aif.ru counter
2163

Блеск и нищета глубинки. Смогут ли малые города стать центрами притяжения?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Победит ли в США «расизм наоборот»? 05/08/2020
Мышкин.
Мышкин. © / Shutterstock.com

Закрытые границы, опасения подцепить заразу, похудевшие кошельки заставили нас повнимательнее присмотреться к собственной стране. И с приятным удивлением обнаружить: здесь есть масса интересных мест. Вот только их красоту бывает сложно разглядеть за бурьяном и развалинами.

Касимов: в историю – через бурьян

Касимов – город в Рязанской обл. на берегу Оки. Это один из старейших российских городов – основан 870 лет назад, практически одновременно с Москвой. И расположен он исключительно удачно – на перепутье. Через Касимов пролегали дороги в Москву, Нижний Новгород, Владимир и Рязань.

В 1452 г. московский князь Василий пожаловал Низовой Городец (так он тогда назывался) татарскому царевичу Касиму, основателю ханства, существовавшего здесь 200 лет. На престоле тут сиживал Саин-Булат, больше известный как Симеон Бекбулатович, которого в 1575 г. Иван Грозный на 11 месяцев назначил «царём всея Руси». Здесь в 1772 г. Пётр I пожаловал своему шуту Ивану Балакиреву титул «хан Касимовский». Здесь в 1812 г. были развёрнуты госпитали для 30 тыс. раненых в сражениях с французами. Много всего видел этот город.

Касимов.
Касимов. Фото: Commons.wikimedia.org

Сегодня тут насчитывается 30 тыс. жителей, в основном русские, но немало и татар. Туристам охотно показывают памятники, напоминающие о его истории. Главные из них – ханская мечеть, минарет и два мавзолея, в которых хоронили правителей. В 1938 г. в мечети открыли краеведческий музей, и лишь в 2013 г. татарской общине удалось вернуть её обратно. Вот только обойти святыню по кругу сегодня сможет не каждый – сложно продраться через бурьян.

В самом центре города в сквере за Соборной площадью чудом сохранился диковинный по нынешним временам мемориал – «Погибшим за установление в городе советской власти». Обелиск с цитатами того времени («Положившим жизнь свою за благо трудящихся масс», «Борцам за великие идеалы человечества – коммунизм» и проч.) и парой десятков могил неподалёку был открыт в 1924 г. Судя по датам на могилах, власть Советов здесь устанавливалась не без проблем. А потом сюда, похоже, «подхоранивали» погибших при раскулачивании в 1931–1932 гг.

На Советской (центральной улице города, кто б сомневался) установлен памятник погибшим в локальных войнах и военных конфликтах. Именно из таких маленьких городков по всей России и набирают солдат в нашу армию, пока москвичи и питерцы отмазываются – кто-то «по чесноку» походив на военную кафедру, кто-то просто купив «белый билет». Одна из главных частей мемориальной композиции – фонтан, так радующий глаз в цветастом рекламном проспекте, – раскурочен, заброшен, в нём валяются какие-то железяки.

Напротив – стена с барелье­фами двадцати касимовцев – Героев Советского Союза, открытая в 1985 г. Соседство опять же обескураживает: на героев мрачно смотрит огромный двухэтажный барак с заколоченными крест-накрест окнами. Это как оставить руины на Красной площади. Местная молодёжь называет стену без всякого пафоса – просто «Лица».

Показательный штрих: траву на главном бульваре Касимова косит не мигрант из Средней Азии тарахтящей газонокосилкой, а местный парень обычной косой. И ни у кого здесь это не вызывает удивления.

В общем, городок довольно милый, люди отзывчивые, гостеприимные и трудолюбивые. Но надо же было постараться довести его до нынешнего состояния! Здесь, в паре сотен километров от процветающей столицы, можно встретить просто поразительную разруху. Раздолбанные дороги, запущенные старинные особняки на удивительно красивой набережной Оки, где даже смотровая площадка заросла метровым бурьяном (похоже, коса одна на весь город), и, чтобы увидеть восхитительный среднерусский пейзаж, надо залезть на бортик.

Озёра есть, туалетов нет

В Кыштыме первый девятиэтажный дом появился пару лет назад, зато сохранилось русское барокко – Фёдор Бондарчук нашёл достойные кадры для кино о заводчиках Демидовых.

Вы увлекаетесь уфологией? Вам скормят легенду о маленьком гуманоиде Алёшеньке, найденном на местном огороде в ­90-е, и поведут в Сугомакскую пещеру, где якобы живут его родственники. Любите чистую природу? Будут вам именины сердца. Вокруг Кыштыма много посёлков (Слюдорудник, Тайгинка, Каолиновый), где что-либо добывали для заводов. Заброшенный каолиновый карьер наполнился водой и стал именоваться Кыштымским Бали: «Вода здесь лазурно-бирюзовая, сочная по цвету и при всей своей невероятной палитре красок идеально прозрачная», – пишут туристы.

Кыштым.
Кыштым. Фото: Commons.wikimedia.org

В Кыштым приезжал ведущий передачи «Поедем, поедим!» Джон Уоррен – опробовать целебные свойства белой глины, богатой ионами кремния…

– У нас ночью земля светится, потому что слюда в земле. Получается, у нас звёзды внизу и вверху, – рассказывает хозяйка гостевого дома в пос. Слюдорудник Анна Козлова. – Самая лучшая трасса для маунтинбайка в стране – у нас, много скал со сталактитами и сталагмитами, которые можно посмотреть с детьми. Берега всех озёр переполнены, палатку некуда поставить! Кажется, вся Россия у нас на сплавах! Но это дикий туризм. Вот если бы кто-нибудь поднял из руин заброшенные базы отдыха, занялся их восстановлением, дело бы ещё лучше пошло. Сейчас у каждой семьи есть автомобиль – путешествуй! Но ведь нет кемпингов, инфраструктуры для туристов.

В Слюдоруднике ГОК, добывающий кварц, готовят к банкротству, мужчины калымят – уезжают добывать плитняк. А туризм дал бы рабочие места рядом с домом. Пока же самая востребованная вакансия в Кыштыме – охранник и продавец-кассир. Люди уезжают за лучшей долей. В 2010 г. тут проживали 41 791 чел., а в этом – 38 763.

– У нас аншлаг на всех базах отдыха, – говорит глава Центра развития туризма г. Кыштым Челябинской области Алина Шмарина. – Едут из Екатеринбурга, Тюмени, Башкирии – лето жаркое!

К такому потоку туристов территория оказалась не готова: нет туалетов, не организован вывоз мусора, людей штрафуют за то, что они паркуют машины в водоохранной зоне, но стоянок нет и в помине.

Как химичат в Губахе

В 2019 г. Губаха попала в список 7 самых интересных малых городов страны журнала Forbes.

 От Перми на машине можно доехать за 2,5 часа. Тут есть всё: ­кафе, магазины, гостиницы. Правда, город маленький – всего 19,5 тыс. чел., поэтому наплыва туристов не выдерживает. Каждое лето здесь проходит фестиваль «Тайны горы Крестовой», где можно увидеть постановки самых разных жанров: от мюзикла до балета. На фестиваль приезжают по 10 тыс. человек, в т. ч. из других регионов страны – гостиниц не хватает. Место, где идут спектакли, очень красивое. Сюда можно приходить, просто чтобы полюбоваться впечатляющими видами. 

Губаха.
Губаха. Фото: Commons.wikimedia.org

Ещё Губаха – настоящий рай для любителей полазать. В окрест­ностях города 76 пещер. Больше всех известна Тёмная – самая глубокая в Пермском крае. Её длина – 1,5 км, глубина – 135 м. А зимой в Губаху приезжают покататься на лыжах – считается, что именно здесь находится чуть ли не лучший склон на ­Урале (18 трасс протяжённо­стью от 100 до 2600 м).

Те, кого активный отдых не прельщает, получат удовольст­вие от прогулок по городу – он хоть и небольшой, но достопримечательностей хватает. Например, много арт-объектов разной степени причудливости. Среди них – «Динозаврик Игорь» (почему местные жители назвали его именно так, история умалчивает), «Капсула времени», «Мужик на лодке» (это одно из народных названий деревянной фигуры). Самый новый и самый, пожалуй, удивительный – это «Молекула метанола», которая находится в парке имени Гагарина. Около неё в любую погоду можно ­сделать отличные фото.

При чём тут метанол? Дело в том, что одно из градообразующих предприятий – химическое. Именно оно вкладывает большие деньги в благоустройство города, строительство соцобъектов, жилья и т. д. Без его участия город вряд ли выглядел бы так, как он выглядит сейчас.

Гуляя по улицам, можно зайти в местный музей КУБа (Кизеловский угольный бассейн. – Ред.). Кто считает, что музеи – это скучно, просто обязан лично убедиться, что это совсем не так. Кстати, об истории. В старой Губахе снимали фильм «Сердце Пармы» по роману писателя Алексея Иванова, выстроенный для съёмок деревянный кремль теперь превратили в арт-объект.

«Намышковали» на целый городок

Тихий и уютный старинный Мышкин, что на Волге в Ярославской обл., раньше за красоту называли маленьким Петербургом. А сегодня это один из самых ярких примеров того, как можно сохранить и возродить свою малую родину.

В Мышкине практически нет промышленных предприятий, многоэтажных домов, почти нет общественного транспорта, на улицах – ни одного светофора, нет ж/д станции. Даже моста нет, с одного берега Волги на другой жители перебираются летом на пароме, а зимой – по льду реки.

Мышкин.
Мышкин. Фото: Commons.wikimedia.org

Казалось, он был обречён на вымирание. Но благодаря местным энтузиастам и прежде всего учителю и историку Владимиру Гречухину удалось превратить его в крупный туристический центр. Сегодня здесь останавливается множество круизных теплоходов, городок с населением 5,5 тыс. человек принимает до 200 тыс. туристов ежегодно.

А началось всё в 1966 г., когда Гречухин практически на пустом месте без денег вместе с местными краеведами и молодёжью организовал Мышкинский народный музей, экспонаты в который дети добывали по чердакам и подвалам, а взрослые несли из дома. С народного музея и началось возрождение умирающего городка. А особой популярностью стал пользоваться созданный Владимиром Гречухиным Музей Мыши, в котором на сегодняшний день уже более 12 тыс. экспонатов из разных уголков земли.

В 2000-е в бывшее село стали вкладывать деньги, были по­строены «Мышкины палаты», 4-километровая набережная с красивой ротондой и кованой Мышью – символом города, гостиницы, реконструированы исторические здания. Сегодня в городе более 20 музеев, в том числе – истории города, столицы лоцманов, валенок, водки…

На фоне тысяч других российских райцентров Мышкин выглядит, можно сказать, зажиточным. Но поскольку город живёт за счёт туристов, то зимой, когда нет теплоходов, жителям приходится туговато. А пандемия ещё сильнее подкосила бюджеты «мышкарей».

«В туризме работают 2,5 тыс. человек, – рассказала директор Мышкинского народного музея, дочь известного краеведа Любовь Гречухина. – Всю весну и начало лета туристов не было, и это катастрофа! Ведь один турист без ночлега оставлял в городе в день 2500 руб., а если оставался ночевать, то 5000 руб.».

Но думается, что жители Мышкина справятся и с этим кризисом. Ведь простой человек, по-настоящему любящий свой край, способен на очень многое, и это доказывает вся история крошечного Мышкина.

Своенравный Холуй

Село Холуй в Ивановской обл. известно на весь мир лаковой миниатюрой.

Изначально Холуй был одним из центров иконописи на Руси. В год здесь появлялось множество разных по величине и цене образов. После революции несколько мастеров объединились в артель и начали расписывать лаковые шкатулки, броши, панно, создавая самые разные сюжеты.

Холуй.
Холуй. Фото: РИА Новости/ Семенов

До сих пор этот промысел, зародившийся в 1934 г., кормит местных жителей. Их менее 800 человек. Примерно половина – художники. Часть работает на местной художественной фабрике лаковой миниатюры, другая трудится на себя. Холуйскую миниатюру коллекционируют небедные люди: одна небольшая лаковая шкатулка может стоить 30 тыс. руб.

В последнее время холуйские мастера научились переносить сюжеты с миниатюр на более объёмные поверхности – двери, потолки, стены. Новых специалистов готовит местное художественное училище. Многие выпускники уезжают из Холуя, чтобы работать в традиционной технике уже в других местах.

«Почему уезжают? Кого-то не прельщает жизнь на селе, – рассуждает местная жительница Ольга Попова. – Да и рабочих мест на фабрике не так уж много, а постоянных заказчиков частный мастер ещё должен поискать».

Центр культурной жизни села – Государственный музей холуйского искусства. Здесь хранятся удивительные образцы лаковой миниатюры и икон. Сотрудники музея говорят, что сейчас основной поток туристов – москвичи. Люди приезжают на один день прогуляться по старинному селу художников.

Увы, остаться в Холуе на несколько дней не получится, ближайшие гостиницы и кафе – в соседнем городе Южа! Местные власти продвигают холуйский промысел на разных уровнях, но на создание условий для туристов, видимо, ни средств, ни рук пока не хватает.

Среднерусская Тосканка

Ворсма, небольшой город в Нижегородской обл., в своё время была центром металлообрабатывающих народных промыслов.

Местные мастера специализировались на изготовлении ножей. Сейчас в Ворсме работают медико-инструментальный завод и предприятие, изготавливающее складные и охотничьи ножи. Делают ножи и несколько частных мастерских.

Ворсма.
Ворсма. Фото: Commons.wikimedia.org

Но местные жители больше надеются на развитие туризма. Около города находится живописное озеро Тосканка. На его центральном острове в XVI в. был основан Свято-Троицкий Островоезерский монастырь. По легенде, некогда у обители образовались деловые связи с итальянским купечеством. Иноземцам эти места напоминали итальянскую провинцию Тоскана, отсюда и название озера – Тосканка. После революции монастырский ансамбль на острове разрушили. Обитель начали восстанавливать 13 лет назад. Полюбоваться на возрождающийся монастырь едут со всей России.

Ещё одна точка туристического притяжения – фестиваль «Русская Тоскания». Его придумал бизнесмен и общественный деятель Андрей Барынкин. Несколько лет назад он приехал в Ворсму жить. И вот уже шестой год летом на озере Тосканка проводят парад стилизованных лодок «Русская регата» и водные прогулки. На берегу показывают исторические реконструкции, водят хороводы и поют песни, работают творческие мастерские и ярмарка изделий народных художественных промыслов.

Тосканка привлекает и дайверов. Три года назад здесь даже обнаружили на глубине 24 м карстовую пещеру. Жители Ворсмы стараются работать на потребности туристов. Кто-то открывает частные гостиные дома, кто-то – небольшие кафе. И всё же, по данным статистики, населения в Ворсме медленно, но верно становится меньше год от года. Сейчас здесь живут чуть больше 10 тыс. человек.

«Ворсма находится близко к двум крупнейшим городам области – Нижнему Новгороду и Дзержин­ску, – говорит местный житель Андрей Дубравин. – Там есть работа, досуг, жильё на любой вкус. На «Русскую Тосканию» туристов приезжает много, но это лишь раз в год, большого количества рабочих мест это не создаёт. Тем не менее люди, родившиеся в Ворсме, хотят остаться здесь жить. Поэтому некоторые днём работают в Нижнем или Дзержинске, а вечером возвращаются сюда».

Что спасёт глубинку?

В России 792 малых города. Многие достойны того, чтобы стать туристически привлекательными. Так что им мешает?

Часто рассказы в соцсетях о путешествиях по России сопровождаются вздохами: ну почему у нас не так, как за границей? Гостиницы не очень, еда невкусная, дороги никудышные. Неужели местной власти не нужны туристы?

Юрий Щегольков, учредитель НКО «Фонд развития малых исторических городов»:

Действительно, у тех, кто путешест­вовал по малым городам и курортным местечкам за рубежом, в российской глубинке часто происходит разрыв шаблона. Для всего мира малый исторический город – это яркая открытка, то, чем страна хвастается. Западная Европа в этом нас сильно опережает. А в Восточной может быть и хуже: треть жителей Латвии, к примеру, эмигрировали, и малые города практически опустели.

Почти каждый российский город сейчас стоит перед проблемой: как привлечь туристов. Кому-то везёт, как богатому Подмосковью. Здесь за счёт областных бюджетных программ идёт восстановление, улучшение, реставрация. Но проедешь чуть дальше, в Смоленскую обл., и уже – кризис: замученные исторические здания, обветшалые жилые дома. Представьте: в Вязьме, которую только официально взрывали 3 раза, чудом сохранилась башня кремля – самая старая постройка в городе. Её даже отреставрировали, а запустить не могут – ежемесячные расходы на электричество набегают на пару десятков тысяч.

Разница в региональных бюджетах хорошо видна именно в малых городах. Там люди чуть ли не душу дьяволу готовы продать, лишь бы выжить. А это ведь треть населения страны! Для них туризм действительно может стать спасением – ничего другого нет. Вот и пытаются выкручиваться. Хотя мелкие и средние предприниматели там – это скрытая безработица. Человек живёт на натуральном хозяйстве, но строит музей лягушки или утюгов в надежде, что приедет московский турист и за 100 руб. купит билет.

Однако местные власти могут надеяться на средства из федерального бюджета. У Минстроя есть «Поддержка городской среды»: в конкурсе разыгрываются 5 млрд руб., и сотня городов получает по 50 млн руб. (на них можно сделать что-то одно). Есть программы у Минкульта – вот Тульская область по­старалась к 500-летию ­Засечной черты. Были нищета и разруха – теперь всё восстанавливают, и сейчас внутренние дороги там, возможно, лучшие в стране. Едешь как по Швейцарии. Отреставрировали прекрасную усадьбу в Дубне, причём участвовали и жители, и руководство города.

А порой город спасают безбашенные энтузиасты – в Переславле-Залесском таким был Андрей Воробьёв, который начал с Музея утюгов, продолжил Музеем чайников… За ним подтянулись и другие, и теперь город полон музеев. Местные власти молятся на таких людей. Ведь если турист поехал – значит, можно у областного центра попросить помощи, на дороги внимание обратить, инвесторов привлечь. Иногда они и сами объявляются, видя, что жизнь закипает.

А какой фантастический переворот произошёл в судьбе Углича! Несколько лет назад обанкротилось единственное градообразующее предприятие – часовой завод. Треть жителей потеряли работу. Стали думать, как выжить. Надежда была на Волгу и теплоходы. Но экскурсанты городу ничего не дают – не живут в гостиницах, не питаются в кафе… Жителям оставалось только ловить круизников на пристани и пытаться им что-то продать – от антикварных самоваров до само­дельных ковриков. ­Однако вложили силы в продвижение города – и пришли инвесторы, появились энтузиасты. Теперь в маленьком Угличе музеев больше, чем в миллионном Ростове-на-Дону. Появились велофестиваль, фотографический… Здесь ­ухватились за туризм как за соломинку. И не только выстояли, но и выросли в год с 30 тыс. экскурсантов с Волги до 300 тыс. туристов, которые живут в отелях, пользуются общепитом.

Есть ещё дюжина городов, которые тоже выбрали главным вектором развития туризм: Азов, Боровск, Тобольск. На Ярославщине динамично развиваются Переславль, Ростов Великий, Мышкин, хорошие шаги сделал Тутаев. В Тверской обл. есть Калязин, куда народ ехал только ради затопленной колокольни. Но подключили туристические технологии, построили парк-отель, яхт-клуб – и город восстал, хотя по-прежнему на две трети под водой. Огромный потенциал у Бежецка – там сейчас выкупается квартира Гумилёвых, в которой бывала Ахматова. Инфраструктура уже есть, артефакты для музея тоже…

Кризис страшно ударил по малым городам. Многие музейчики и кафе закрылись. Но сейчас наверху готовится национальный проект по туризму, и регионы взбодрились: будут отправлять свои предложения. Интересное-то есть везде!

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы