490

Один день с дояром-чемпионом

Коллаж: AIF.ru

Путь на ферму

Андалис Магасумович вот уже 40 лет встает в 4 утра. Старается не разбудить жену.

 

Первый раз на дойку с бочковым доильным аппаратом он поднялся на следующий день после выдачи «диплома» об окончании сельской восьмилетки. Мать пятерых братьев и сестер Юмангуловых в 60-х умерла от рака. С выбором профессии в Тимирязево особо мучиться не пришлось.

И в этот день Юмангулов зашел в раздевалку уже в половину пятого. У железных шкафов только доярка Фая спешно обувает резиновые «бродни». У стены целый ряд колхозной спецобуви. Это значит, что они первые – коллеги еще пробиваются к базе от конторы по размазанной трактором дороге. Через несколько минут в раздевалку, хохоча, ввалились «опоздавшие», шепча Андалису с разных сторон: « Ну, что сообразим вечером?» Андалис Магасумович не пьет и не курит, но есть, кому пировать и без него – в бригаде доярок еще двое мужчин.

Сама дойка начнется в шесть. А пока по рядам едет «Сирый», конь, по старинке впряженный в телегу, скотник ловко скидывает сено по отсекам.

За ними шаг в шаг с ведрами дробленки идет Андалис. Останавливается у двух черно-пестрых, приглядывается к коровьим мордам.

«Вчера, - говорит Юмангулов, - Юта с Юрмалой ревели белугой – ковыль в глаза, видать, попал, как попадет, всегда орут. Промыл вечером, сегодня вроде ничего – молчат».

Работа всей жизни

Среди мужиков на ферме в свое время работал еще брат Андалиса Урал – не выдержал – ушел санитаром в ветеринарку совхозную. «Сейчас работать все одно легче, - рассказывает дояр,- молокопровод это наше все, а ведь приходилось на себе молоко переть в 500-литровую цистерну. Новые немецкие аппараты всего пять кило».

Андалис его в 2003 году собрал за 3минуты 32 секунды – это стало его личным рекордом и первым местом в российском состязании дояров. «Раньше нас на соревнования готовили, - говорит Андалис, - как китайских олимпийцев: месяцами гоняли, тренировались так, что пальцы до крови рвали…а сейчас такой школы нет, и мастеров нет, потому я старик и побеждаю.»

Шесть, начало седьмого. Перебросился словом с Фаей. Несет два ведра со скоростью света. С графика сбиться нельзя – упадут надои. Все могут изменить даже полчаса. Дисциплина в 2007 году себя показала – Андалис Юмангулов надоил 7200 киллограмм молока с фуражной коровы.

В руках уже тряпка и мыло. Юмангулов тратит на одну корову около 5- 10 минут. Подоил Юльку , мылит вымя Юне. «Хорошая моя, - приговаривает, - милая…

Вот лет 10 назад , сдуру без словца неожиданно к Ватрушке подошел. Слава Аллаху, с глазом остался, так лягнула, что с фофаном две недели ходил». Ватрушку только вспомнил, а ведро несет под Юлу. Кстати, все 40 коров у Юмангулова на букву «Ю» в честь него. Юль пять, Юрмал две. «Самого меня Андалисом бабушка моя, Хазира, именовала по Священному Корану. Думала, видать, в честь пророка – оказалось, так мусульмане Испанию называли».

Вне работы

Бабушка Хазира давно умерла, дома Андалиса ждет жена Хамида. Время десятый час – утренней дойке конец.

Юмангулов поднимается на 4 этаж сельской пятиэтажки и предупреждает: «Жена мою работу на дух не переносит». Чай с молоком Андалис пьет из любимой пиалки молча. Жена Хамида Идрисовна из кружки, с разговором.



– Я с ним разводиться собиралась, лишь бы с фермы ушел. Жалко ведь в такую рань встает, - говорит, - самому-то уж 55, отдохнуть бы. Было, раз на птичник перевелся и …через месяц снова на ферму. Сейчас бы уволиться ему, так начальство стращает, мол, не примут тебя никуда, не допустим. Толку от его передовой работы нет – грамот вон полный чемодан, а дочери губернаторского направления выбить ими в свое время не смог». Андалис не спорит. Дочь Айгуль – юрист уже дипломированный, сын Денис на программиста учится в области.

А грамот действительно много. Все призовые: первые , вторые места. Они в старом пыльном портфеле стоят за рулонами обоев. В доме Юмангуловых ремонт. Им нужно успеть за лето. Зимой зарплата дояра падает, как надои: с 20 до 10 тысяч.



Жена суетится на кухне, сам Юмангулов при росте метр пятьдесят с небольшим упрямо тянется к потолку – нужно до 16.00 доклеить «в рисунок» обои в углу коридора, поспать часа полтора и выезжать на вечернюю дойку.

Вечер почетного гражданина

На ферме коровий гул – ведут скот с пастбища. Юмангулов вздыхает, вглядываясь в стадо: «засуха стоит, после выпаса коровы приходят - хромают, натоптыши у них от сухости. Жалко их, доить целая беда».

И продолжает: «Я стараюсь к ним не привыкать, хватит, была у меня корова Васса, рекордсменка моя. Так когда ее кололи, я у бойни плакал даже».

В сапогах выше щиколотки, в нейлоновом халате аля продавщица сельпо, орудует метлой и чем-то вроде тяпки – «выкатывает» навоз из-под скотины. Осторожно осматривает копыта и говорит: « Когда состязание, сразу видно как работает доярка: на этапе кое- как подмыла вымя – значит, и на ферме также делает. К скотине по человечески надо».

За привычным делом, нехитрыми манипуляциями дойки, доярки и дояры травят молочные байки для гостей: как новенькая приезжая на ферму устроилась и быка подмывать начала; снимают гриф секретности с коровьих тайн: от полыни – молоко горькое, а из трав – самое сладкое..

Возле наполненных заново кормушек коллеги нахваливают перед гостями Андалиса Магасумовича: «Он у нас вечный чемпион, и почетный гражданин Чебаркульского района…». Конкурс давно закончился. Будний день. Конец вечерней дойки. За мощными коровьими крупами почетного дояра теперь уже совсем не видно.

 

 

 

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество