aif.ru counter
2226

«Чиновник — это нанятый работник». Кандидат — о задачах депутатов МГД.

Журналистка Наталья Метлина — о московских проблемах и их причинах, а также о выдвижении в депутаты Мосгордумы

 Наталья Метлина.
Наталья Метлина. © / Кадр youtube.com

Известная телеведущая Наталья Метлина баллотируется в Мосгордуму в 35-м округе столицы (районы Коньково и Теплый стан). Она одна из пяти журналистов, которые в этом году решили попробовать свои силы в политике. «АиФ» связался с телеведущей, чтобы расспросить о том, зачем ей погружаться в политический омут и чего сегодня ждут от депутатов москвичи.

«Безопасный возраст 60+»

Глеб Иванов, «АиФ»: Наталья Борисовна, журналисты нередко идут в политику, но, как правило,  сразу в Госдуму.  Вы пошли в Мосгордуму, на местный уровень самоуправления. Почему?

Наталья Метлина: Я долгие годы вела журналистские расследования. За это время я сформировала для себя некий пул тем, по которым я работаю.

Например, типичная для Москвы проблема — это дистанционные преступления, когда, например, вам приходит сообщение как бы от банка, что с вашей карты была снята незаконно определенная сумма в другом городе. Мнимые банкиры сообщают, что нужно немедленно блокировать счет, и просят прислать код от карты. После этого у людей действительно снимают со счета деньги. 

Так вот, если общеуголовная преступность в столице снижается, то количество так называемых дистанционных преступлений увеличивается ежегодно на 300%. Чтобы вы понимали масштабы бедствия, в прошлом году с карт москвичей было снято 12 миллиардов рублей. 80% этих денег были сняты путем обзвона по телефону или через сообщения. 

— Неужели до сих пор так много людей попадаются на эти уловки?

— Конечно, в первую очередь страдают пожилые люди. Существует два пути отъема денег. Путь к банковской карте — это ваш мобильный телефон, путь к наличным — домашний телефон. И пенсионеров в буквальном смысле бомбардируют бесконечными звонками представители то медицинских центров, то юридических консультаций, то проверка счетчиков и тому подобное. Это все одна большая мошенническая схема. По Юго-Западному округу столицы таким образом снимается 3 миллиона рублей ежедневно! 

Так родился проект, который называется «Безопасный возраст 60+». Мы все мошеннические схемы прописали, и я начала выступать с лекциями. Делала это абсолютно безвозмездно. На этих лекциях люди обращались ко мне с местными вопросами. И там потихоньку родилась идея: а не пойти ли мне в городскую думу? Я подумала: почему бы и нет? Мне в следующем году будет 50 лет, я в журналистике уже 26 лет, и, наверное, надо дальше идти.

Общаясь с людьми, я поняла, что у нас есть системные законодательные проблемы. Жители приходят с одними и теми же вопросами. Грубо говоря, если изменить одну строчку в законодательстве, закроется тема продажи долей и выкидывания из квартир черными риелторами ни в чем не повинных людей. Перспектива такой работы меня сподвигла на то, чтобы принять предложение жителей.

«Я уже месяц практически не видела детей»

— И как впечатления от первых месяцев в роли политика?

— Я, конечно, не представляла, что это будет так тяжело. Я человек очень земной, не из лимузина наблюдаю за тем, что происходит на улице. Но сейчас многие меня обвиняют в том, что я занимаюсь чем-то не тем. А именно — я каждый день помогаю местным жителям в Коньково и на Теплом стане решать бытовые проблемы. У меня каждую неделю проходят десятки встреч. Жители, которые приходят, делятся своими пожеланиями, например, просят починить ступеньки, снести старый гниющий сарай или еще что-то в таком роде. Я у людей всегда спрашиваю: «А вы обращались к муниципальным депутатам?» И мне обычно отвечают: «Обращались, но нас не слышат, нам приходят отписки». И приходится помогать людям. Мне часто говорят друзья: «Ты занимаешься тем, чем должны заниматься местные депутаты». Но я не вижу никакой их работы. 

Поэтому моя задача, если стану депутатом, — это соединить власть с простыми жителями. Потому что просто чудовищная пропасть разделяет людей, занимающих руководящие посты, и людей, которые живут в том или ином округе.

— В стране, где власть всегда воспринимают по-особому, кажется, это почти неразрешимая задача.

— Я не воспринимаю чиновников как небожителей. Я налогоплательщик. Чиновники — это нанятые мной люди, которые обязаны выполнять определённые функции за мои деньги. Каждый месяц я плачу налоги — с зарплаты, с ЖКХ — и хочу видеть отдачу. А сейчас деньги расходуются абсолютно бездарно. В ущерб медицине, образованию и социальным проектам у нас организовывается безумное количество праздников, невероятное, ненужное людям, благоустройство. Я ни в коем случае не призываю на баррикады и тем отличаюсь от тех людей, которые сегодня приходят на несанкционированные митинги. Я считаю, что все можно решить путем переговоров, путем давления, заставить людей делать то, что они должны. Каждый чиновник на своем посту обязан делать свою работу. Им за это платят деньги. 

Кстати, в отличие от депутатов Мосгордумы. То есть, баллотируясь, мне нужно продолжать работать, зарабатывать деньги. Поэтому я остаюсь в журналистике. Я продолжу вести программы на телеканале «Звезда» и при этом буду еще полдня и на выходных заниматься проблемами законотворчества и решением текущих проблем в районах. Когда со всем этим еще заниматься детьми, непонятно. Я уже месяц их практически не видела.

«Сбор подписей — это чудовищная процедура»

— Сейчас очень горячая тема — это тема сбора подписей. Для вас это первая кампания. Как удалось наладить процесс? Потому что многие кандидаты жаловались, что им было очень тяжело.

— Я могу сказать, что это чудовищная процедура. Во-первых, надо было набрать  достаточное число добровольцев (а их нужно около 50 человек минимум). Во-вторых, нужно было огромную часть своего времени посвятить хождению по домам. Я сама стояла на перекрестках вместе со своими волонтерами, разговаривала, жала руки. Мне нравится общаться с людьми, но вместо того, чтобы просить у них подписи, я могла посвятить время конкретным делам на благо этих же людей. В-третьих, для России с нашим менталитетом и тотальным недоверием друг к другу чрезмерно требовать от граждан давать свои паспортные данные. В большинстве случаев люди говорят, что будут голосовать, но паспортные данные не дают. 

Еще один немаловажный момент — это качество подписей. Когда в первый день пришли волонтеры, мы начали разбирать подписные листы. Оказалось, что в них огромное количество ошибок. Кто-то неправильно назвал улицу, где-то волонтер не расслышал правильно название. Где-то была не прописана квартира, корпус, или такого адреса нет. И мы в первый день были вынуждены выбросить порядка 30 подписей. Фактически это очень плодотворный день одного волонтера. Учитывая, что собрать каждую подпись было невероятно тяжело, обидно было до слез. Мои знакомые, которые давно занимаются политикой, успокаивали: «Это обычное дело». 

Особенно несправедливо, что парламентским партиям подписи собирать не нужно. Пока я, как, очевидно, и другие самовыдвиженцы, бегаю с высунутым языком по району, переезжаю из одного двора в другой, получаю десятки, сотни сообщений (у нас работает горячая линия, на которую только за июль пришло 230 с лишним обращений), помогаю жителям, парламентские депутаты не делают ничего. Они сидят спокойно дома и никаким образом не проявляются в округе. При этом у парламентских партий есть постоянная аудитория, и за этих людей проголосуют. А многие местные политики, которые вместе с волонтерами тоже бегали по району, недобирали порой всего сотню подписей. И колоссальная работа шла насмарку. 

Поэтому, если я окажусь в Мосгордуме, я буду требовать отменить эту чудовищную экзекуцию. Когда ты подаешь документы на регистрацию, ты в любом случае должен соответствовать определенным  параметрам, сдать кучу документов. Тебя проверяют: есть ли у тебя счета за границей, есть ли недвижимость, где учатся твои дети? Т. е. ты все равно проходишь серьёзный фильтр. Я считаю, этого достаточно. То, что законодательство нужно менять, для меня совершенно очевидно.

Медицина, шумные дороги и другие проблемы

— Вы сказали, что много обращений от жителей. А о чем просят люди? Что их интересует больше всего? 

— Темы, из которых я сегодня формирую свою предвыборную программу, подняты с земли в прямом смысле этого слова. 

Проблем очень много. Например, целые кварталы Теплого стана фактически оказались один на один с 12-полосной трассой МКАД. Жить там стало невозможно. Я написала письмо вице-мэру Петру Бирюкову. Буду продвигать строительство шумозащитных экранов, отделяющих район от МКАД. Такая же история и на Профсоюзной улице. Там вдоль района построены эстакады, количество машин увеличилось вдвое, и люди жалуются на шум. 

Как ни парадоксально, очень большие проблемы с медицинским обслуживанием. Я буду добиваться не только для своего округа, но и для всех районов города Москвы возвращения профильных специалистов в поликлиники. Сегодня человек, который получает направление терапевта из Теплого стана на ультразвук, должен ехать или в Беляево, или в Ясенево. Очередь на получение элементарной услуги занимает порой несколько месяцев. В итоге вице-премьер Татьяна Голикова рапортует, что сегодня на 150 тысяч у нас смертность за полгода превысила рождаемость впервые за 12 лет. Это катастрофа! 

Еще, вам будет любопытно, но на 290 тысяч жителей в округе нет практически ни одного кинотеатра. Было два кинотеатра. «Аврору» снесли, а «Витязь» давным-давно на реконструкции. Есть маленький кинотеатр в торговом центре рядом с метро «Беляево», на этом все. Район большой, спальный, есть магазины, детские сады, школы, детские площадки. А того, что называется культурной жизнью, в округе нет. Ни арт-программ, ни музыкальных площадок. Людям некуда пойти развлечься в выходные. Например, часто жалуются, что на детские площадки приходят по вечерам выпивать местные маргиналы. Но возникает вопрос: а куда идти этим людям? 

Есть и более мелкие вопросы, которые для жителей районов, конечно, мелкими не являются. Например, вопрос установки собачьих площадок. Сейчас по закону места для выгула собак строго ограничены. Многие породы без поводка и намордника могут гулять только на выделенных для этого местах. К тому же у нас пока люди еще не хотят убирать за своими питомцами. Отсутствие мест для выгула — это отходы жизнедеятельности собак по всему городу. Но многие жители против площадок: не хотят, чтобы раздавался собачий лай, например. Мне кажется, мы должны быть более милосердны и участливы друг к другу. Но пока каждая такая стройка проходит с большим боем. Я совершила робкую попытку, собрала аж три встречи подряд по этой теме. И все они, к сожалению, закончились тем, что место для строительства площадки мы будем искать заново. 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какую справку для детских садов отменили в Москве?
  2. Правда ли, что нельзя повторно использовать пластиковые бутылки?
  3. Что такое листериоз и чем он опасен?