Примерное время чтения: 6 минут
5124

Чем пахнет букет проблем? Кого будет слушать власть, принимая решения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Суперномер вопросов и ответов 20/04/2022 Сюжет Санкции в отношении России и ответные меры РФ
В деревне Будущее (Тверская обл.) нет супермаркетов, интернета и других благ цивилизации. И ничего, живут люди. И санкции им не страшны.
В деревне Будущее (Тверская обл.) нет супермаркетов, интернета и других благ цивилизации. И ничего, живут люди. И санкции им не страшны. / Zamir Usmanov / www.globallookpress.com

События последних месяцев, связанные со «спецоперацией» и ответными санкциями Запада, застали многих врасплох.

Давление на Россию приобретает всё более истерический и внеправовой характер. Страну лишили половины её золотовалютных резервов, хранившихся в зарубежных банках. Обещанный новый «набор» санкций предусматривает вытеснение России из мировой торговли. Нашим судам закрывают доступ в иностранные порты, а автоперевозчикам — к сети европейских дорог. Уже заметно страдает авиасообщение.

Вячеслав Костиков, руководитель центра стратегического планирования «АиФ»:

Вопросы — «что будет завтра?», «вернёмся ли к скудным временам последних лет советской власти?», «что ждёт наших детей — бронежилеты или гражданский пиджак?» — звучат всё острей. Их слышишь и от друзей, которые вчера или сегодня занимали важные посты, и от случайных собеседников в магазине или электричке. 

В зависимости от социального положения и состояния кошелька вопросы, конечно, варьируются. Кого-то интересует, «сможем ли мы, как последние 30 лет, свободно ездить в Европу, посещать Лувр, учить детей в Сорбонне или Оксфорде и открывать валютные счета в Société Générale?». У большинства же вопросы более приземлённые: «Будет ли работа, справимся ли с кредитом на квартиру, хватит ли денег на лекарства в случае болезни и на учёбу детей?»

Обеспокоенность россиян «букетом проблем» растёт. Об этом, по свидетельству социологов, говорит половина опрашиваемых людей. Две трети считают, что санкции влияют на широкие слои населения. Людей тревожит и нарастающая изоляция, и явная попытка США снова представить Россию в образе «империи зла», как это было при Рейгане. Из Западной Европы уже выслано более 400 наших дипломатов. Под угрозой вся система дипломатических отношений Москвы с Западом. А между тем недавний опрос Фонда «Общественное мнение» показал, что 74% граждан хотели бы восстановления связей с Западом. Это важный показатель народных настроений.

Что будет после бури?

В обстановке растущей нервозности публично высказываются и крайние суждения. Например, о том, что не только киевская верхушка заражена антирусским национализмом, что ему подвержены широкие слои населения, в том числе новые поколения украинцев, получивших за последние 30 лет «бандеровское» воспитание. А раз так, делается вывод, что и «вытравливать украинский нацизм придётся десятилетиями», что «без масштабных чисток, люстраций никак не обойтись». Реакции властей на такого рода спорные заявления не последовало. Может быть, это был «зондаж» мнений?

24 апреля будет 2 месяца с начала спецоперации. Но предложений по будущему политическому, государственному, кадровому переустройству Украины пока не слышно. И если с целями демилитаризации всё более-менее ясно (они уже частично достигнуты), то кто будет (и будет ли) заниматься денацификацией и приемлемым для Москвы переустройством власти? Если это будет происходить при участии Москвы, то какими средствами? Если же без участия Москвы, а при активном участии США и Евросоюза, то результат предсказуем.

Представители власти на большинство такого рода вопросов ответов не дают. Точнее, ответ один: «Всё идёт по плану». А в подкрепление приводятся данные о том, что градус патриотизма и рейтинги руководства страны взлетели до невиданных высот. Зачем же усложнять жизнь «второстепенными» вопросами?

Не способствуют осмыслению обществом происходящего и поправки к закону о СМИ, предложенные для утверждения в Госдуме. Дискуссия по важнейшим для страны вопросам ведётся как бы на обочинах общественной жизни — в интернете, соцсетях, лишь изредка пробиваясь на трибуны общественных организаций.

Какие ряды поредели?

А между тем в экспертном сообществе нарастает ощущение тревоги. Даже в государственных СМИ, которые на первых порах безоговорочно поддерживали «линию партии и правительства», начали проглядывать критические оценки. Что касается мнения независимых экспертов (особенно экономистов), то они всё громче высказывают опасения по поводу последствий спецоперации. И призывают к скорейшему её завершению. Надежду на то, что это произойдёт «в обозримом будущем», выразил недавно и пресс-секретарь президента Д. Песков.

Перечень уже ощутимых экономических потерь ширится с каждой неделей. На длительное время (если не навсегда) можно забыть о «Северном потоке — 2». Обесценились (в некоторых случаях до нуля) активы многих отечественных предприятий. В связи с закрытием для нас европейских рынков пострадали отрасли, работавшие на экспорт. Остановлены практически все заводы автопрома, выпускающие иностранные модели. Сильно «поредели ряды» торговли и общепита. По части улиц крупных городов стало грустно ходить — завешаны витрины, повсюду объявления о сдаче освободившихся помещений в аренду.

Санкции выявили многие негативные особенности российской экономики. В стране фактически нет отрасли, где бы мы не зависели от импортных составляющих. Оказалось, что даже у знаменитых КамАЗов, постоянно побеждающих в мировых автогонках, коробки передач германского производства.

Что останется в карманах?

Сокращение и подорожание продуктового импорта бьёт прежде всего по малообеспеченным слоям населения. При общей инфляции в 4% продовольственную инфляцию к январю 2022 г. оценивают в 12%. Это значит, что население будет хуже питаться. А при подорожании и дефиците лекарств — хуже лечиться.

Масштаб изоляции России и нарастание антирусской истерики в Европе неприятны, но они волнуют рядовых граждан не так сильно, как экономические и бытовые последствия непосредственно для них. Хотя в настроениях звучат скорее нотки самоуспокоения: «Жить будем хуже, но привыкнем», «При Сталине не ездили в Европу, обойдёмся без Елисейских Полей и сегодня».

Оценки событий и их последствий в высших, средних и низших слоях общества очень разнятся. Расслоение очень велико, и оно, по оценкам социологов, продолжает увеличиваться. Кого будет слушать власть, когда придётся принимать важные решения? Скорее, полагаю, сторонников самоизоляции и мобилизационной экономики — примерно такой, какая у нас была в период «сталинской индустриализации» и затем в ходе восстановления после окончания Второй мировой войны.

Как это отразится на жизни людей и на рейтингах власти — об этом пока можно только гадать. Многое будет зависеть от того, сможет ли Кремль наладить откровенный диалог с населением, не ограничиваясь привычной риторикой о «величии» и «особом предназначении» России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (4)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах