Примерное время чтения: 5 минут
397

Игорь Виттель: Кипрский полигон раскулачивания

Сюжет Кипр может списать налоги со всех вкладов в банках страны

Пардон, его зовут не так, хотя имя тоже сложное: Йерун Дейсселблум (Jeroen Dijsselbloem), недавно избранный председатель Еврогруппы, заявил пару дней назад, что модель Кипра — то есть «выкуп» банковской системы за деньги вкладчиков — это новая модель спасения банков во всей Еврозоне. «Шаблон» такой, в лучших традициях Прокруста.

Напомню, что Кипрская модель на данный момент сводится к тому, что вкладчики, на счетах которых есть от 100 тысяч евро, заплатят какой-то разовый налог (размер которого пока окончательно не определен) для того, чтобы остров мог собрать 5 миллиардов евро, необходимых для спасения банковской системы от банкротства.

Первоначальный вариант этой схемы, напомню, включал в себя сбор налога со всех абсолютно вкладчиков, просто те, у которых есть на счету свыше 100 тысяч евро, платили бы почти 10%, а те, кто столько не заработал -около 6-7%.

Безотносительно к размеру вклада и к методам, так сказать, обретения вкладчиками именно этих сумм на своих счетах, отмечу, что пока не доказано сомнительное происхождение денег, они являются как бы все же частной собственностью владельца счета. И потому внезапно объявлять, что пока что он не может снять со счета больше 100 евро за день, да и вообще не может забрать все деньги из банка — это, мягко говоря, нарушение прав собственника. Которого внезапно ограничили в том, как именно ему распоряжаться своими накоплениями.

Интересно напомнить, что 5 лет назад в истории с «выкупом» американского банка Bear Stearns, уже звучало множество заявлений в духе, что это, в сущности, аморально. Ибо, когда правительство «выкупает» банк, спасая его от банкротства, это подает ясный знак другим банкам: вы можете рисковать деньгами своих клиентов как угодно, потому что если одна из ваших авантюр или несколько подряд будут неудачными, придет добрый дядя и не даст вам пролететь, как фанера над Парижем.

Но теперь дядя не придет. Выкупать кипрский банк придется не сферическому дяде Василиусу в вакууме, а вкладчикам. Причем крупным вкладчикам в этой схеме не повезет гораздо больше, чем мелким, по очень простой причине: они в основном, не киприоты. От побора в 6 с хвостиком процентов со всех вкладчиков, не набравших 100 тысяч евро, их спасла отнюдь не забота правительства о «маленьком человеке», «мелком предпринимателе» и прочих социальных теориях. А исключительно понимание того, что этих овец стричь может быть невыгодно непосредственно для кипрских политиков этого сезона, потому что для них это точно будут политические карьерные похороны: отъем денег у населения население точно не забудет им никогда.

Поэтому выгоднее обратить свои взоры в сторону крупных, которые пришлые. Деньги у них есть, а права голоса — нет. Так что можно робко рассчитывать, что они заплатят по счетам всех кипрских банковских и экономических умельцев и тихо сядут зализывать раны. Тем более что основными плательщиками по счетам, которые объявились у Кипра вследствие того, что кипрские банкиры вложились в Грецию, называют только «русских». «Этих богатых русских», которых в Европе, конечно, и особенно на Кипре, никому не жаль, скорее наоборот. Следующие ключевые слова того же нарратива — это «мафия», «коррупция» и «отмывание денег».

Как отметил один из комментаторов на Wall Street Jоurnal, легко объяснимо, почему в качестве «фигуры плательщика» выбирают наиболее неприятное общественному сознанию меньшинство: «у нас в США это будут «эти богачи», в Европе «эти русские», но я хочу напомнить, что здесь это не кончится и назавтра вы сами можете оказаться на их месте -просто потому что вы столько зарабатываете, например». Никаких разбирательств по поводу того, что не «эти русские» довели кипрскую экономику до банкротства — зато именно им, с их толстыми банковскими вкладами, отводится роль козла отпущения за грехи кипрских банков.

И это, очевидно, только начало: кризис бродит по объединенной Европе, быстро пробираясь из южной ее части во все остальные. Кто будет платить по счетам при следующем почти-банкротстве европейской страны? Скажем Испании? Опять «эти русские» или «эти понаехавшие», или просто «все, у кого на счету свыше 100 тысяч евро»? И что именно вообще произойдет с экономикой еврозоны после того, как все убедятся на примере Кипра, что частная собственность существует ровно до тех пор, пока она не понадобится правительству? Причем, не только вашему...

Ведь в случае Кипра власти даже спрашивать никто не будет: натурально, решение ЕС об реструктуризации их банковской системы не требует одобрения местного парламента, как заявил во всеуслышание в понедельник глава немецкого Минфина Вольфганг Шобле. Так что можно всех поздравить: европейский полигон для обкатки идей экстремального выхода из экономического кризиса начал свою работу...

 

 
Игорь Виттель

Журналист, телеведущий, политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (47)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах