aif.ru counter
4373

«Крах США», часть вторая: гражданская война разделит Америку на три государства

Появившись в конце 1990-х годов, книга шокировала американского читателя. Автор прогнозирует распад США на несколько отдельных государств не позднее 2020 года. Мы публикуем отрывки из книги специально для вас.

Сомневающиеся в способности банд и партизан свергнуть наше правительство укажут на профессиональную полицию и вооруженные силы, их огромные склады тяжелого вооружения и множество военных баз, и сделают вывод, что легковооруженные партизаны и непрофессиональные ополчения не имеют никаких шансов на успех. Этот ход рассуждений хотя и успокаивает, но является просто глупостью. Рассмотрение предполагамых сильных сторон федерального правительства с практической и исторической точки зрения обнажает их фатальную слабость, которая только ускорит его падение. Наши военные базы служат тому примером. Так как базы расположены на якобы дружественной американской территории, то не учитывалась необходимость выдерживать их осаду. Для противостояния осаде требуется выполнение некоторых основополагающих условий:

Во-первых: Базы должны иметь открытые сектора огня по наиболее удаленному периметру обороны, для исключения укрытий и маскировки сил осаждающих. Наши военные базы часто граничат с городами или предместьями, которые обычно примыкают прямо к внешнему периметру баз. Другие базы окружены холмистой и лесистой местностью, которая также обеспечит вполне достаточное укрытие для будущих осаждающих войск.

Во-вторых: Они должны иметь серьезный защитный периметр, состоящий из таких укреплений, как минные поля и укрытия для тяжелого оружия Наши военные базы обычно имеют ограду из сетки и ничего более.

В-третьих: Они должны иметь достаточно личного состава, предпочтительно обученных пехотинцев, для прикрытия обороняемого периметра. Наши базы обычно охраняет горстка охранников.

В-четвертых: Базы должны иметь укрепленные внутренние склады для хранения продовольствия, воды и боеприпасов, в объемах, достаточных, чтобы выдержать длительную осаду.  Они должны быть оборудованы безопасно расположенными внутренними взлетно-посадочными полосами и вертолетными площадками для снабжения по воздуху во время осады. Важнейшие здания управления должны быть укреплены и расположены на некотором расстоянии от наиболее удаленного периметра.

Немногие базы внутри страны отвечают всем этим требованиям (если такие вообще есть); а многие – ни одному. Обычно они зависят от внешних источников продовольствия, воды и электроэнергии, которые будет легко перерезать осаждающим силам. Как правило, их система охраны рассчитана, чтобы остановить не более чем случайного грабителя. Вьетнамские ветераны могут подтвердить контраст между нашими базами огневой поддержки во Вьетнаме, которые были вооружены до зубов, и плохо защищенными внутренними военными базами. Фактически многие из баз будут представлять собой соблазнительные цели для партизан, ищущих легкой добычи в виде тяжелого оружия и беспомощных федеральных военных, которых легко перебить. Поучительно вспомнить, что во время первой гражданской войны, все, кроме трех федеральных военных баз на юге, были быстро захвачены национальным гвардиями штатов или сборными ополчениями, и захваченное тяжелое оружие создало основу новой армии Конфедерации.

Та же самая картина недавно повторилась в Югославии. Меня поместили на одной федеральной военной базе, которая без особого труда была захвачена силами повстанцев. Эта база была небольшим складом снабжения, примерно в полквартала в ширину и три квартала в длину. Единственной ее защитой служила ограда из колючей проволоки и до смешного маленькое минное поле шириной около метра.

База была укомплектована примерно 80 солдатами, главным образом ленивыми новобранцами, многие из которых были одной национальности с жителями деревни, которые тайно планировали захватить эту базу. Военнослужащий федеральной армии – сержант тайно примкнул к сельским жителям и в день нападения отправил многих солдат за пределы базы, в гимназию на футбол, по приказу, которому скучающие новобранцы с удовольствием подчинились. Около двадцати селян, вооруженных самодельными дробовиками, несколькими украденными автоматами АК-47 и снайперскими винтовками заняли холм, с которого просматривалась база, и открыли огонь.

Солдаты ответили огнем из автоматов и гранатометов, но без большого вреда для нападавших, которые рассредоточились и хорошо замаскировались за деревьями. Командир базы, отрезанный от внешней помощи, без запасов продовольствия или воды, сдался нападавшим, которые уступали солдатам по численности и огневой мощи, но превосходили их во всех других отношениях.

Если этот эпизод звучит юмористически, имейте в виду, что такие случаи не являются необычными для настоящих гражданских войн, независимо от того, как воюют по телевизору голливудские Рэмбо.

Это показывает, какое большое значение имеют на гражданской войне сердца и умы воюющих. А как эти крестьяне получили военные знания, чтобы захватить военную базу, обороняемую профессионалами? Конечно, в югославской армии. Большинство из них служили в армии, и их возглавлял бывший офицер югославской армии. Эта картина много раз повторится и на нашей следующей гражданской войне.

Во время нашей гражданской войны II федеральные военные базы также будут осаждаться этническими ополчениями, а многие из обороняющихся федералов будут той же этнической принадлежности, что и атакующие. Во многих случаях обороняющиеся примкнут к нападающим, будут снабжать их информацией, дезертировать с оружием, и даже повернут оружие против своих товарищей и офицеров. Вьетнамские ветераны также знакомы с этой проблемой, которая привела к падению многих южно вьетнамских баз огневой поддержки.

ПОРОЧНАЯ ПРИРОДА

ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ II

На что в действительности будет походить гражданская война II? Вспомним, как обычно развиваются войны. Во-первых, обычно, чем больше воюющие стороны различаются по расе, национальности, религии, языку и культуре, тем более грязно ведется война.

В агрессивных войнах США против индейцев участвовали стороны, которые в корне различались, и результатом были жуткие пытки и геноцид. С другой стороны, наша первая гражданская война, будучи очень жестокой, была одной из наименее грязных войн именно из-за отсутствия перечисленных различий.

Гражданская война II явно будет больше походить на войны с индейцами, чем на первую гражданскую войну, потому что войны, в которых сражаются различающиеся армии, неизбежно ведут к эксцессам. Во время первой гражданской войны пытки пленных и надругательства над убитыми были редкими. В войнах с индейцами, а затем во Вьетнаме, на другой войне различающихся армий, такие методы использовались бойцами обеих сторон, иногда даже для развлечения.

Гражданская война II выродится в умышленную и систематическую массовую резню, потому что ряд других причин также добавят ей ожесточенности. В отличие от гражданской войны I, но, как и во время войн против индейцев, одна из целей будет состоять в том, чтобы выгнать противника с земли, на которой он живет, что обязательно приведет к фанатичному сопротивлению, и потребует мер, достаточных для достижения этой цели.

Присутствие мирных жителей в районах боевых действий, конечно, усилит ярость гражданской войны II.

Многие будут убиты случайно или сознательно, что приведет к мести, которая в свою очередь вызовет карательные контрмеры. Во время гражданской войны I, ряд самых грязных военных действий произошел в пограничных штатах со смешанным населением, где появились банды нерегулярных войск вроде рейдеров Куантрилла.

На гражданской войне I почти все воюющие были военнослужащими регулярных вооруженных сил.

Во время гражданской войны II многие мирные жители, включая женщин и детей, будут сражаться как партизаны, что приведет к их массовому уничтожению на том основании, что они – воюющие стороны, или, по крайней мере, военный потенциал, точно так же, как это случилось в Ми Лай во Вьетнаме В ходе гражданской войны II, как в Югославии, многие присоединятся к воюющим сторонам специально, чтобы отомстить за убийство своих близких. Можете сами вообразить судьбу военнопленных в руках таких воинов.

Меня однажды спросили, применялись ли Женевские конвенции к пленным, которых моя парашютная часть захватила во Вьетнаме. Я ответил, что обычно применялось правило 556, и подчеркнул, что 556, – это калибр штурмовой винтовки M16. Обычно правило «применялось» в голову. Такой была война в рок-н-ролльной скотобойне, и такой она будет, когда гражданская война II сметет имперскую Америку.

Служившие в регулярных военных подразделениях имеют неправильное представление о том, что непрофессионалы уступают регулярным соединениям. Это неверное представление разделяется широкой публикой и СМИ, которые постоянно используют в отношении партизан такие слова, как недисциплинированный сброд. Блеск парадов не следует путать с умением воевать. Партизаны, ополчения и даже банды могут нанести поражение регулярным армиям и добиваются этого, когда условия подходящие, как это часто происходило во время нашей собственной революции против Британской империи

Регулярные военные подразделения нацелены на открытую борьбу с другими регулярными военными организациями, а не с партизанами (или с регулярными войсками, использующими партизанскую тактику), как подтверждает наша победа в операции «Буря в пустыне», и наше поражение во вьетнамской войне. Наши вооруженные силы имеют множество крупных войсковых соединений, оснащенных тяжелым оружием, но очень мало небольших частей специального назначения, которые в бою на голову превосходят партизан.

Такая неверная ориентация наших вооруженных сил сохраняется так же, как это происходило всю войну во Вьетнаме, даже когда стало совершенно ясно, что это путь к заведомому поражению. Для этого есть причины. Наши вооруженные силы – добровольные пленники нашей оборонной промышленности. Как пели Кантри Джо и Фиш на фестивале в Вудстоке: «Можно сделать кучу денег, поставляя армии «орудия торговли».

И понятно, что эти деньги находятся в капиталоемких, стоящих немалых денег изделиях вроде бомбардировщиков «Стелс», авианосцев, атомных подлодок, ракет «Пэтриот» и устройств для «звездных войн», от которых нет никакой или мало пользы для борьбы с партизанами.

Будем справедливы: эти изделия нужны для противодействия потенциальным внешним угрозам, например, со стороны Ирака и России, но есть более глубокие причины продолжения закачки наших военные ресурсов в эти дорогостоящие изделия в объеме, совершенно несоразмерном фактической потребности в них. Во-первых, многие в нашей высшей военной верхушке просто-напросто коррумпированы. После отставки они прямиком направляются в платные консультанты военных подрядчиков в форме узаконенного взяточничества.

Во-вторых, чем будут заниматься без огромных соединений войск, которыми можно командовать, наши слишком многочисленные толстые и престарелые генералы? Генерал Шварцкопф и его штаб были просто техническими управляющими, необходимыми для проведения операции «Буря в пустыне», но такие личности обычно более чем бесполезны в действиях разрозненных подразделений, которые характеризуют партизанскую войну, где требуются активные и независимые воюющие лидеры, а не управляющие.

Очевидно, что федеральные вооруженные силы встретят ГВ II с неподходящей организацией и оружием. Когда ваше единственное орудие – это кувалда, все начинают спешно искать, что расколотить. С другой стороны, партизаны и ополченцы, наверняка будут иметь более гибкую и децентрализованную структуру, близкую к хаосу. Афганские группы сопротивления, например, никогда не объединялись против русских, но добились победы.

Вожди партизан действительно поведут свои войска в бой, а те, кто выживет, в отличие от профессиональных офицеров, смогут использовать полученные уроки в будущих боевых действиях. Офицеры повстанцев достигнут своего положения благодаря успехам в настоящих сражениях, а не благодаря своей способности не спать на штабных совещаниях или выполнению новых расовых квот.

Солдаты-повстанцы будут добровольцами, которых не станет мучить мысль, что их жизни бессмысленно погубят, как в операциях американских регулярных войск во Вьетнаме, что в целом повысит эффективность действий мятежников. С другой стороны, федеральные военнослужащие будут все больше и больше превращаться в политизированных офицеров и новобранцев, имеющих массу возможностей дезертировать или по-другому уклониться от выполнения своего долга.

Федеральные вооруженные силы попадут в ловушку выбора. Если использовать добровольцев, то личного состава будет недостаточно. Если проводить призыв, то их просто захлестнут орды озлобленных уклонистов, как это было во Вьетнаме.

Если войска прибегнут к тяжелому оружию массового поражения, то будут убивать мирных жителей и пополнять ряды мятежников убежденными фанатиками, опять-таки, как во Вьетнаме. Если они не применят тяжелое оружие, то откажутся от одного из своих немногих военных преимуществ и таким образом увеличат потери федералов, а моральный дух федеральных войск будет подорван. Если федеральные войска будут сконцентрированы на больших легко обороняемых опорных базах, то большие районы перейдут под контроль мятежников, как мы, американцы, сделали это во Вьетнаме. Если федеральное правительство распылит свои силы, то они станут уязвимы для атак сконцентрировавшихся мятежников.

Если федеральное правительство сохранит свои воинские части интегрированными (смешанными в расовом отношении), то получат перестрелки в собственных рядах. Если же они используют расово разделенные части, то будут вынуждены признать, что дело, за которое они сражаются – обман.

Динамика борьбы с партизанским движением

Классическими политическими средствами покончить с любым партизанским восстанием являются «поглощение», «включение», «ассимиляция» базы поддержки мятежников, то есть проведение реформ, расширяющих права и экономические возможности восставших, по крайней мере, в той степени, чтобы они прекратили поддержку партизан, которых потом разбивают по частям, выслеживая одну банду за другой.

Когда вариант включения не предлагается или отвергается, то обычно остается единственное классическое военное средство – геноцид восставших, или, по крайней мере, достаточного их числа, чтобы оставшиеся в живых подчинились из страха.

В нашей войне за независимость, высокомерные правители Британской империи отказались принять в свои ряды американских колонистов, но решимости провести кампанию геноцида им не хватило. Они совершили классическую ошибку, считая, что профессиональные солдаты легко нанесут поражение так называемым разношерстным ополченцам и легковооруженным партизанам. Английским солдатам пришлось «играть в прятки» в глуши, совсем как нам, американцам, во Вьетнаме.

Мы, американцы, не сделали такой ошибки с индейцами, которые, возможно, в любом случае не были бы приняты в наше общество из-за огромных культурных различий. Индейцы никогда не были побеждены в военном смысле. Их этнически чистили до тех пор, пока они полностью не прекратили всю вооруженную борьбу.

Во время гражданской войны I конфедераты признали военное поражение своей регулярной армии только потому, что были уверены в своем участии в обществе и корректном обращении с ними. Если бы это было не так, то они продолжили бы воевать как партизаны.

Жестокая правда состоит в том, что национальные революции можно подавить только с помощью этнических чисток или тому подобной резни, и именно так было разгромлено большинство таких восстаний. Такой же исторический факт и то, что чем больше различаются представления двух сторон друг о друге, тем чаще они прибегают к геноциду. Что касается включения: ГВ II начнется именно потому, что вариант включения будет презрительно отвергнут как «культурный геноцид», но именно по этой причине будут проводиться этнические чистки.

Крах экономики

Так как недемократические и многонациональные империи всегда неустойчивы, то внутренние или внешние войны в них часто начинаются, когда возникает какой-нибудь дополнительный источник неустойчивости.

Определенно, в случае Мексики и, видимо, Америки, это будет экономический шок.

Если или, скорее, когда в Америке начнется жестокий экономический спад масштаба Великой депрессии 1930-х годов, верхушка может сделать ошибку, обрезав различные социальные пособия и пособия по безработице, чтобы сохранить собственный роскошный образ жизни. Этот трагический просчет вполне может вызвать беспорядки во всех крупных городах, которые будет невозможно остановить, пока не разразится всеобщая межрасовая война по всей Америке. Сколько людей погибнет во время ГВ II? В 1860 г. население Соединенных Штатов составляло чуть больше 31 миллиона человек. Общие боевые потери армий Союза и Конфедерации во время первой гражданской войны составили около 215 тысяч человек . Бюро переписей США прогнозирует, что население страны в 2050 г. составит 393 млн. чел. Исходя из этих цифр, получаем 2,678 млн. человек убитыми во время ГВ II. Эта цифра должна считаться исходным минимумом, потому что в первую гражданскую войну потери в значительной степени относились к военным. К несчастью, в нашей следующей гражданской войне такого не произойдет.

ГВ II в Америке приведет к суперкризису, который погрузит весь земной шар в экономический хаос, что еще больше углубит крах экономики здесь, в США. В результате вполне может начаться массовый голод.

В ходе предыдущих войн в Северной Америке получение продовольствия было несложной технологией, и оно производилось на местах. Большая часть пищевых продуктов производилась вблизи мест, где они и потреблялись, и в каждой местности было много людей, которые знали, как выращивать продовольствие. Производство, обработка и распределение продовольствия не очень зависели от внешних районов. Но даже в этих условиях, в ходе нашей первой гражданской войны большие районы Юга оказались на пороге массового голода.

Сегодня наша система производства пищевых продуктов в Северной Америке – сложна, специализирована и распределена. Электричество для наших ферм обычно генерируется за много миль от этих ферм. Топливо и запасные части для сельскохозяйственных машин точно также выпускаются на больших расстояниях от ферм, часто за границей.

Все необходимые изделия, которые должны поступать на наши фермы, как правило, производятся на больших расстояниях от ферм. Все они свозятся на наши фермы, которые сами рассеяны по всей Америке. И произведенное продовольствие снова увозится с ферм во всех направлениях на перерабатывающие центры, а готовые пищевые продукты вновь везут во всех направлениях на большие расстояния к потребителям. Все эти высокоспециализированные составляющие – высокая технология и распределенная национальная и глобальная сети – настолько же полностью зависят друг от друга, насколько они рассеяны. Сегодня для общин примерно также невозможно получить собственное продовольствие на месте, как сделать собственный шаттл из местных компонентов.

Разрушения во время ГВ II помешают поступлению удобрений, семян, запасных частей, топлива и электричества на наши фермы. Производство продовольствия резко упадет, а распределение небольшого количества произведенного продовольствия точно также будет трудно, а часто и невозможно наладить. Конечно, продовольствие будет использоваться как оружие, и его поставки отрежут от некоторых районов вроде осажденных городов.

В зависимости от размаха и продолжительности ГВ II десятки миллионов могут погибнуть от массового голода, невиданного с начала времен. И миллионы умрут от болезней, потому что из-за недостатка продовольствия иммунная система ослабнет. Первыми умрут старики и дети. Солдаты, как самая ценная и наиболее хорошо вооруженная часть населения, пострадают меньше всех.

В наихудшем случае организованная власть полностью исчезнет, и война выродится в то, что немцы называют Bandenkrieg. Bandenkrieg означает войну между бандами, которую не нужно путать с организованной партизанской войной. Во время Bandenkrieg независимые бродячие шайки воюют друг с другом за продовольствие, награбленное, выпивку, женщин и просто выживание, как в футуристических австралийских фильмах вроде «Безумный Макс».

Bandenkrieg – вовсе не галлюцинация австралийцев с новозеландцами. Bandenkrieg – это форма анархии, разрушающей общество, которая уничтожила большую часть Африки, включая Руанду, Сомали и Либерию, где во время Bandenkrieg приносили человеческие жертвы и происходили ритуальные убийства . Некоторые дети в Руанде дошли до того, что выковыривали непереваренные зерна из человеческих экскрементов, чтобы поесть. Мексиканские революции часто проходили стадию Bandenkrieg. Bandenkrieg также свирепствовала с 1618 г. по 1648 г. во время Тридцатилетней войны, которая истребила большую часть Германии. Bandenkrieg вполне может начаться и во время ГВ II.

Фронт

Наиболее вероятно, что США распадутся на три новых государства по этническому признаку – испаноговорящий Юго-запад, черный Юг и белый Север. Жизнь в пограничных областях будет нескучной. После начальных хаотических сражений возникнет ситуация, напоминающая Первую мировую войну. Наиболее вероятно, что линия фронта разделит все прежние США с востока на запад, отделив белую Америку от испаноговорящего Юго-запада и черного Юга. Также вероятно, что с севера на юг пройдет фронт, отделяющий латиносов от чернокожих.

То, что следует дальше, описывает одну из возможных разновидностей фронта. Многие факторы, вроде имеющихся артиллерийских установок, подвоза боеприпасов и массы других политических, военных и экономических факторов, почти наверняка сделают фактический фронт менее разрушительным, чем гипотетический фронт, описываемый ниже.

Однако имейте в виду, что в некоторых местах и в течение ограниченного времени настоящий фронт будет напоминать этот наихудший фронт. Реально, в некоторых случаях все, вероятно, будет намного хуже. Нет никаких технических причин, почему этого не может быть.

Фронт будет иметь две главных особенности. Во-первых, это наличие ничейной земли, брошенного пространства между самыми передними траншеями и блиндажами противников так же, как и во время Первой мировой войны. Во-вторых, активная военная зона с обеих сторон ничейной земли будет простираться от линии фронта в тыл насколько достанет артиллерия противника.

Ничейная земля будет изменяться в глубину согласно обстоятельствам. На ровной, безлесной земле вроде пустыни ее глубина будет шире, примерно 8 км, на дальность действительного огня легких минометов. Когда фронт проходит по городу, ничейная земля, как правило, самая узкая, чаще не более 100 метров. В ходе Сталинградской битвы ничейная земля в некоторых случаях сжималась до толщины стены. В некоторых зданиях, за которые шли бои, немецких и русских солдат разделяли только внутренние стены.

Я полагаю, что автоматические пушки окажут воздействие на размер ничейной земли, подобно пулеметам во время Первой мировой войны, а минометы также будут иметь большое влияние на размеры ничейной земли в будущем.

Эффективная боевая дальность огня 20-мм пушки – не больше 1,6 км, а минометов 8 км. Поэтому примем глубину будущей ничейной земли равной 1,6-8 км. В настоящее время, стоящая на вооружении артиллерия самого крупного калибра имеет дальность огня примерно 30 км, что и определяет ширину зоны боевых действий между сторонами фронта. Поэтому, умножив 30 км на 2 зоны боевых действий, получим 60 км. (Я опускаю глубину ничейной земли для упрощения вычислений.)

Общая длина этого фронта составит примерно 5 тысяч км с востока на запад современных Соединенных Штатов. Фактически линия фронта будет больше, если учесть все ее изгибы и повороты, плюс длину фронта, который пройдет с севера на юг и отделит черный Юг от испаноговорящего Юго-запада, а также фронты, окружающие осажденные города и анклавы.

Однако в наших целях будем использовать консервативную величину в 5 тыс. км. Ширина 60 км умноженная на общую длину 5 000 км дает общую площадь 114 000 квадратных миль. Если умножить эту цифру на среднюю плотность населения современных континентальных Соединенных Штатов, то есть 86 человек в квадратную милю, получим примерное число людей, которые будут жить, но недолго, на этом будущем артиллерийском полигоне, то есть 9 834 699 человек .

Целью этих вычислений является прикидка воздействия этого огромного артиллерийского полигона – фронта, который разрежет США. Все люди, живущие во фронтовой зоне, будут перемещены – перемещены, потому что они будут подвергаться периодическим артобстрелам. Чтобы придать человеческое лицо этим цифрам, представьте, что этот артиллерийский полигон имеет ту же площадь и население как штаты Кентукки, Луизиана и Западная Виргиния, вместе взятые.

Теперь оцените экономическое воздействие, которое будет иметь появление этого фронта. Ясно, что если бы сегодня вышеупомянутые три штата были бы превращены в артиллерийские полигоны, это привело бы США к серьезному кризису. Примерно 10 миллионов человек будут изгнаны и превратятся в беженцев, а вся продукция заводов и ферм этих штатов будет потеряна – они будут просто уничтожены или полностью встанут, так как не будет никаких рабочих, чтобы работать на них.

Теперь учтите, что все железные дороги, высоковольтные линии передач, шоссе, и различные трубопроводы, пересекающие фронт, будут перерезаны. Расходы на эксплуатацию и транспортные расходы для всех видов коммерческой деятельности взлетят до небес.

Фронт будет представлять из себя апокалиптическую картину из разрушенных зданий, сожженных домов, взорванных мостов и оборванных линий передач. Все зарастет сорняками. Прежде любимые собаки, брошенные и одичавшие, а многие из них бешеные, будут бродить стаями. Облака комаров будут размножаться в многочисленных воронках от снарядов. Обглоданные человеческие кости, прикрытые обрывками ткани, будут видны там и сям. В этих местах будут братские могилы без надписей, которые быстро забудут, как и солдат, лежащих в них.

Благодарим издательство «Книжный мир»за предоставленные отрывки из книги «Крах США»

Читайте также:

«Крах США», часть первая: Америку погубят национальные конфликты

«Крах США», часть третья: как подготовиться к апокалипсису

Оставить комментарий (16)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы