196

«Латыши находятся на грани вымирания»

- Почему вы решили снять кино на тему «оккупации» Прибалтики? Как шла работа над фильмом?

Валерий Шеховцов:

- Это не первая наша работа с Борисом и не первая работа на тему попыток искажения истории. Мы раньше сняли фильм «Нацизм по-прибалтийски». Сняв этот фильм, мы повлияли на то, что официальные власти Риги стали снижать статус этих шествий. Картина имела огромный резонанс, была встречена некоторыми с пониманием и солидарностью, потому что частично она была посвящена попытке сделать из преступников героев.

До выхода фильма это было общенациональное официальное событие, после скандалов вокруг фильма многие чиновники стали дистанцироваться от этих шествий. Сделав фильм, мы обнаружили, что это не просто эпизод, это некое начало диалога по нашей совместной истории, о тех годах, которые мы провели вместе, когда прибалтийское общество было разделено на тех, кто воевал на стороне Красной армии и фашисткой Германии. Мы прекрасно понимали, что наше совместное пребывание войнами не заканчивается, это был долгий 50-летний период.

Борис Чертков:

-  Для нас это не реплика, смотивированная желанием напомнить, что прибалтийские лидеры в основном однобоко смотрят на исторический процессы, которые происходили 50-60 лет назад, это скорее  высказывание в ответ. Мы не являлись зачинщиками скандала, наоборот, в некотором роде отвечаем. То, что они творили и продолжают творить в отношении наших ветеранов, не могло нас оставить равнодушными. Поэтому появился «Нацизм по-прибалтийски», чтобы показать, что 60 лет прошло, но ничего не забыто и никто не забыт. Важно, что мы драматургически подразделяли первый фильм в качество жесткого ответа, а второй – как продолжение развития темы.

Сначала мы вам рассказали, что такое коллаборационизм в исполнении прибалтийских народов и какие формы мегаизвращенные он принимал. А теперь мы расскажем о том, что такое сегодняшняя Прибалтика в формате независимых государств, какие выводы они сделали из фашисткой оккупации, как расценивают свое бытие в составе СССР и как они себя ощущают сегодня.

Это достаточно бесстрастное повествование о том, что было и что стало. Говорить, что мы в этом смысле как-то ангажированы, некорректно просто в силу предоставленных фактов.

По поводу резонанса, который вызван фильмом - они уж слишком рьяно взялись нас критиковать. Фильм достаточно нейтральный, по сравнению даже с нашим первым фильмом. Тут копья ломать повод, конечно, есть, но не для таких страстей. Теперь для меня, кстати, закрыты границы Прибалтики.

- Как же вы теперь живете?

- Я живу с этим неплохо, все шенгенское пространство для меня открыто.

 Валерий Шеховцов:

- Понятно, почему отказали Борису в визе. Мелкая мстительность обнаруживается местами по отношению к нашим журналистам. Происходило это на фоне заявления министра иностранных дел, который посоветовал гражданам быть поосторожнее в общении с российскими журналистами. Начали озвучиваться заявления со стороны героев нашего фильма, все начали каяться, вроде они нам ничего не говорили, или мы переврали и нарезали и так далее. Причем из них кто-то высекал себя совсем жестоко, кто-то вполне корректно признался, что говорили это.

На самом деле мы с официальным заявлением выступили на нашем сайте, что мы понимаем, что люди подверглись некоторому давлению, на пресс-конференции депутат Госдумы В. Мединский сказал: эта все равно что в России министр иностранных дел Лавров выступил с заявлением, что, мол, Пугачева, Кобзон и Третьяк, будьте поосторожнее в общении с западными журналистами. 

Две причины привилегированного положения прибалтийских республик в составе СССР 

- Почему слово оккупация в названии фильма в кавычках?

Валерий  Шеховцов: 

- Здесь некая игра, связанная с желанием привлечь внимание к фильму. Говоря об оккупации, предполагается, что тот, кто оккупировал, выкачивает ресурсы, душит местную культуру людей, никак не поддерживает. На самом деле мы рассмотрели историю «оккупации» 50-летнего периода, выяснили точки зрения экспертов, научной точкой зрения, вполне пришли к этому названию, именно в кавычках. Выбрали его из ряда других вариантов. Считаю название достаточно удачным.

- Зачем Советский Союз вкладывал огромные деньги в Прибалтику?

Борис  Чертков:

- Есть две причины привилегированного положения прибалтийских республик в составе СССР. Мне сложно судить, я человек из другой эпохи,  опираюсь на мнение людей, которым доверяю. Герои фильма нам сказали: одна из причин кроется в психологии социалиста и коммуниста. Ибо они изначально по психологии – западники. Как ни крути, с точки зрения геополитического расположения прибалтийские республики в большей степени относятся к западной цивилизации, чем Молдавия и так далее. Конечно, определенный пиетет в силу просто марксистко-ленинской теории по отношении к приближенным к Западу народам присутствовал.

Вторая причина – они играли в то, что существует обложка СССР, которая во всех смыслах ничуть не уступает по статусу и формату жизни государствам с принципиально другой политической структурой.

Другой вопрос, что это было совершенно минусово с точки зрения экономики, просто в трубу вкладывание средств для поддержания «потемкинских деревень». Эти государства стопроцентно дотационные, просто для того чтобы создавать видимость. На мой взгляд, это была странная советская тенденция, дорогая игрушка.

Валерий Шеховцов:

- Российская империя, не только СССР, отличалась тем, что не выкачивала ресурсы из своих окраин. Если брать просто по аналогии, та же Английская империя выкачивала ресурсы из своих колоний. Россия и СССР поднимали и строили экономику в советских республиках.

Есть очевидные претензии к самой системе хозяйствования, тем не менее Прибалтика действительно была на особом счету, я это помню. По факту, о чем и говорит фильм, туда вкладывалось огромное количество средств, строились дороги, заводы и так далее. Мы работали с цифрами, с соотношением построенных дорог, инвестиций, они выше, чем в других республиках. Такие простые факты вызвали странную реакцию, они расходятся с официальным мнением, которое пытаются прожимать нынешние власти.

По опыту фильма я пытался понять, почему такая болезненная реакция. Я вдруг понял, что самый главный момент – люди настраиваются и как будто себя гипнотизируют, себе оказывают какую-то позицию. Например, СССР - плохо, а что за Германию воевали – ну что ж, главное – против СССР. 50 лет «оккупации». Пришли «оккупанты», понастроили тут фабрик, больниц и школ. Люди как будто сами себя убеждают. И совершенно спокойный вопрос: а так ли это? - вдруг вызывает болезненную нервную реакцию. 

Они кровно заинтересованы ненавидеть русских 

- Чем вы разозлили прибалтийские власти?

Борис Чертков:

- Ситуация открытия болезненных мест выявляет огромное количество провалов в руководстве страны сегодня. Ибо какие-то никому не нужные РАФы, ВЭФы и прочие монстры советского производства, какие бы они ни были бессмысленные, ориентированные только на внутренних рынок (хотя это спорно), но количество рабочих мест они обеспечивали.

Сегодня у всех трех стран существует тотальная демографическая проблема, потому что все мужское половое активное население, которое способно развивать нацию, уехало на заработки в Европу. Это приобрело катастрофические размеры. Латыши находятся на грани вымирания, мужчин просто не осталось, их не хватает для поддержания развития народа. Это связано с тем, что просто нечего есть. А если человек уезжает в Европу, пусть он получает там в 10 раз меньше местных, но в 10 раз больше, чем дома. И мотива для возвращения у них нет.

Это потеря не на время, а навсегда. По сути производства местного они не имеют, рабочих мест нет, люди с паспортами Евросоюза свалили, остались русские, которые не имеют права выезда. Они и будут поддерживать нацию. Кто ж так планирует развитие своего народа?

Валерий Шеховцов:

- Фильм посвящен не только 50 годам пребывания в составе СССР. Так совпало, что он выходил накануне пятилетия юбилея вступления стран Балтии в Евросоюз. Так получилось, что мы должны были рассмотреть итоги этого. Мы – без Бориса - ездили на пресс-конференцию.

Мы доехали до Риги, провели пресс-показ, это был какой-то центр международной торговли. Собралось огромное количество людей, зал забит, стояли в проходе. Там присутствовали депутаты, Татьяна Жданова, депутат Европарламента, много заметных местных политиков, которые находятся в конструктивном диалоге с обществом своим, в том числе с русскоязычными гражданами и негражданами.

Вечером мы пошли прогуляться по Риге, хотелось снова проникнуться той романтикой из юности. Мы обнаружили, что центр города полупустой. При СССР сложно было даже столик в кафе найти. Сейчас через одно кафе закрыты. Это был вполне нормальный вечер, маленькие, редкие группки туристов мелькали мимо кафешки, полупустой город.

Спрашивали местных журналистов, в чем дело, действительно, большая часть активного населения, которые вечером могли встречаться, – все эти люди на заработках в Европе. Причем это печально, потому что достойная талантливая нация, вполне уважаемая, но людям даже с высшим образованием приходится работать просто хорошо, если официантом, а как бы не мусор подбирать.

Это трагедия, причем трагедия, простыми людьми не заслуженная. Это не очень правильная политика, не очень правильное выстраивание стратегии нации. Строить свою идентичность на противостоянии России не просто ошибочно, а даже глупо. Преимущество находиться рядом с таким рынком, как Россия, – неиспользованное преимущество, наоборот, нагнетается та самая волна настроений в отношениях с Россией, недружественных жестов, действий, потому что реально сложно относиться дружески к тем политическим силам, которые устраивают те же самые шествия легионеров или сабантуйчики, как недавно  в Эстонии, когда официальные лица присутствовали на встрече ветеранов СС и их последователей.

Борис Чертков:

- Большую роль в сегодняшней политике Прибалтики играет именно происхождение политиков. Всего бы этого не было, если бы во главе этих государств не оказались потомки нацистов, а это практически во всех трех странах в порядке вещей. Поэтому там вопрос о политической выгоде и здоровье нации не стоит, потому что эти люди лично заинтересованы. Они кровно заинтересованы ненавидеть русских. И они навязывают свою личную точку зрения всему народу. 

Наши старики рефлексируют по поводу того, что они «оккупанты и гады»

- Кто ваш зритель? Для кого вы сделали этот фильм? Ведь тема Прибалтики далека от наших насущных проблем и интересов.

Борис Чертков:

- Я ориентировался на человека достаточно молодого, по крайней мере, который не застал Советского Союза. Мне 35 лет, я еще учился при советской власти. Кому 20, он этого не имел в школе. В основном это поколение меня интересовало, чтобы просто им рассказать, что ВОВ выиграли не американцы, и туда же – что мы сделали для своих в прошлом младших братьев.

Когда постоянно слышишь, что Россия как наследник СССР – империя зла, начинаешь привыкать, и возникает депрессия. Вот чтобы ее не было, надо чуть-чуть хотя бы приоткрыть правду.

И для людей значительно более старшего поколения, чтобы поддержать их возмущение, успокоить их, что они в этом не одиноки. Это делается и против многих отечественных политиков, которые подхватывают эту самоуничижительную тенденцию.

Очень многие старики, которые принимали участие в социалистических стройках, сильно рефлексируют по поводу того, что они «оккупанты и гады». А они выдающиеся люди. Что касается того, интересна ли Прибалтика, мне она интересна. Чем дольше живу на свете, тем более становлюсь политизирован, мне интересно все, что касается моей страны. А это ее касается.

- В фильме очень много интервью и мало авторского текста. Почему?

Борис Чертков:

- Неслучайно это все, именно потому, что мы шли по пути наименьшей тенденциозности. Закадровый текст – это основное оружие авторского отношения, когда он хочет навязать свое мнение. Я изо всех сил старался этого избежать. Именно в этом смысле мы шли просто от монтажа высказываний реальных участников или аналитиков этих событий. Это все не мое, я просто предлагаю эту точку зрения – эти герои говорят, что было так, а эти – иначе. Документальное кино. Я составил только порядок реплик, по словам я никого не монтировал. Там есть перепалки даже, но они умышленные. Многим героям  задавал один и тот же вопрос. И я привожу противоположные точки зрения.

- Раймонд Паулс не приехал на день рождение Пугачевой именно из-за этого фильма. Это правда?

Борис Чертков:

- От Паулса можно что угодно ожидать, человек неадекватных реакций. Поэтому я не знаю. Думаю, все-таки не в нас дело. В фильме он ничего особенного не сказал, кроме того, что в СССР было прекрасное музыкальное образование. Видимо, он слишком осмелел, что такие вещи говорит, вероятно, ему за это серьезно попало, и он срочно сказал, что никакого интервью не давал, мы поймали его в коридоре сейма и на ходу что-то спрашивали. Я мог только руками развести.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ АВТОРОВ ФИЛЬМА

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы