Примерное время чтения: 7 минут
989

Александр Шохин: «Президент поддерживает наши порывы защитить бизнес»

Сюжет Восточный экономический форум – 2022
Александр Шохин.
Александр Шохин. / Кристина Шекс / АиФ

Глава РСПП предложил соединить уполномоченного по защите прав предпринимателей с «цифровым омбудсменом»

Председатель Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин рассказал aif.ru о том, что для бизнеса важнее льгот, как сажают предпринимателей и что из этого может «вырасти», когда в судебную практику войдет освобождение под залог. 

 

«Нас часто не только слышат...»

Аif.ru: — Александр Николаевич, как вы оцениваете модернизацию законодательства для бизнеса — с учетом введения санкций и возникшей для многих предпринимателей невозможностью выполнения госконтрактов?

Александр Шохин:  — Регуляторика, которая включает в себя законодательство в широком смысле слова — это федеральные законы, нормативные акты министерств и ведомств — безусловно, очень важна для создания благоприятной деловой среды. Бизнес-сообщество и РСПП активно включено в эту работу. 

В частности, речь идёт об оценке регулирующего воздействия, которая предполагает, что все проекты документов, от законов до ведомственных нормативных актов, направляются, в том числе, в бизнес-объединения. И без их заключения, без оценки документы не принимаются. Это не значит, что позиция бизнес-сообщества принимается на 100%, но процедура предполагает, по крайней мере, мотивированный ответ на предложения бизнесменов.

Надо сказать, что нас часто не только слышат, но и реализуют наши предложения. И речь идёт не только о корректировке законодательных актов — некоторые законопроекты мы снимаем «с пробега». Это касается тех законопроектов, которые не то что не соответствуют интересам бизнеса, но, как нам представляется, не отвечают интересам российской экономики в целом. Например, год назад правительство внесло на рассмотрение 500-страничный документ, новую версию закона о банкротстве. Мнение бизнес-сообщества, кстати, тогда совпало с позицией многих экспертов Государственно-правового управления Администрации президента и Совета по кодификации гражданского законодательства. Мы в течение года дорабатываем этот законопроект. Мне кажется, что это хорошая практика.

Не ждать «подарков» от правительства

В то же время ряд законов принимается по инициативе бизнес-сообщества. В частности, речь идёт о таких специфических ориентированных на инвестиционную деятельность нормативных актах, как законодательство о соглашениях о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Четыре года назад, когда крупным компаниям было предложено «поделиться» сверхдоходами, мы предложили иную схему — стимулирование инвестиций. Не просто перевести деньги в бюджет, а стимулировать капиталовложения в новые проекты, высокие технологии... В итоге был разработан пакет законопроектов, который сейчас дорабатываются, и в течение ближайшего месяца мы ждём, что все документы, стимулирующие инвестиции с помощью соглашений, вместе с постановлением правительства будут приняты. Особенность этих соглашений в том, что в них прописаны для инвесторов не столько льготы, сколько стабильность регуляторных и фискальных условий. 

Но мы считаем, что стабильность нужно обеспечить не только для крупных инвестиций, но и текущую деятельность предприятия лучше вести в условиях предсказуемости. Нужна не то чтобы неизменность условий, нужны некие формулы, которые позволят бизнесмену при изменении условий понимать, что его ждёт, не ожидая «подарков» от правительства.

Ведь что нас в первую очередь волнует? Предсказуемость инвестиционной и деловой среды — во-первых. Во-вторых, нужна формализованная технология общения с властью с помощью специальных институтов. Ведь иногда бизнес-сообщество подозревают в том, что оно лоббирует свои интересы, в том числе «под столом». Но мы считаем, что чем больше будет формальных площадок общения с правительством, тем лучше. Поэтому мы участвуем в деятельности Экспертного совета правительства, в Комиссии по законопроектной деятельности. В Комиссии я лично работаю, не перепоручаю это своим заместителям. Там удаётся уже «на выходе» законопроектов, перед их обсуждением на заседании правительства, вносить коррективы, иногда продлевая сроки обсуждения документов.

Не «закрывать» бизнесмена до суда 

— В прошлом и в этом году активно продвигалась идея ужесточения ответственности чиновников за препятствование законной предпринимательской деятельности. А также исключения ответственности предпринимателей, впервые совершивших ошибки при выполнении госконтрактов, в случае возмещения ими ущерба. Как вы к этому относитесь? 

— Мы продвигаем эти идеи уже достаточно давно. Кстати, в рамках рабочей группы, которую президент создал еще в 2016 году и которую теперь возглавляет руководитель Администрации президента, мы обсуждаем как раз проблемы либерализации уголовного и административного законодательства в отношении предпринимательской деятельности. В частности, были приняты поправки, касающиеся некоторых экономических преступлений, согласно которым в случае возмещения ущерба (и при условии признания вины, и того, что преступление совершено впервые) бизнесмена освобождают от уголовной ответственности. Ведь важно не только то, что предпринимателя не «закроют», но и что у него не будет судимости. 

Сейчас мы с министерством юстиции работаем над реализацией предложений президента по дальнейшей гуманизации уголовного законодательства по экономическим преступлениям. Речь идёт как о расширении числа составов преступлений, по которым при соблюдении указанных условий предприниматель освобождается от уголовной ответственности, так и о реализации моей давней идеи — о том, чтобы не «закрывать» бизнесмена до суда. 

В законодательстве есть положение о том, чтобы по предпринимательским статьям не использовать меру пресечения в виде ареста. Но очень часто следователям «удобнее» раскрывать преступления при условии, что подозреваемый находится в СИЗО. И для того, чтобы посадить туда предпринимателя, используются другие статьи, вплоть до тяжких, когда экономическое обвинение уходит на второй план. 

Сейчас президент вновь дал указание бизнесменов не сажать. Более того, при использовании таких мер пресечения, как домашний арест, давать им возможность продолжать участвовать в управлении компанией — разумеется, под надзором. Ведь речь идет о пресечении определенных действий, а не о лишении возможности общения человека с внешним миром, и в том числе со своим предприятием. Это ведь может быть использовано и используется недобросовестными конкурентами, чтобы убрать компанию, например, из сферы госзакупок или муниципальных закупок. 

Почему суды не используют залог

Президент поддерживает наши благородные порывы защитить бизнес, и мы разрабатываем целую систему поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. В частности, там речь идёт о такой мере пресечения, как залог. Почему сегодня суды не используют залог в качестве обеспечительной меры? Потому что в законодательстве очень туманно сказано, как определять размер залога. Если размер залога привязать к размеру вменяемого ущерба, то одновременно будет действовать норма об освобождении от уголовной ответственности в случае возмещения ущерба. Если соединить эти позиции в законодательстве, то и бюджет не пострадает, и в случае уклонения от возмещения ущерба преступник от уголовной ответственности не уйдёт. Но этот механизм позволит не манипулировать процессуальными нормами при расследовании экономических преступлений.

— Как вы оцениваете взаимодействие власти и бизнеса с помощью аппарата уполномоченных, платформы «За бизнес»?

— Платформа «За бизнес» — это, по сути, цифровой омбудсмен. Она была создана четырьмя бизнес-объединениями вместе с Агентством стратегических инициатив. Мы бы хотели соединить деятельность цифрового омбудсмена и уполномоченного по защите прав предпринимателей в один механизм во взаимодействии с правоохранительными органами. Но это может произойти при назначении нового уполномоченного. Мы пока не понимаем, как именно оно будет происходить. Борис Титов, как известно, исчерпал свои два положенных по закону срока в июне. Уже три месяца у нас нет уполномоченного, но консультаций с бизнес-сообществом пока не было. Мы заявили свою позицию в обращениях на имя президента и надеемся, что будем услышаны.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых