45315

Разве мы были братьями?

Вадим Самодуров.
Вадим Самодуров. Из личного архива

На Украине сквозь националистическую пропаганду иногда слышны разумные призывы к обсуждению возможной федерализации страны. Как бы то ни было, оснований для этого более чем достаточно.

Начнем сначала. Наш довод — несмотря на славянские корни западных украинцев, всё то, что мы называем Западной Украиной, в составе России практически не находилось. В XVII веке после восстания Богдана Хмельницкого в состав России вошла лишь та часть будущего украинского государства, которая находилась левее Днепра. Галиция, Волынь и Закарпатье продолжали оставаться вне России и после разделов Речи Посполитой, по их итогам перейдя к Австрийской (позднее — Австро-Венгерской) империи. Ни в Польше, ни в Австро-Венгрии причин для русофильства властей не было, местную культуру старались оторвать от России, среди творческой интеллигенции взращивали русофобию. После революции 1917 года, вследствие падения двух империй, в Галиции и на Волыни возникла Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР), которая вела войну с возрождавшейся Польшей. Поляки гнали украинцев до самого Киева, поспособствовав его кратковременному занятию войсками Петлюры — эпизод, описанный в «Белой гвардии» Булгакова. ЗУНР была разбита, но и самим полякам не поздоровилось — с Украины они были изгнаны наступавшей Красной Армией. После битвы за Варшаву был подписан Рижский мир, согласно которому Западная Украина вошла в состав Польши. Весьма показательно, что в документах того времени этот регион поляки называли «Восточной Малопольшей». В 1939 году Германия начала Вторую мировую войну, предварительно заключив соглашение, по которому Западная Украина вошла в сферу интересов СССР. Советские войска заняли Галицию, но борьбу с местными националистами из УПА пришлось вести до начала 1950-х годов.

Итого Западная Украина в составе Советского Союза находилась лишь 40 лет. Это очень короткий исторический промежуток, за который не было сделано ни одной попытки русифицировать местное население, испытывавшее жгучую ненависть ко всему русскому. Западная Украина занимает лишь пятую часть страны, но её активисты сумели привлечь на свою сторону большое количество граждан, ранее не симпатизировавших националистам. Итогом стал Майдан.

Восточная Украина, наоборот, не только подверглась влиянию России, но и культурно оказалась интегрирована в неё. Новороссия времен Екатерины Великой, Донецко-Криворожская Советская республика эпохи Гражданской войны и Донбасс в годы Великой Отечественной — вот символы родства и близости России и Восточной Украины.

Как известно, границы республик в Советском Союзе нарезались произвольно. Формально присоединенные в 1939 (фактически — гораздо позже, уже после завершения войны и борьбы с подпольем) западные области автоматически вошли в Украинскую Советскую Социалистическую Республику. Промышленный Донбасс должен был уравновесить аграрный регион. Благими намерениями выстлана дорога в ад. Став в 1991 году независимой, Украина подпала под культурное влияние выходцев из западных областей, своим говором и вышиванками очаровавших молодежь. Альтернатива была слишком невзрачна — поддерживать коммунистов среди молодого поколения считалось зазорным. Иных активных пророссийских сил на Незалежной просто не было. Опять же, итогом стал Майдан.

Но каждое давление порождает сопротивление. Два года спустя после начала войны на Донбассе жители восточных областей продолжают ходить в храмы УПЦ, а не УКГЦ, и «именем Украины» считают князя Владимира Красное Солнышко, а не Степана Бандеру. Разлом никуда не делся, попытка сделать Украину унитарной оказалась обречена на провал. И вот уже депутаты Львовской и Ивано-Франковской областей требуют от Киева подписать документы о разграничении полномочий. Запад не хочет жить с Востоком, а Восток с Западом. А Порошенко делает вид, будто у него получится Восток сделать Западом. За это рано или поздно придётся платить, но пока у Украины ещё есть время покончить сразу и с центробежными силами, и с непопулярной войной.

Впрочем, не Россия должна переживать о судьбе киевской власти, а Порошенко и его помощники. Украинскому президенту кажется, что война сплачивает народ и отвлекает его от внутренних проблем. Националистический запал не может длиться вечно, украинцы устали от внутренней неразберихи и социального неблагополучия. Надо быть слишком наивным, чтобы полагать, будто оппоненты Порошенко не постараются использовать это себе на руку и спровоцировать новый Майдан. Не удивлюсь, если среди лозунгов много окажется антивоенных.

У Украины сейчас три пути: стать унитарной через репрессии и подавление любой оппозиции, распасться и частями войти в сферу интересов России и Польши, либо стать федерацией, или если угодно, конфедерацией. Первые два варианта выглядят маловероятными, хотя и возможными. Нельзя исключать даже распада страны вследствие экономического коллапса и потери управления страной. Но для нас это будет означать ликвидацию Украины как буферного государства, наши границы соприкоснутся с Польшей, являющейся членом блока НАТО. Миру это не поспособствует. Внеблоковая федеративная Украина, в которой будут самостоятельны и равноправны её составные части, для России более приемлема. Украинские власти должны избавиться от навязанного выбора «Запад или Восток», потому что и то, и другое в столь многосоставной стране автоматически приводит к гражданской войне — это мы уже видели несколько раз.

Федерализация — это последний шанс на выживание украинского государства. Главное, чтобы осознание данного факта Киевом не произошло слишком поздно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (78)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество