aif.ru counter
180120

Эксперт: «Если "взорвётся" Таджикистан, Россия окажется втянута в войну»

Ратушенко / РИА Новости

В Таджикистане продолжается антитеррористическая операция против сторонников генерал-майора Абдухалима Назарзоды, которого считают главным организатором вооружённого нападения на центральный аппарат военного ведомства, Управление внутренних дел в городе Вахдат и блокпост в пригороде Душанбе. Будет ли этот неудавшийся захват власти иметь серьёзные последствия для страны и какие реальные угрозы стоят в ближайшем будущем перед правительством Таджикистана, Аиф.ru рассказал директор Евразийского коммуникационного центра Алексей Пилько.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Алексей Васильевич, то, что произошло в Таджикистане в прошлые выходные, — это разовый теракт или серьёзный передел власти, у которого будут достаточно ощутимые последствия для страны?

Алексей Пилько: То, что произошло в Таджикистане, — это «топорная» попытка госпереворота. Подчёркиваю, она именно «топорная». Я даже сомневаюсь, что в этой акции участвовали какие-то зарубежные спецслужбы, это внутренняя кухня. Всё сделано непрофессионально и особой поддержки в обществе не получило, поэтому на политический строй Таджикистана эта акция никак не повлияет. Гораздо опаснее то, что подобные вещи вообще происходят в стране. Это значит, что есть определённые внутриполитические проблемы, с ними необходимо что-то делать. Главная опасность таджикскому правительству исходит не от какого-то бывшего замминистра обороны, возомнившего себя перспективным государственным деятелем. Она исходит от Исламского государства (организация деятельность которой запрещена на территории РФ — прим. ред.), радикалов, экстремистов, набирающих силу талибов в соседнем Афганистане. И наконец, от того, что мы находимся в глобальной рецессии. Тот факт, что Россия испытывает определённые проблемы в экономике, для Таджикистана — катастрофа. Наша страна чихает, а большая часть республик бывшего СССР кашляет и с температурой 40 сваливается в грипп. При нарастающих социально-экономических неурядицах и росте экстремизма иметь слабый политический режим — это очень большой риск для будущего Таджикистана. В этом и кроется настоящая опасность.

— Действующая власть в стране отдаёт себе отчёт в том, какие реальные угрозы стоят перед ней, есть ли у правительства силы противостоять этим вызовам?

— Реально власть может сделать немного. Это небольшая страна с населением всего 5 млн человек, там непростой природный ландшафт, который даёт возможности для различных сепаратистских и экстремистских действий. Кроме того, Таджикистан имеет сложную историю: получив в 1991 году, после распада СССР, независимость, он столкнулся с гражданской войной, которая длилась пять лет. Конечно, правительство что-то делает, но мне кажется, что двигаться необходимо в сторону национального диалога. В стране идут непростые процессы. Взаимоотношения Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) с властями очень сложные, хотя ранее на пространстве бывшего СССР это была легально действовавшая исламская партия.

— Каким вы видите выход из ситуации?

— Надо вспомнить, каким образом была погашена гражданская война в 1992−1997 гг. Несмотря на серьёзнейшую ситуацию, состоялся общенациональный диалог, с оппозицией примирились, оппозиционные лидеры попали в правительство. Сейчас идёт аналогичный процесс, и запаздывать нельзя, потому что внутренними неурядицами Таджикистана воспользуется действительно опасный противник. Например, влияние того же ИГ в Афганистане растёт стремительными темпами, многие полевые командиры, ранее подчинявшиеся Талибану, просто переходят на сторону ИГ. Сейчас всё внимание приковано к Сирии, Ираку, где разворачиваются боевые дейтсвия, но все забывают, что Исламское государство вышло далеко за пределы этих двух стран. Его интересы простираются от Северной Индии до Марокко. Это сила, с которой придётся считаться. Если она обратит своё внимание на Таджикистан, а все предпосылки к этому есть, таджикскому правительству выйдут боком все их, на первый взгляд, мелкие внутриполитические неурядицы. Ещё раз повторюсь, что ничего серьёзного пока не произошло, но если ситуация продолжится, то раскачать Таджикистан будет очень легко. «Первый звоночек» уже был. И для нас это тоже представляет определённую угрозу. Россия очень крепко стоит в Таджикистане. Самая крупная российская военная база за пределами нашей страны находится именно там. Мы не можем оставить Таджикистан, в противном случае эта зона нестабильности с юга может дойти до Сибири и заодно обрушить Центрально-азиатские государства, которые представляют своеобразную буферную зону. Здесь и Россия может быть затронута — если «взорвётся» Таджикистан, она окажется втянута в войну.

— Сторонним наблюдателем Россия быть не сможет?

— Нет. Хотя американцы и европейцы не любят этого выражения, но Таджикистан — страна, находящаяся в сфере российских интересов. Это не значит, что он является сателлитом России, вовсе нет. Таджикистан — независимое государство, однако располагающееся в сфере российских национальных интересов, даже в силу своего географического положения. Нам нельзя допустить там дестабилизации, и, конечно, мы будем вмешиваться, если вдруг это произойдёт. Другое дело, что и само политическое руководство Таджикистана должно предпринять какие-то усилия, чтобы не допускать мятежей. Опыт есть, в 90-е годы была очень непростая ситуация, только соглашение 1997 года положило конец войне. Разные были моменты, и Россия оказывалась вовлечённой в этот конфликт. Но сейчас есть шансы, что, пока Исламское государство занимается Сирией и Ираком, вряд ли оно настолько сильно, что у него хватит возможностей вести войну на два – три фронта. Но радикальные элементы, которые осложняют жизнь в Таджикистане, всегда найдутся. Если только правительство страны не начнёт как-то купировать эту угрозу. А самое лучшее купирование — хороший крепкий внутриполитический баланс.

Оставить комментарий (11)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы