aif.ru counter
210

Раскол элит или плоды Болотной: что стоит за регистрацией Навального и Ройзмана

Сюжет Выборы мэра Москвы 8 сентября 2013 года
Фото: navalny.ru

Еще год назад это событие выглядело бы как бесспорная победа гражданского протестного движения 2011-2012 гг. Сегодня же, на фоне продолжающегося «болотного дела», давления на НКО и обвинительного приговора Навальному, о победе говорить сложно, да и сама регистрация оппозиционеров кажется нелогичной. Но факт остается фактом: впервые за время правления Владимира Путина к выборам допущены популярные представители несистемной оппозиции.

Выборы мэра Москвы 8 сентября 2013 года>>

Мировой опыт показывает, что «разморозка» режима и появление политической конкуренции происходит в двух случаях: в случае раскола внутри правящей элиты или в ответ на рост политической активности граждан. «Разморозка» первого типа наблюдалась в России в 1990-е годы. АиФ.ru спросил у экспертов, с чем связаны сегодняшние события – с расколом «сверху» или с давлением «снизу»?

«Политика вернулась», — считает замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. По его мнению, регистрация оппозиционных кандидатов – следствие гражданских протестов, начавшихся с декабря 2011 года.

С этим не согласен политолог Дмитрий Травин: «Здесь просматривается как раз противоположная зависимость: протестные акции постепенно пошли на спад, а Путин ужесточает законодательство».

«Есть мнение, что Навального зарегистрировали потому, что был определенный раскол в правящей элите», — продолжает Травин. Одна ее часть считала, что Навальный все равно не победит и его можно зарегистрировать, чтобы выборы были легитимными. Другая настаивала на том, что Навального надо посадить и не давать ему никакого шанса, чтобы не допустить демократизации, отмечает эксперт.

Но даже если такой раскол действительно существует, к политической конкуренции он не приведет. «В нашей власти нет борющихся самостоятельных группировок: итоговое решение всегда принимает Путин, — уверен Травин. — Навальный и Ройзман будут участвовать, так решил Путин». Причиной такого решения президента политолог называет «минимальную достаточность репрессий».

«Чем Путин отличается от Сталина? — говорит он. — Если можно обойтись минимумом репрессий, он использует минимум, если ему тяжелее управлять, он включает дополнительные репрессии. Сейчас Путин решил, что с Навальным можно обойтись минимумом».

Есть и другая версия раскола элит. Разногласия по поводу Навального в окружении Путина могут быть связаны с тем, что идет виртуальная борьба за роль «человека № 2» в российской табели о рангах (с тех пор как этим человеком перестал быть Дмитрий Медведев), считает директор фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. На эту позицию среди прочих претендует и.о. мэра Москвы Сергей Собянин. Победа Собянина над Навальным на конкурентных выборах усилила бы его позиции. Не пустить Навального на выборы в таком случае значило бы не дать Собянину «вырасти».

Какой бы ни была причина разногласий в окружении Путина, эксперты уверены, что никакой «партии Навального» в коридорах власти нет. А значит, конкуренции и «разморозки» с этой стороны ждать не приходится.

Другое дело – бизнесмен Михаил Прохоров. В российской политике он появился в 2011 году, когда власти нужен был умеренный кандидат, который отвечал бы требованиям среднего класса. Он возглавил партию «Правое дело» и не отрицал наличия договоренностей с Кремлем. Считается, что разрыв соглашения с администрацией президента произошел тогда из-за того, что Прохоров пригласил в партию основателя фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана.

Сейчас Прохоров вновь поддержал Ройзмана, теперь уже как кандидата в мэры Екатеринбурга. «Прохоров последовательней — и это внушает уважение к нему», — говорит Травин. Партия «Гражданская платформа» зарегистрирована и участвует в выборах в ряде регионов. Все это говорит об относительной самостоятельности и политических амбициях бизнесмена.

«Активность его партии в регионах вызывает беспокойство у власти: не раскалывает ли Прохоров местные элиты?», —говорит Макаркин. Политолог отмечает, что проблемы у «прохоровцев» возникают именно в тех регионах, где власть видит опасность раскола элит, например, в Забайкалье.

Тем не менее, Макаркин считает, выдвижение оппозиционера Ройзмана в мэры Екатеринбурга не связано с политическим влиянием Прохорова, а значит, предполагаемый раскол элит здесь ни при чем. «В условиях, когда вернулась политика, усиливается конкуренция, полностью закрыть дорогу уже невозможно», — говорит политолог. Ройзман, по его словам, самостоятельно нарушил негласное соглашение не идти на выборы.

Произошло это под влиянием истории с журналисткой Аксаной Пановой, которой грозит реальный срок по уголовной статье. Своей поддержкой Прохоров лишь санкционировал решение Ройзмана, в избирательной кампании оппозиционера бизнесмен участвовать не будет, уверен Макаркин.

Так или иначе, серьезных оснований, для того чтобы говорить о зарождении полноценной политической конкуренции, эксперты не видят. «Вот если бы Навальный получил доступ на телевидение и сказал там все, что он пишет в интернете об этом режиме, тогда можно было бы говорить о переменах, а при нынешнем раскладе он через неделю может оказаться в тюрьме», — заключает Травин.

Появления новых «прохоровых» из числа бизнесменов никто из экспертов пока не ожидает.

Оставить комментарий (10)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы