаевска, мужчина и женщина с большими баулами и сумками.

«Мы отправились в эвакуацию, потому что у нас в Докучаевске очень неспокойно — это линия разграничения, так называемая “красная зона”, — рассказывает пенсионерка Валентина. — Уже 8 лет живем в повышенной тревоге. Украинская сторона крупнокалиберными пулеметами лупит по мирным людям, детским садам и школам. В последнее время обстрелы ведутся сильнее, чем в 2014 году. Есть и пострадавшие»

Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Женщина рассказала, что они с мужем уехали своим ходом, хоть в городе и был организован оперативный вывоз детей, женщин, стариков. По городу ездили машины и в мегафоны говорили, что объявлена эвакуация, автобусы стояли на площади и централизованно везли к границе.

Знакомые помогли им донести сумки до самого пограничного пункта пропуска.

«У меня муж, больной онкологией, поэтому мы решили быстро собрать вещи и все, что смогли, — продолжает Валентина. Она плачет. — У нас дети в России живут, и сейчас мы направляемся к ним в город Чехово. Вещей взяли столько, сколько позволили силы. Но у нас в Докучаевске осталось жилье, мы родом с этого города. Наживали добро долгие годы, и вот так уехать — это очень тяжело».

«Правда ли то, что мужчин возраста от 18 до 55 лет не выпускают из республики?» — уточняю я.

«Это правда, их возвращают, машины некоторые ехали обратно с пассажирами», — отвечает пенсионерка.

Лагерь «Котлостроитель»

С утра субботы, 19 февраля, самая драматическая ситуация возникла у ворот детского оздоровительного лагеря «Котлостроитель» — это хутор Красный Десант, Неклиновского района Ростовской области.

Около 40 автобусов стоят в очереди и ждут расселения. Больше всего достается полицейскому, который дежурит около ворот «Котлостроителя».

«Мои родные — была бы моя воля, я бы всех вас взял к себе домой, — отбивается полицейский от претензий беженцев. — Но пока ждем, я сам переживаю за вас!»

События с эвакуацией развивались так стремительно, что этот лагерь не успел подготовиться к приему беженцев. Людей запускали на территорию лагеря малыми партиями. За забором было видно, что там уже играют дети.

Жительница Донецка Наталья приехала с ребенком, родители — пенсионеры, они остались в ДНР. Ее отец не захотел оставлять свою мать, так как она плохо ходит.

«В 2014 году мы пересидели в Донецке, но сейчас решили ехать — не хочу снова испытывать страх, когда летали снаряды над головами, — говорит Наталья. — У меня тогда ребенок маленький был, а сейчас решили воспользоваться возможностью и уехать».

По ее словам, эвакуация прошла организованно, в Донецке было несколько пунктов посадки беженцев. Но дорога прошла непросто.

«Автобус остановился в поле, чтобы мы смогли пойти по нужде, но там было сложно выйти — грязи по колено», — говорит Наталья. У нее пока нет местной сим-карты, поэтому связаться с родителями она не может.

«У нас нет продуктов, ведь собирались в спешке. Сейчас трудно сказать, что нас ждет — понятно, что не успели подготовиться к нашему приезду. Ждем», — продолжает она.

Палаточный лагерь МЧС Весело-Вознесенка

В 100 километрах от лагеря «Котлостроитель», в пограничном пункте пропуска Весело-Вознесенка, сотрудники МЧС еще ночью развернули мобильный палаточный лагерь.

«Сейчас в лагере 77 человек, это в основном пенсионеры и матери с детьми, — рассказывает АиФ.ru офицер МЧС. — Боксы рассчитаны на прием 100 человек. На улице морозно, а здесь люди ждут, когда сформируют группу для отъезда на автобусах в пункт временного размещения».

Сотрудник МЧС показывает нам помещение: здесь тепло и уютно, дети играют.

Многодетная мать Ольга из Тельманово, Донецкой области рассказывает, что накануне отъезда их семья ночевала в подвале, так как были интенсивные артобстрелы. Но в подвале холодно, поэтому решили уехать.

«Раньше мы жили в поселке Старобешево, в 2014 году вокруг нашего дома легло три снаряда, мы чудом выжили. Из мебели ничего не осталось, — говорит женщина. — Дети боятся обстрелов, мой ребенок просит, чтобы нас не убили».

Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Как объяснила Ольга, первым делом по приезде они попросили МЧС включить как можно больше тепла в помещении, потому что очень замерзли.

«Возвращаться будем, если что останется после обстрелов», — говорит она.

По словам беженцев, в Тельманово остались не только пенсионеры, которые живут на мизерную пенсию, но и сотрудники МЧС, врачи и те люди, которые не захотели бросать пожилых родителей.

Автобусы для беженцев на Весело-Вознесенке подъезжают каждый час, поэтому некоторые прибывшие предпочитают ждать на улице.

Мать с двумя детьми Вера Карпенко — из Донецка. Знакомые отвезли ее на машине до пограничного перехода, а там прошла уже пешком, чтобы оказаться на российской стороне.

«Пока не можем дальше двигаться. Не всем нужны эти лагеря, нам необходимо добраться до вокзала Ростова-на-Дону или Таганрога, а с этим туго. В 2014 году войну я пережила в городе Донецке, так как была военнослужащей, — рассказывает она. — Возвращаться домой планируем, так как ребенку нужно окончить школу. А вообще мы планируем переезжать в Россию».

Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Если сравнить гуманитарную ситуацию с беженцами в Ростовской области в 2014 году и сейчас, в 2022 году, то можно сказать так: тогда люди спешно бежали от войны, были напуганы, подавлены и в депрессии. Сейчас состояние более уравновешенное: знают, что Россия их не оставит в беде.

Тогда властям понадобилось некоторое время, чтобы наладить работу пунктов временного пребывания беженцев. Сейчас опыт у донских властей наработан, поэтому уже на следующий день ситуация с приемом беженцев «встала на рельсы».

Пограничное управление ФСБ России по Ростовской области информирует, что за истекшие сутки, 19 февраля, через пункты пропуска границу пересекло более 30 тысяч граждан, эвакуированных с территории республик Донбасса.

Оцените материал
Оставить комментарий (8)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах