Примерное время чтения: 6 минут
17283

Алма-Ата на разграбление. О чем напомнили погромы в Казахстане?

В Алма-Ате усилены меры безопасности после массовых протестов в Казахстане.
В Алма-Ате усилены меры безопасности после массовых протестов в Казахстане. / PAVEL MIKHEYEV / Reuters

​Наступивший 2022-й год изначально обещал возникновение немалого количества потенциально опасных ситуаций в различных точках земного шара. Но сразу после новогодних торжеств полыхнуло там, где не ждали — в Казахстане.

Видимое благополучие

19-миллионная республика, последней в СССР объявившая о своей независимости, со стороны всегда казалась островком стабильности на постсоветском пространстве. Осторожная и выверенная внешняя политика, экономический баланс, устойчивый прирост населения и т.д. — многие эксперты считали Казахстан едва ли не лучшим примером правильного развития молодого государства. Особенно с учетом региональной специфики: Казахстан, находящийся между Европой и Азией, лавировал между европейскими принципами формирования государственности и национальными традициями куда лучше соседей. Разумеется, было и есть то, что вызывает вопросы. Например, медленное, но верное сокращение числа русскоязычного населения, не связанное напрямую с какими-то гонениями, но обусловленное отсутствием видения людьми для себя перспектив во вроде бы успешно развивающейся стране. Переход казахского языка с кириллицы на латиницу, как бы ни пытались объяснять его местные чиновники, представителями нетитульной нации воспринимается как попытка ухода от общего прошлого.

О заигрываниях с националистической тематикой в Казахстане говорить не принято. По сравнению с той же Украиной, ситуация, конечно, выглядит гораздо мягче. Но странные истории с воспитанием подрастающего поколения, порой всплывающие в Сети в виде шокирующих видеозаписей, и попытки неких «активистов» запустить в стране «языковые патрули», требующие разговаривать только на казахском, свидетельствуют, что и здесь не все ладно.

Это было в Жанаозене

Масштабные беспорядки, следовавшие за протестами на экономической почве, в Казахстане уже имели место десять лет тому назад. Тогда в Жанаозене, бывшем Новом Узене, после нескольких месяцев протестов работников нефтяной сферы, начались погромы. Нурсултан Назарбаев, тогдашний президент страны, причины кризиса трактовал так: «Провокаторы сделали своё дело и скрылись. Половину из них мы уже задержали, но тот, кто в целом дирижировал этим, в Жанаозене вообще не появлялся. Каждому из молодых людей дали по 20 тысяч тенге, каждого напоили».

Согласно официальным данным казахстанских властей, жертвами беспорядков в Жанаозене стали 15 человек. В 2012 году за участие в беспорядках 13 подсудимых были приговорены к лишению свободы на срок от 3 до 7 лет, 21 подсудимый был приговорён к условному наказанию или к наказанию с одновременным применением амнистии. Также за превышение полномочий в ходе подавления беспорядков были осуждены пятеро полицейских, получивших сроки от 5 до 7 лет лишения свободы.

Нынешний казахстанский кризис, изначально спровоцированный переходом с 1 января 2022 года на полностью рыночное формирование цен на сжиженный газ, также начинался с Жанаозена. Однако данный город на сей раз не стал главной болевой точкой. В нее превратилась Алма-Ата, бывшая столица страны, город с двухмиллионным населением.

Обитатели городского дня

Потеря столичных функций вовсе не превратила Алма-Ату в город с провинциальной судьбой. Здесь за последние десять лет проводились Азиатские игры, зимняя Универсиада и еще немало мероприятий международного значения. Старожилы сетуют на то, что статус «зеленого города», каким Алма-Ата была на излете советской эпохи, в значительной степени утрачен из-за масштабной застройки и стремительного увеличения населения. Впрочем, нечто подобное можно сказать о большинстве успешно развивающихся мегаполисов мира.

В Алма-Ате достаточно высокий уровень жизни, но, как водится, не все так однозначно. Значительную часть населения составляют жители беднейших сельских районов, которые, приехав в город, берутся за самую низкооплачиваемую работу и живут в условиях, неприемлемых для коренных жителей Алма-Аты.

В Казахстане для определения сельских люмпен-пролетариев, переехавших в город, есть специальный термин — «мамбеты». Это оскорбительное слово является чем-то средним между «быдлом» и «селюками». Подразумевают он людей малообразованных, имеющих смутное представление о современном обществе, опирающихся на традиции, уходящие в средневековье. Характерным атрибутом типичного «мамбета» является дешевый тренировочный костюм турецкого производства как основной вид одежды.

Как утверждают сами жители Алма-Аты, с 4 января именно «мамбеты» превратились в настоящих хозяев миллионного города.

Город сдали?

Все произошло стремительно и внезапно: не самые многочисленные протесты с требованиями снижениях цен на газ и окончательного отстранения от власти Назарбаева превратились в уличные погромы, грабежи магазинов и торговых центров, атаки на офисы СМИ и государственных учреждений.

Журналист «АиФ-Казахстан» Сергей Козлов отметил самую характерную черту, о которой в республике сейчас говорят многие: «Центр города отдан на откуп элементам, которые могут предпринять все, что угодно».

Это то, что роднит трагедию в Алма-Ате 2022 года с погромами в Сумгаите 1988 года и приходом к власти Джохара Дудаева в Грозном в 1991 году — всякий раз кризис принимал фатальные последствия в тот момент, когда силовики фактически прекращали активное сопротивление.

Люмпен-гвардия для грязных дел

Алма-Ату с Сумгаитом роднит и еще одно обстоятельство: наличие большого числа люмпенизированных элементов, готовых переступить черту закона.

В Сумгаите в конце 1980-х годов существовал так называемый «Нахалстрой» — трущобы, самовольно возведённые на окраине города. Перебравшиеся из сельских районов «нахалстройчане» не обладали навыками квалифицированных рабочих, но всеми правдами и неправдами пытались устроиться в городе. На промышленных предприятиях города такого рода работники не задерживались долго, даже несмотря на чрезвычайный гуманизм советского трудового законодательства. Жили воровством и прочими не менее сомнительными доходами. В «Нахалстрое» царили пьянство и наркомания, дети местных жителей не ходили в школу, несовершеннолетних девочек насильно выдавали замуж. Несмотря на наличие проблемы, власти серьезных попыток ее решить не предпринимали. При этом беспорядки, приведшие к массовым жертвам, стали для большинства абсолютной неожиданностью.

Разница между Сумгаитом и Алма-Атой в том, что происходившее в Казахстане не носило яркого межнационального подтекста. С другой стороны, в Сумгаите погромщики не смогли получить широкого доступа к огнестрельному оружию. В Алма-Ате вооружение группировок было стремительным — всего за несколько часов боевики сменили обрезки арматуры на автоматы и пулеметы.

Заглянув в пропасть

Ответ на вопрос, как такое стало возможным, еще предстоит дать. Но уже сейчас очевидно, что это не могло произойти без искусственной помощи погромщикам. Фактически в заложники бандитам отдали сотни тысяч человек.

Во что могла превратиться эта вооруженная вольница в дальнейшем, даже страшно подумать. Но, кажется, для тех, кто задумал данную операцию, стало сюрпризом обращение президента Токаева за помощью к ОДКБ, а главное, оперативная реакция организации на запрос.

Миротворцы, взявшие под охрану стратегически важные объекты, не участвуют напрямую в ликвидации вооруженных банд. Однако сам тот факт, что Казахстан не оставили один на один с происходящим, кардинально изменил ситуацию. По крайней мере, в это очень хочется верить. В стране продолжается уничтожение бандитов и подсчет понесенных потерь. Алма-Ата с трудом возвращается к нормальной жизни, и этот процесс, вне всяких сомнений, будет длительным.10 января в Казахстане объявлен национальный траур. Это время не только для скорби, но и для попытки осознания случившегося. Мир сегодня таков, что любая стабильность может на поверку оказаться хрупкой иллюзией, готовой рухнуть в одну секунду. И это урок не только для Казахстана.

Оцените материал
Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах