199

Владимир Соловьев: «Не насилуйте Россию демократией»

Пару лет назад я беседовал с послом Израиля в России Аркадием Милманом, и у меня появились печальнейшие мысли… Он говорил примерно следующее: «Если Россия хочет выглядеть цивилизованной страной, то вам, ребята, надо делать…» И у меня возник вопрос — а зачем? Зачем России выглядеть тем, чем она не является? Это как-то глупо… Зачем нам выглядеть цивилизованной демократической страной?

Мы являемся страной, бесспорно, культурной. Но вряд ли можно сказать, что наша страна — демократическая. Вспоминается замечательная фраза господина Кончаловского: «Ты знаешь, у нас софтвер — демократический, а хардвер — абсолютно монархический».

Наше несчастье в том, что внешне мы похожи на европейцев. Поэтому и американцы, и европейцы говорят нам: «Ребята, вы же на нас похожи, что же вы как-то не так живете?» Вот если бы мы были в тюрбанах и с какими-то другими лицами — от нас давно бы уже отстали! Никто же не требует от Китая быть демократической страной по западным понятиям. А от нас — всегда: «Вот вы должны сделать то, должны сделать сё».

У Китая история — пять тысяч лет. Все остальные по сравнению с китайцами — дети. И чему они будут учить Китай? Какой такой цивилизации и культуре? Если в течение тысячелетий страна не делает ничего из того, что, как кажется Западу, она должна делать, — это уже не легкие завихрения политической элиты, а глубинные чаяния людей, проживающих на этой территории.

Может, России надо сказать: «Так! Всем спасибо! Мы на самом деле абсолютно иные! Мы живем так плохо или так по-другому, потому что мы хотим так жить. Нас никто к этому не понуждает. Просто мы такие».

У нас в стране, на мой взгляд, — монархия, но не наследная, а сословная. Называть можно как угодно: Верховный Правитель, как предлагает Жириновский, или князь… Можно добавлять любые слова — Великая, Белая, Малая… или, пользуясь терпимостью граждан, Голубая Россия. Но все равно, должен быть некий Верховный Правитель, которому бьют челом, от которого чего-то ждут. А дальше, если нам повезло и он вдруг демократ, то в стране демократия. А если не повезло и он тиран, то в стране тирания. Но по механизмам управления — все то же самое. Тысячелетиями в России ничего не меняется. Не может измениться! Потому что это соответствует нашему национальному характеру. Так что — все нормально, это просто осознание себя и повод уважать себя. Пора уже избавиться от нашего вечного комплекса вины — мол, мы «не такие».

Взять, например, свободную прессу. Нас спрашивают: «Вы что, не хотите свободную прессу?» Хотим! Но, как я уже заметил, все хотят свободную прессу, которая будет писать не о них. А если пресса написала что-то о них, то все, хватит! К ногтю! И так у нас всегда — мы хотим каких-то ограничений для «них», а для себя — ни в коем случае.

Недавно я беседовал с господином Мамутом, и он весьма к месту процитировал Довлатова: «Демократия — это каждодневная работа». Но у нас ведь как: «Ну да, сейчас все бросим и на демократию начнем работать. Делать нам больше нечего!» Конечно, ничего мы делать не собираемся, потому что нам это чуждо. Это не имеет никакого отношения к российскому представлению о жизни. Это все другое.

Мне говорят: «Ты же для своей семьи хочешь другой жизни?» Ну да — это так. Наверное, потому что я плохой… Но люди же в этом не виноваты. Да, у меня есть какие-то свои представления о том, что жить надо бы как-то по-другому... Но ведь смешно транслировать их на людей, которые не хотят так жить, насиловать их своими личными убеждениями.

Наши граждане в большинстве своем не хотят бороться за собственные права. Заметьте, мы часто говорим от лица всего народа, проецируем свое мнение на всех окружающих. Мы не уважаем чужую позицию. Причем тут два варианта: либо вежливо молчать, давая высказываться всем, либо жестко высказываться самому, подавляя окружающих. Что интересно, у нас развит и считается нормой принцип ответного хамства: если нахамили тебе, то естественно нахамить в ответ. Если кто-то нарушает закон, то это мы принимаем как оправдание собственных нарушений, делаем «как все». А ведь основой любого нормального общества является обратное — нельзя нарушать закон, тем более в ответ на нарушения кем-то. Но мы-то с этим жить не хотим! Это противоречит нашему представлению о жизни. И живем в итоге именно так, как того заслуживаем.

А демократия стала в последнее время своеобразной формой религии. Со своим набором «святых», со своим «катехизисом» — набором прав, со своими «священными войнами». И эти войны ведутся не ради интересов людей и не для их защиты, а ради совершенно абстрактных идей! Для таких войн вполне естественным является уничтожение немалого количества граждан, которым обещают лучшую жизнь. Яркие примеры — Югославия, Ирак. Заметьте: американцы ведут «крестовый поход», прикрываясь демократической риторикой. Я не говорю, что американцы плохие, нет, просто они так видят. Для них демократия — новая форма религии, откуда ушло представление о Христе, о христианстве. И посмотрите — для того чтобы осчастливить Ирак, его полностью уничтожают. Избирают президентом курда. Ведь очевидно, что все это закончится гражданской войной, Курдистаном, потерей территориальной целостности Ирака! А ведь народ не просил, чтобы его осчастливили, народу нравился «кровавый мерзкий гадкий диктатор Хусейн»… Да — были эдакие садомазохистские политические стенания, но им нравилось! А им сказали: «Да вы что! Сейчас мы придем, и у вас будет демократия!» Это все очень печально. И это — абсолютная дискредитация самого понятия «демократия».

Что касается России, то у нас и народ — не серая масса, и управление не серое. У нас настолько изощренная византийская система правления, что многих еще и поучить сможем. У нас есть такие «демиурги»! В нашей стране примерно с 1999 года процветает этакий «александризм-македонизм». Именно тогда Александр Стальевич Волошин, будучи не в силах справиться с парламентом в преддверии импичмента и не понимая, как ему обыграть Евгения Максимовича Примакова легальными методами, позволил себе разрубить «гордиев узел». Он вынудил прокуратуру возбуждать дела против спонсоров партий и, выкрутив им руки, получил необходимое количество голосов, чтобы импичмент не прошел. С этого момента в стране вместо тонких интриг начала работать жесткая «фельдфебельская» система, в которой морально-этические нормы отступили на второй план. Именно Волошин создал эту систему, которая в итоге сожрала и Чубайса, и его самого. Но у них остались достойные ученики.

 

Мнение политолога Николая Злобина: «Россия потеряла шанс подружиться с Америкой в 2004 году»

Редакция сайта благодарит издательство ЭКСМО за предоставленный отрывок из книги

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество