aif.ru counter
370

Как готовилась операция «Преемник». Глава из книги

Мы уже писали о том, что политолог Александр Рар написал новую книгу, где рассказал о раскладе сил в Кремле накануне президентских выборов и о том, как равноудалялись олигархи. Предлагаем вам прочитать еще один отрывок из этой книги (издательство «ОЛМА Медиа Групп»)

***

Путин запутывал внутреннюю элиту и внешний мир своими решениями. Казалось, никто из участников  президентской гонки в равной мере не понимал, кто из них фаворит. При этом Путин не консультировался ни с партией «Единая Россия», ни с ключевыми членами правительства. Путин создавал во главе государства властный круг, который мог бы контролировать рычаги государственной власти во время смены президента.. Некоторые сильные личности в стане Путина до сих пор находились в своего рода резерве. В 2007 году они вышли из тени.

Бывший немецкий генеральный консул в Санкт-Петербурге Эбергарт фон Путткамер недоумевал. В девяностые годы он постоянно контактировал с Путиным в мэрии и знал всех служащих бюро сегодняшнего кремлевского шефа лично. Теперь эти функционеры внезапно появились во главе государства! Игорь Сечин сидел тогда в приемной Путина и предлагал гостям чай, Виктор Зубков был заместителем Путина и отвечал за обеспечение Петербурга продовольствием, Алексей Миллер вместе с Зубковым был у Путина вторым заместителем, а Дмитрий Медведев – внештатным консультантом по юридическим вопросам. Они работали с 1990 по 1996 год в одном и том же департаменте внешней торговли мэрии. Теперь они играли главные роли в государстве.

Первый раунд

В сентябре 2005 г., по истечении половины второго должностного срока  Путина, началась операция «Преемник». Медведев покинул руководство администрации президента, чтобы стать первым заместителем председателя правительства РФ. Сергей Иванов, с 2001 года министр обороны, получил дополнительное задание: он стал вслед за Медведевым вице-премьером по вопросам военно-промышленного комплекса. Новым шефом администрации президента неожиданно был назначен губернатор богатого энергетическими ресурсами тюменского региона Сергей Собянин.

Что касается Иванова, то наблюдатели давно удивлялись, почему Путин в течение всех этих лет так и не назначил его председателем правительства, а, на шесть лет «сослал» в министерство обороны. Иванов также из Санкт-Петербурга, но он никогда не был членом команды Собчака. Может, поэтому ему было труднее вписаться в кремлевскую систему. Дружба с Путиным – это был единственный  его козырь. Однако достаточно ли этого, чтобы стать президентом?

Двухпартийная система

Еще до того, как Путин стал президентом, он симпатизировал двухпартийной системе. Будь в парламенте только некая Единая партия, она – в условиях отсутствия конкуренции – неминуемо привела бы страну к установлению однопартийной диктатуры. Отвечая на вопросы Путин конкретизировал свои представления об этом. Граждане России должны иметь возможность, как граждане другой великой державы, США, выбирать между двумя политическими партиями. Более сильная партия правила бы, вторая образовывала бы «конструктивную оппозицию».

Незадолго до выборов в Думу в 2003 году внезапно, можно сказать, из ничего, была основана новая социал-патриотическая партия «Родина», которая немедленно отняла у коммунистов и националистов сразу несколько миллионов голосов. Во главе с харизматическими политиками Дмитрием Рогозиным и Сергеем Глазьевым «Родина» получила 7% голосов на выборах в парламент, без проблем преодолев 5-типроцентный барьер. Жестоко боровшиеся между собой либеральные партии, напротив, в Думу не попали.

Однако Рогозин и Глазьев стали для Кремля серьезной проблемой.  Достигнутая перед выборами в Думу договоренность между руководителями «Родины» и заместителем руководителя администрации президента Владиславом Сурковым предусматривала, что парламентская роль оппозиции в новом политическом раскладе будет лежать в социально-политической, а не в националистической плоскости. Глазьев первым нарушил соглашение, заявив о себе, как о сопернике Путина на ближайших президентских выборах. Он сразу же впал в немилость.

В конце концов, президентская администрация нажала на тормоз. По приказу Кремля Рогозин в середине срока полномочий законодательного органа был исключен из «Родины».

Но  на проекте второй партии не поставили крест. Роль конструктивной левой оппозиции получила, начиная с 2006 года, также искусственно созданная социал-демократическая партия – «Справедливая Россия». На следующих местных парламентских выборах в некоторых регионах страны «Справедливая Россия» сходу получила второй результат. В 2007 году партия уже была настолько уверена в себе, что предложила коммунистам слияние. Путь объединения маленьких партий с большой мог стать популярным. Барьер для прохождения в парламент лежит теперь на уровне 7%. Цель кремлевских стратегов – побудить маленькие партии к самороспуску и создать в стране двухпартийную систему.

Правящая партия «Единая Россия» нервничала все больше и больше. Перед выборами в Думу в 2007 г. между обеими кремлевскими партиями развернулась бесцеремонная борьба за доступ к ресурсам власти и финансовым ресурсам.

Второй раунд

В начале 2007 г. Путин снова изменил состав кабинета министров, что опять озадачило сторонних наблюдателей. Сергей Иванов был освобожден от должности министра обороны и назначен первым заместителем главы правительства. Тем самым он оказался на том же иерархическом уровне, что и Медведев. Больше не имелось никаких сомнений: Медведев и Иванов должны были через год стать основными кандидатами в наследники Путина.

С сентября 2005 по февраль 2007 года кремлевские наблюдатели считали Медведева фаворитом в гонке за пост президента. Теперь казалось, что Сергей Иванов перехватил лидерство на финишной прямой.

Третий раунд: сценарий «технический президент»

Летом 2007 г., судя по высказываниям Путина, создавалось ощущение, что политический уход дается ему тяжело. Соперничество внутри правящей команды могло перерасти в серьезную борьбу за власть и обернуться дестабилизацией. Вероятно, к этому времени Путин решил, что должен найти какой-то путь, позволявший ему и по истечении срока президентства выступать в роли арбитра. Это позволило бы ему укрепить фундамент его внешней и экономической политики таким образом, чтобы преемственность после его ухода сохранилась.

Сечин на протяжении многих месяцев пытался убедить Путина пойти на третий срок. Поскольку его кремлевский шеф долгое время не хотел об этом и слышать, хитрый секретарь разработал план: Путин должен был уйти в отставку, чтобы затем вернуться! Дело в том, что российская конституция запрещает третий срок подряд, однако допускает возвращение предыдущего президента по истечении срока полномочий следующего президента. Сечину оставалось лишь найти подходящего кандидата для промежуточного периода. Сначала выбор пал на бесцветного Фрадкова. Он превосходно исполнял роль «технического премьера» во время второго срока полномочий Путина. Почему бы не поручить ему теперь и роль «технического президента»?

Однако, в сентябре 2007 г. Путин к всеобщему удивлению поменял премьер-министра Фрадкова на Виктора Зубкова. Зубков лучше подходил на роль возможного будущего «технического президента». Ему было уже 66 лет – практически пенсионер. Только представьте себе такую картину: Путин покидает сцену на пике своей популярности и в хорошей физической форме. На его место заступает старый аппаратчик с ржавой советской биографией! Зубков сразу подвергся бы общественному давлению: он должен уйти, чтобы содействовать возвращению Путина, возможно, путем досрочных выборов.

       Назначение Зубкова премьер-министром преследовало и другую цель. В течение последних лет Зубков возглавлял российский орган финансовой разведки. Он владел досье практически на каждого политика, олигарха, предпринимателя. Он знал состояние личных счетов всех членов руководящей группы в Кремле. Это тайное знание было самым сильным оружием, с помощью которого Зубков мог осуществлять контроль  за государственным аппаратом. Очевидно, Путин пытался объединением высшего финансового надзорного органа со спецслужбами добиться большей стабильности в хрупком устройстве власти во время предстоящих парламентских выборов и выборов президента. Или же он в действительности создавал будущую конструкцию власти для времени после выборов, дающую ему гарантии возможности активного политического влияния.

       Еще до того, как Зубков был официально утвержден парламентом в качестве премьер-министра, в своей первой беседе с прессой он сообщил, что планирует участвовать в наступающих выборах президента. Не беря в расчет мнение Путина Зубков не высказался бы так ни в коем случае. Днем позже Путин впервые назвал общественности фамилию Зубкова в связи с возможным наследованием власти.

Новую структуру власти следовало формировать быстро. Зубковский зять и министр обороны Сердюков одним ударом провел чистку армейской верхушки – чтобы ликвидировать возможных приверженцев его предшественника Иванова из армейского руководства. В любом случае, это был следующий шаг, направленный на защиту. Непопулярный в стране министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов был уволен. Министр экономики Греф, который начал проводить либеральную политику реформ в первый срок правления Путина, также должен был уйти.

Большая игра

Чем ближе финал президентства Путина, тем более непрозрачной становится тактическая подготовка к выборной игре. Внезапно стало казаться, что Кремль готовит к гонке две команды с двумя лидерами. В почетной ложе сидели меценаты. Газпром поддерживал «Единую Россию», в то время как Роснефть, в соответствии с предпочтениями ее председателя наблюдательного совета Сечина, помогала «Справедливой России». Долгое время было неясно, за какую из команд могли бы выступить исполнители главных ролей спектакля.

Медведев за «Единую Россию» и Сергей Иванов за «Справедливую Россию»? Или, все же, новый игрок Зубков?

Финал оказался совершенно неожиданным. Очевидно, силовикам вокруг Сечина все же удалось в последний момент убедить президента остаться у власти. После того, как политическая элита перессорилась, казалось, что равновесие между лагерями уже невозможно, кремлевский шеф должен был изменить тактику. Либо он обязан был разрушить одну из групп, чтобы передать власть другой и таким образом обеспечить постоянство своей системы. Вариант «технический президент» при сильном премьере Путине был заманчив, но опасен. Президент энергетической супердержавы, пусть и временный, не должен быть слишком слабым.

Двойная игра Путина

Москва, 12 сентября 2007 г. Приезд делегации западных экспертов по России на ежегодную встречу Валдайского клуба. В тот момент, когда западные гости беседуют с ультранационалистическим политиком Владимиром Жириновским, внезапно взрывается информационная бомба. Лента новостей сообщает: российское правительство Фрадкова отправлено в отставку. Западные и российские эксперты пытаются превзойти друг друга в проницательности. Наступил ли судьбоносный час? Назначит ли Путин избранного им наследника новым премьером? Напряжение нарастает, когда участники форума отправляются на встречу с Сергеем Ивановым.

Иванов сидит на тот момент еще в правительственном здании. Путин вот-вот мог бы сделать его главой правительства. Но неожиданно новым премьером становится Виктор Зубков. Для Иванова это был шоком. Он запирается в своей комнате и лихорадочно звонит. Спустя 15 минут он  уже спокойно сидит с иностранными экспертами за большим столом и дискутирует. Решение о будущем президенте еще не принято.

Собственно, Иванов с приходом Путина к власти в 2000 году считался его возможным преемником. Иванов играл в последние восемь лет особую политическую роль. Он давал официальные интервью по темам, которые кроме президента никто не имел права комментировать. Путин часто посылал его со щекотливыми дипломатическими миссиями в Вашингтон, Париж или Пекин. Многим россиянам Иванов представлялся клоном Путина. Он носил генеральскую форму, то есть был представителем силового министерства. Кто-то вроде него и должен был в дальнейшем заботиться о стабильности и порядке в России. Заграница также отнеслась бы к Иванову уважительно.

Сергей Иванов родился 31 января 1953 в Ленинграде – за месяц до смерти Сталина. Детство маленького Сергея проходило в период «оттепели», начало которой положил Никита Хрущев. Отец Иванова, Борис, умер рано, и юноша воспитывался матерью. Кира Ивановa работала инженером на военном предприятии. Сергей рос в простых, но не бедных условиях. Дядя Сергея по материнской линии имел доходную работу, он был капитаном на торговом корабле. Он рассказывал Сергею о дальних странах, привозил экзотические подарки. Сергей решил изучать иностранные языки и, став дипломатом, объехать все страны, о которых ему рассказывал дядя. Дядя подарил племяннику первую пару джинсов и доставал пластинки Битлз.

60-е годы сформировали молодого Сергея. Жизнь била ключом. Когда Иванову было 11 лет, Хрущева свергли. Пришел Брежнев, а с ним и конец «оттепели». Нарастало отчаяние. Духовная жизнь и политические споры переместились из центра города в кухни, где все еще можно было тихо дискутировать. Однако многие вольнодумцы уходили в андеграунд, начинали публиковаться в Самиздате или эмигрировали.

Сергей не был диссидентом. В 1970 г. он прошел жесткий отбор при приеме в одно из самых элитных учебных заведений страны – Ленинградский университет. На филологическом факультете он изучал английский и шведский языки, чтобы стать переводчиком. Преподаватели любили честолюбивого студента, не устоявшего перед соблазном отправиться служить в армию и в КГБ. В университете Иванов стал членом комиссии, которая решала, может ли студент поехать за границу. Он сам в 1974 г. поехал в Лондон совершенствовать язык. Это была его первая заграничная поездка. 16 месяцев в Thames Valley University Сергей провел, разумеется, не только за зубрежкой.

В 1975 г. он закончил учебу и поступил на службу в КГБ, который завербовал его годом раньше. Свою первую работу он получил в отделе контрразведки ленинградского КГБ. Несколькими месяцами позже Иванов  перешел в управление кадров Ленинградского отделения службы внешней разведки. Его коллегой  был не менее целеустремленный молодой разведчик, недавно закончивший изучение юриспруденции. Иванов подружился с ним. Коллегу звали Владимиром Путиным.

Следующие карьерные шаги были типичны для офицера спецслужб. В 1977 г. Иванов учится в Высшей школе КГБ в Минске, затем  – в Московской академии внешней разведки и одновременно посещает дипломатическую школу, чтобы приобрести необходимую профессию для будущей маскировки в посольствах. 10 лет Иванов провел за границей. Где? Иванов улыбается: «Спросите западные спецслужбы. Они собрали тонны материала обо мне. Но информация, что меня выслали из Англии, не соответствует действительности. Это был неизвестный мне однофамилец».

В ноябре 1982 г. умер Брежнев. Многолетний шеф КГБ Юрий Андропов стал генеральным  секретарем ЦК КПСС. Однако страдавший болезнью почек Андропов тоже не долго правил. В начале 1984 г. следующий тяжелобольной взобрался на вершину государственной власти – личный секретарь Брежнева Константин Черненко. В период  его правления 31-летний Иванов был послан в качестве агента в Хельсинки.

Как и Путин в Дрездене в то же время, Иванов в качестве агента в Финляндии ни в коем случае не был российским Джеймсом Бондом. И за Финляндией он также не шпионил. Он сам говорит, что его карьера в спецслужбах была похожа на карьеру Путина. Иванов должен был в Хельсинки собирать сведения о Западе. Затем он был послан в Кению.

 Во время краха Советского Союза Иванову было 38 лет, и он занимал  московскую штаб-квартиру службы внешней разведки. Там он оставался почти до конца эпохи Ельцина, за исключением четырех лет, на протяжении которых работал на Западе. Где, он не говорит. Летом 1998 г., когда он жил в штаб-квартире своего ведомства в Москве, ему внезапно позвонили. Иванов услышал хорошо знакомый голос: «Это Путин, начальник ФСБ». Ельцин как раз назначил Путина новым шефом внутренней тайной полиции. Путин хотел забрать своего приятеля к себе на Лубянку, однако Иванов не хотел быть лишь «верным слугой». Путин должен был уверить Иванова, что он нуждается в нем как в незаменимом специалисте.

В ФСБ Иванов сразу получил должность заместителя Путина, звание генерала и сверх этого еще крайне важную должность директора отделения анализа, прогноза и планирования по стратегическим вопросам. Эта позиция давала возможность владеть всей информацией, поступавшей к президенту. Началось внедрение путинских петербургских коллег в окружение Ельцина.

В августе 1999 г. Путин, бывший до тех пор шефом ФСБ и одновременно секретарем Национального Совета безопасности, был назначен на должность премьер-министра. Одновременно Ельцин объявил общественности, что желал бы видеть Путина преемником. Немедленно развернулась борьба вокруг персональных назначений. Путин представил Ельцину кандидатов на оба своих прежних поста глав ФСБ и Национального Совета безопасности. Генералы Николай Патрушев и Сергей Иванов, с подозрением встреченные Ельциным и олигархами, были включены в узкий круг руководства России.

В январе 2000 года  Путин стал преемником Ельцина на посту президента. Иванов не только прикрывал  его как секретарь Национального Совета безопасности, но и снабжал кремлевского шефа анализами и информацией. Путин просил его также уладить некоторые проблемы, к примеру, ограничить политические интриги олигарха Березовского.

В 2001 г. Путин назначил Иванова министром обороны. В течение следующих шести лет он специализировался на модернизации комплекса вооружений и захвате новых глобальных экспортных рынков для российских оружейных технологий. Старый советский комплекс вооружений был восстановлен и снова стал прибыльным.

 1 октября 2007 г. судьба нанесла очередной удар по Иванову. Непосредственно в начале партийного съезда «Единой России» Путин взорвал новую информационную бомбу. Он публично объявил о своей готовности возглавить партийный список «Единой России» на выборах в Думу. Второй ресурс власти для борьбы за пост президента не был выпущен им из рук. Одновременно Путин заявил, что  вполне возможно, после своего ухода с должности президента, он может занять пост премьер-министра. Наконец, Путин сказал, что страной в будущем должны управлять двое. Однако кто мог бы стать партнером Путина в таком случае?

Три пилота в кабине

В начале 2005 г. Кремль был потревожен массовыми протестами пенсионеров. В ходе реформы коммунальных служб, которая была частью правительственной программы модернизации, прежнее бесплатное пользование общественным транспортом было заменено для большой части малообеспеченного населения наличными платежами. Однако преобразования были так плохо подготовлены, что миллионы людей столкнулись с финансовыми трудностями. Дабы избежать общественных беспорядков, государство должно было впервые задействовать стабилизационный фонд, чтобы срочно заткнуть нефтедолларами возникшие социальные дыры.

Россия хотела, в противовес Европе, обойтись в социальной реформе без налоговых поступлений от населения. Кремлевский шеф предоставил решать эту проблему своему начальнику штаба. Дмитрий Медведев стал, во-первых, заместителем главы правительства, а, во-вторых, был назначен дополнительно ответственным за реализацию «национальных проектов» в социальной области. В финансовых средствах Медведев не должен был нуждаться. Одновременно Путин указал общественности, что Медведев может рассматриваться как возможный преемник на посту президента – если он эффективно проявит себя в новой сфере деятельности политически и с точки зрения общественности.

Строитель социального жилья

Дмитрий Медведев родился 14 сентября 1965 г. в Санкт-Петербурге (Ленинграде). Ровно годом раньше Хрущев был смещен Брежневым. Родители Медведева преподавали в Ленинградских институтах. Когда Дмитрию исполнилось 18 лет,  умер Брежнев. Медведеву не было еще и 20-ти, когда к власти пришел и начал перестройку Горбачев. Молодой Медведев сначала мало интересовался политикой, он хотел быть правоведом. В 25 лет он получил ученую степень кандидата наук на юридическом факультете Ленинградского государственного университета. Его диссертация была посвящена смешанным формам государственной и частной собственности на советских предприятиях. После успешного окончания университета Медведев получил должность доцента на юридическом факультете. В это время он познакомился с 38-летним Путиным, который как раз вернулся из Дрездена. Путин стал проректором в университете. В круг его обязанностей  входили международные контакты с иностранными учебными заведениями. В том же 1990 году Путин получил приглашение от мэра Санкт-Петербурга Собчака перейти на работу в муниципалитет. Он незамедлительно взял молодого Медведева в свою группу независимых консультантов.

В 1999 г. он получил вызов в Москву. Путин был назначен премьер-министром и перетаскивал бывших своих сотрудников в Москву. Когда Путин через некоторое время перешел в президентскую администрацию, за ним последовал  и Медведев.  Неожиданно, летом 2000 г., 35- летний Медведев заменил бывшего премьера Виктора Черномырдина на посту председателя наблюдательного совета Газпрома. Через 2 года он был назначен уполномоченным президента в Национальном совете банков, т.е. главным контролером российских государственных банков. В 2003 г. он поднялся до должности шефа президентской администрации, в 2005 г. в качестве первого заместителя премьера стал вторым человеком в правительстве.

Идея Медведева использовать национальные проекты в качестве платформы для предвыборной борьбы была гениальной. Кандидат должен был привлекать людей не дешевым популизмом и не пустыми обещаниями, а конкретными действиями, доказывающими его пригодность для президентской должности. В 1999 г. Кремль выбрал для кандидата в президенты Путина вариант победителя чеченцев в духе Рэмбо. Для отпрыска Санкт-Петербургской профессорской семьи политические технологи разработали более  мирный образ. В глазах приученного к бесплатному социальному обеспечению населения Медведев должен был предстать политиком, пекущемся о  благе простых людей.

Юрист получил шанс успешным проведением социальных реформ быстро наработать авторитет и достичь популярности среди населения. Но для начала он отправился в фитнес-центр. Через несколько недель он сбросил 10 кг. Молодо выглядящий 40-летний мужчина с лицом бюрократа начал в сопровождении консультантов, журналистов и телохранителей путешествовать по российским провинциям и латать социальную сеть. После каждого посещения больницы, университета, детского сада или фермы, по итогам которых еще и предлагались телевизионные отчеты для зарубежья, симпатии к нему росли. Летом Медведев сообщил Путину о первом большом успехе: количество людей, имевших доходы ниже прожиточного минимума, сократилось вдвое –  от 40 до 20 млн. человек.

 В России Медведев мог не опасаться жестких  оппозиционных партий, организаций и профсоюзов. Основным противником была коррумпированная бюрократия, прежде всего на региональном уровне. Медведев должен был найти способы передачифинансовых средств из Москвы непосредственно адресатам, в обход  руководителей регионов. Он предложил 4 национальных проекта по строительству новой современной социальной системы: реформа образования, общественное жилищное строительство, здравоохранение, сельское хозяйство.

Реформа жилищного строительства шла намного труднее. Для развития жилищного строительства и предоставления возможности получения населением жилья были разработаны программы поддержки. Вместо современных роскошных домов, которые в Москве и других крупных городах строились для богатых, должны были появиться дешевые квартиры для среднестатистических жителей. Эти программы поглотили 40% из суммы в 5 млрд долларов США, которые были предусмотрены для национальных проектов в первый год. За два следующих года, 2006 и 2007, в эти программы из стабфонда должны были прийти еще 10 млрд. Медведев смело пообещал, что до 2010 г. одна треть населения будет жить в новых собственных домах или отремонтированных квартирах. Путин хвалил Медведева за то, что строительный сектор в 2007 г. вырос на 32%.

В России медицинское обслуживание считается бесплатным, но в действительности система здравоохранения страдает от коррупции. В 95% случаев обращений к врачу даются взятки. Положение может быть охарактеризовано как катастрофическое. В то время как в Советском Союзе медицинское обеспечение в 60-е годы было сравнимо с уровнем Великобритании, сегодня оно намного хуже. Всюду испытывается недостаток специалистов. В клиниках медицинские должности заняты только на 56%, 30% врачей за последние 5 лет не повышали квалификации, существует хронический недостаток средств диагностики, 50% технологий устарели, в стране отсутствуют медикаменты и вакцины. Средняя продолжительность жизни в течение прошедших лет снизилась, в частности у мужчин – до 57 лет. Медведев обещал деньги, однако, он знал, что мог предлагать только краткосрочные решения.

Наконец, Медведев посвятил себя также находящемуся в плачевном состоянии сектору сельского хозяйства. Теперь Медведев обещал мелким крестьянам и служащим сельскохозяйственных предприятий новые возможности получения кредита и лизинговые схемы.

Первый вице-премьер принимал участие в видеоконференциях, вступал в споры с бюрократами и губернаторами, однако, особого прорыва не произошло. Наконец, Медведев понял, что должен сотрудничать с развивающимся средним классом. Именно молодые люди могут, наконец, освободиться от советского способа мышления. Демографические проблемы стали любимой темой Медведева.

Открытие кредитных линий собственному населению быстро привело к опасной задолженности частных заемщиков. Абсолютно неопытное в получении кредитов российское потребительское общество было в состоянии довести банки, которые сами еще владели небольшими капиталами, до серьезного кризиса. Поэтому  перед Медведевым возник вопрос, как долго могут проходить его социальные реформы. Эксперты предостерегали, что щедрые подарки самое позднее к 2009 г. могут вызывать инфляцию. И Медведев знал, что Россию уже в 2008 г. – после выборов президента – ждет неизбежное повышение цен на отопление и электричество.

Давос и Мюнхен

В начале февраля 2007 г. Медведев появился в качестве почетного гостя на форуме лидеров мировой экономики в Давосе. Он рисовал картину всесторонне открытой России. Национальные проекты могли быть также открыты для иностранных вкладчиков капитала.

Возвратившись в Москву, Медведев столкнулся с неприятной неожиданностью. Его шеф, президент Путин, на конференции по международной безопасности в Мюнхене объявил о новой фазе конфронтации с Западом. После возвращения из Мюнхена Путин назначил Сергея Иванова, соперника Медведева в борьбе за пост президента, также первым заместителем главы правительства. У Медведева и Иванова было теперь одинаковое положение в иерархии и равное исходное положение в финальной гонке.

Иванов получил собственный развернутый национальный проект – превратить Россию из чистого экспортера сырья в индустриальное государство. Медведеву едва удалось скрыть разочарование. Инсайдеры сообщали, что Путин раньше возлагал на него большие надежды по поводу президентства. Президентская администрация немедленно переориентировалась с Медведева на Иванова.В интервью Financial Times Иванов объяснил: «Дмитрий Медведев и я – друзья. Нас хотят столкнуть искусственно. Мы оба смеемся над тем, что пишут в западных газетах о нашем мнимом соревновании».

Сергей Марков, инсайдер из Кремля, так объяснил персональное решение: Путин хочет не определенного наследника, а регулирования своего политического наследия. Он внимательно наблюдает за настроением народа. Если почувствует, что большинство населения предпочитает жесткую политику, ориентированную на порядок, пробьет час Иванова. Если же общественное мнение будет колебаться между либеральными и авторитарными настроениями, Медведев получит еще один совершенно реальный шанс.

P.S. Напоминаем, что редакция AIF.RU берет на рецензии новые книги, а также публикует отрывки из готовящихся к публикациям. Пишите нам: sinelnikov@aif.ru

 

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы