179

Сергей Миронов: Единороссы действуют по принципам Муссолини

М. В.: – Сергей Михайлович, вы возглавляете самую оппозиционную партию в нынешнем составе Государственной думы, в то же время в прежнем составе парламента «Справедливая Россия» была не столь оппозиционна. С чем связана её нынешняя активность?

С. М.: – Я думаю, здесь ответ очевиден. В прошлом году я принял решение уйти из Совета Федерации. Это был мой осознанный выбор, потому что, находясь во власти и критикуя её, я понимал, что мне нужно определяться. На тот момент я увидел, что находясь внутри её, мне власть не изменить. Поэтому я решил уйти и придать работе нашей социал-демократической партии новый импульс. Мы чётко обозначили, что наш главный политический оппонент – это «Единая Россия».

Более того, мой уход из Совфеда сыграл и положительную роль в ходе прошлогодних выборов в Госдуму. Думаю, что если бы я тогда не оставил свой пост, у нас не было бы такого успеха. Конечно, полностью бы мы не провалились, но и выступили бы на уровне выборов 2007 года. Однако, даже несмотря на все нарушения, мы заняли третье место. Более того, именно после моего ухода из Совета Федерации в «Справедливую Россию» вступили 15–20 тысяч человек. Так что сегодня в Госдуме мы действительно самая оппозиционная и конструктивная фракция, которая способна предлагать альтернативные варианты развития страны.

 

РИА Новости

О конфликтах с «Единой Россией»

М. В.: – За десять месяцев работы нынешнего состава Госдумы вы неоднократно вступали в конфликты с «Единой Россией». Это обычное парламентское противостояние или серьёзный идеологический спор?

С. М.: – Начнём с того, что как таковой идеологии у «Единой России» фактически нет. Сегодня она выполняет пожелания нынешнего ремьера и лидера партии Дмитрия Медведева, хотя и делает вид, что во всём ориентируется на президента. Однако лидер их всё же не он, а именно Медведев. Их идеология – обслуживать те решения, которые принимаются сегодня в Белом доме. Когда-то они пробовали играть в консерватизм, однако весь консерватизм «Единой России» сводился к консервации во власти самих себя. Больше от консерватизма там ничего не было.

Поэтому, конечно, спор наш имеет идеологическую направленность, ведь мы партия социал-демократическая. Кроме того, мы за реальную многопартийность. Против монополии одной политической силы. А «Единая Россия» как раз и устраивает монополизм одной партии. Яркий пример тому – недавние региональные выборы. На них, включив административный ресурс, единороссы добились приемлемых для себя показателей. При этом они продолжают верить, что народ их действительно поддерживает. Однако мы все знаем, что в реальности это колосс на глиняных ногах.

М. В.: – Давайте перейдём к деятельности «Справедливой России» в Госдуме. Какие предложенные ей законопроекты превращаются затем в законы, или её инициативы постоянно блокируются оппонентами из «Единой России»?

С. М.: – Как часто бывает, все наши предложения проходят три стадии. Сначала нам кричат, что это полная чушь, потом к этой идее начинают привыкать, а затем даже не могут и вспомнить, как раньше без неё жили. В Думе мы видим очень интересную ситуацию. Когда «Справедливая Россия» вносит ту или иную законодательную инициативу, «Единая Россия» громко кричит, что мы занимаемся популизмом и наша инициатива неправильна. Естественно, на голосовании её валят. Но проходит два – три года, и «ЕР» без тени смущения выдаёт нашу инициативу за свою и вносит её на рассмотрение в ГД. В данном случае мы относимся к этому совершенно спокойно. Нам не нужно авторство. Нам нужны идеи, которые затем становятся законами. И мы эти идеи, в отличие от «ЕР», генерируем. Она же самостоятельно придумать ничего не способна. Она может делать только то, что ей прикажут в Белом доме.

М. В.: – Широко известно, что помимо противостояния в Думе с «Единой Россией», не всё спокойно и в вашей фракции. Пять депутатов, прошедших с вами в Госдуму, сегодня фактически отделились от вас и планируют создать собственную группу. С чем это связано? Вы намерены им как-нибудь противостоять?

С. М.: – Давайте разберёмся в этой ситуации. На самом деле пять депутатов никуда не уходили. После майского голосования по кандидатуре премьера Медведева пяти нашим парламентариям, которые поддержали внесённую президентом кандидатуру, мы отказали в получении тех привилегий, которые они имели в качестве членов фракции. В частности, выступление от нашего имени. Им было заявлено, что они даже могут и не приходить на наши заседания, поскольку нарушили закон. При этом нынешнее законодательство на нашей стороне. Никакой независимой группы ими быть создано не может. Юридически они продолжают оставаться членами фракции.

Что же касается их заявлений о том, что они теперь независимые депутаты, то им стоит напомнить, что в парламент они прошли только благодаря нам. Ничем иным, кроме как предательством, их действия и заявления не назовёшь. А то, что они иногда голосуют не так, как считает фракция, то что же, собственно, за одно из таких голосований мы исключили их из фракции. У партии должна быть дисциплина. «Справедливая Россия» – это единая команда профессионалов, поэтому если кто-то не хочет работать среди нас, пусть пробует работать в одиночку.

М. В.: – Недавно из Госдумы ушёл депутат-единоросс Алексей Кнышов. Поводом для этого шага стала деятельность ваших однопартийцев Дмитрия Гудкова и Ильи Пономарёва, занимающихся расследованием фактов совмещения депутатами своей деятельности в парламенте с бизнесом. Вы поддерживаете их деятельность?

С. М.: – Здесь стоит вспомнить историю с лишением депутатского мандата Геннадия Гудкова, которое мы сейчас оспариваем. Дело в том, что положение ст. 4 о статусе депутата Госдумы содержит некоторую лакуну. Чёткая процедура лишения мандата в ней не прописана. Я помню, что, когда в 1994 году писался этот закон, он был написан для тех депутатов, которые параллельно занимались бизнесом. По нему они могли заявить о своём выходе из Думы ради предпринимательской деятельности. Тогда никто не мог предположить, что теперь эта статья будет инструментом для лишения депутатского мандата недобровольно. Потому что если бы эта норма была прописана так, то была бы описана и процедура. Ничего этого нет. Поэтому лишение Гудкова мандата полностью антизаконно.

Когда «Единая Россия» возмутилась по его поводу, то некоторые наши товарищи выяснили, что среди единороссов очень много тех, кто занимается бизнесом, и неплохо было бы их проверить. Специальная комиссия парламента начала по этому поводу разбирательство. Однако мы тогда сразу сказали, что если комиссия найдёт из любой фракции ещё кого-нибудь, кого сочтёт занимающимся предпринимательской деятельностью, и предложит лишить мандата, то «Справедливая Россия» будет голосовать против этого.

Конечно, отставка Кнышова добровольно-принудительная. Его вынудили так поступить. То, что «ЕР» пошла по такому пути, означает, что она поняла, что, когда лишает депутата мандата, действует вне правового поля.

Что же касается работы Гудкова и Пономарёва, то с учётом отсутствия в законе определённых норм, на мой взгляд, эта работа несколько бессмысленна. С точки зрения некой вендетты, то да, она вполне достаточна. Для того чтобы этим заниматься всерьёз, необходим закон. Кроме того, эту задачу было бы всё же лучше поручить правоохранительным органам.

 

РИА Новости

Об оппозиции

М. В.: – Как известно, Гудков и Пономарёв принимают активное участие и в деятельности внесистемной оппозиции. Вы их в этом поддерживаете?

С. М.: – Это их личное дело. Мы им постоянно говорим, что они должны помнить, что их деятельность на улице не должна идти вразрез с политическими задачами нашей партии. Потому что если они вступят с ней в противоречие, то мы будем вынуждены принимать какие-то серьёзные решения.

Мы же депутаты, и у нас есть какой-то законодательный инструментарий. Мы должны менять законы, думая о большинстве. В этом и есть наша функция. А бегать по улицам и кричать – это не то, к чему нужно сегодня прибегать. Но видя, как тот же Пономарёв принял для себя решение не участвовать в выборах в Координационный совет оппозиции, его критику этого процесса, я думаю, что он уже пришёл к выводу, что это не тот путь. Нужно быть ответственным перед страной, перед своим избирателем и заниматься делом, а не бузить без всякой цели. При этом, сама внесистемная коалиция никаких конструктивных задач перед собой не ставит. Кроме лозунгов «Долой президента!», ничего другого эти господа предложить не могут.

Конечно, никакой революции, которую этим летом нам предсказывал Геннадий Гудков, не нужно. Тем не менее власть менять необходимо. Каким образом? Иметь большинство в парламенте, вносить свои предложения, противостоять «Единой России». Но для этого необходимо ежедневно работать, а не митинговать.

М. В.: – А в целом, каково ваше отношение к внесистемной оппозиции?

С. М.: – Никакой внесистемной оппозиции по своей сути просто нет. Есть рассерженные горожане, люди с активной позицией, которых я очень уважаю. Те, кто приходил на Болотную и Сахарова. Мне они очень симпатичны. Это люди, которые возмущены и недовольны происходящем в стране. Но меня очень не устраивают их так называемые лидеры. Кто такие, например, господа Немцов и Касьянов? Это либералы до мозга костей. Это те люди, которые уже были во власти и привели страну к тому, что мы сейчас имеем и расхлёбываем. Мне с ними не по пути. Когда они изображают из себя какую-то оппозицию, то мне понятно, что это вовсе не так. Это реванш либералов. Причём в большей степени личностный.

О выборах, отношениях с властью и коммунистами

М. В.: – Сергей Михайлович, «Справедливая Россия» – партия сравнительно молодая. Когда она была создана, многие сочли её проектом Кремля, призванным отобрать голоса у коммунистов. Какие у вас сейчас отношения с властью. Можно ли сказать, что сегодня «СР» – действительно независимая партия?

С. М.: – Конечно, мы – партия полностью независимая. Если бы мы имели к «ЕР» какое-нибудь отношение, то нас бы так не «мочили» и таких бы результатов на региональных выборах нам не рисовали. Вместе с тем, действительно, мы обречены на сотрудничество с КПРФ по самому широкому спектру вопросов. Это хорошо видно по нашей совместной работе в Госдуме. Более того, я думаю, что в будущем мы даже сможем объединиться на базе социал-демократии.

Кто-то может считать что угодно относительно того, для чего «Справедливая Россия» создавалась, но я сам участвовал в процессе её становления. Это была моя идея. Я понимал, что будущее – именно за социал-демократией. Что нужно создавать партию именно на этой платформе. Мы появились только в 2006 году, 28 октября, но уже через год попали в Госдуму. Впервые за всю историю Российского государства! Это очень большое достижение, которым мы сильно дорожим.

М. В.: – На прошлогодних выборах в Думу эсеры показали довольно неплохой результат. Спустя 11 месяцев на региональных выборах их кандидаты потерпели поражение. С чем это связано? Народ перестал вам верить?

С. М.: – Когда мы подвели их итоги, то увидели интересные данные. Из шести регионов, где шли выборы в заксобрания, мы провели своих депутатов в четырёх, а в двух – Саратов и Краснодар – полностью провалились. В семи городах, где выбирали муниципальных депутатов, мы везде провели своих людей. Средний процент у нас 12,5. Это примерно столько же, сколько мы набрали в декабре в Госдуму. У нас несколько мэров городов и несколько сотен депутатов муниципалитетов. Это я объясняю очень просто: на выборах в заксобрания администрация губернаторов включала административный ресурс. Не давала нам пробиться. А на муниципальных выборах они свою хватку ослабили. И здесь мы выступили неплохо. В целом, по нашим данным, реальный рейтинг «Справедливой России» сегодня 13–15 %.

 

РИА Новости

О будущем

М. В.: – Выборы в Госдуму состоялись чуть менее года назад. Многие считают их несправедливыми, а парламент нелегитимным. Работа ГД последнего созыва обросла множеством скандалов. Как высчитаете, доработает ли она до конца своего срока или будет распущена? С чем это может быть связано?

С. М.: – Я не вижу предпосылок со стороны властей по поводу какого-нибудь досрочного роспуска Думы и объявления новых выборов. Как бы нам ни хотелось перевыборов, более честных, у меня такое ощущение, что этот состав парламента свой срок отработает до конца. Хотя, загадывать не стоит.

С точки зрения легитимности, то конечно, на декабрьских выборах было жульничество. По справедливости, «Единая Россия» должна иметь меньше половины мандатов. Однако, набрав на выборах 49 %, они имеют 56 % всех мандатов. Это распределение мандатов произошло за счёт принципа «империале», который единороссы и приняли. Он был взят на вооружение в фашистской Италии ещё в 20-х годах прошлого века, и суть его очень проста. Партия, которая завоёвывает на выборах первое место, дополнительно получает ещё какое-то количество мандатов. Это неправильно и не демократично. Неслучайно этот принцип использовал в своё время Муссолини. Поэтому на самом деле, если бы не жульничество, оппозиционных фракций в парламенте должно было быть большинство. Тогда расклад голосов был бы совершенно другим со всеми вытекающими отсюда последствиями.

М. В.: – Недавно Госдума обсуждала проект бюджета на следующий год. По данным прессы, его значительная часть приходится на ВПК. В то же время непосредственно разработчикам приходит лишь малая часть выделенных средств. На что тратятся остальные выделенные деньги? Как ваша партия относится к запланированным расходам бюджета?

С. М.: – Если говорить о конкретных статьях расхода, то, конечно, нам нужно перевооружение армии. Нам нужны мощные и современные Вооружённые силы. Но выбирая между тем, накормить людей или их защитить, я бы выбрал решение социальных проблем. В том числе и тех же военнослужащих. Однако решено поступить по-другому. Поэтому мы голосовали против бюджета.

Что же касается того, почему деньги не доходят до исполнителей, то здесь всё очень просто – воруют, как говорил классик. В нашей стране это очень большая проблема. И здесь по борьбе с коррупцией нужно применять самые экстраординарные меры. Для начала парламенту следует ратифицировать 20-ю статью ООН против коррупции. Пока этого не произойдёт, все разговоры о борьбе с ней так и останутся пустыми разговорами.

М. В.: – По вашему мнению, Россия движется в верном направлении? Чего нам ждать в ближайшие годы?

С. М.: – Я оптимист. Я уверен, что через тернии, мы придём к звёздам. Сейчас мы совершаем очень много ошибок. Постоянно наступаем на грабли, но Россия – не та страна, которая может куда-то сгинуть или пристроиться в хвост человеческой цивилизации. Уверен, что в этом веке Россия сначала продемонстрирует интеллектуальное и духовное лидерство, а затем к нам придёт и экономическое процветание.

Смотрите также:

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество