Примерное время чтения: 11 минут
4558

Восставший из пепла. Почему Калининград привлекает все больше туристов?

Сюжет Петербургский международный экономический форум-2023
Антон Алиханов.
Антон Алиханов. / Мурад Багандов / Фотохост-агентство / РИА Новости

Пожалуй, среди всех российских регионов в самой непростой ситуации из-за западных санкций против России оказалась Калининградская область. Из-за санкций и повышенного контроля со стороны Литвы за грузовыми перевозками значительно усложнилась доставка грузов в область. Поляки и литовцы устраивают провокации. Например, в начале июня польские СМИ сообщили, что в стране начали менять дорожные указатели «Калининград» на «Крулевец». Однако даже в этих условиях развитие области не останавливается. 

Чем сейчас живет Калининград, aif.ru рассказал губернатор региона Антон Алиханов, посетивший стенд «Аргументов и Фактов» на Петербургском международном экономическом форуме.

Проблемы транзита грузов в Калининград

Глеб Иванов, aif.ru: Антон Андреевич, для начала, что было сделано, чтобы решить проблемы с транзитом грузов?

Антон Алиханов: Мы достаточно быстро выстроили систему морского сообщения. Сейчас у нас на линии Калининградской областью с одной стороны и Санкт-Петербургом и Усть-Лугойс другой ходят 20 судов. Мы ждём буквально в течение нескольких недель ещё одно судно. И ещё два судна у нас в начале следующего месяца приплывут. Эти суда куплены частными калининградскими компаниями благодаря господдержке. Мы сделали систему льготного кредитования, и несколько компаний выразили готовность приобрести уже действующие суда, которые были релоцированы из средиземноморского бассейна. Мы в постоянном контракте с теми компаниями, которые у нас оперируют судами на нашей линии. Они видят спрос на транспортные услуги и тоже планируют приобрести ещё несколько судов и перевести их на эту линию. 

Очень важно добиваться отмены ограничений на транзит железнодорожный и автомобильный. Никак торговля между условным Воронежем и Калининградом не влияет на Европу. И ни в коем случае не может никогда быть обходом каких-либо санкций. Это очевидно всем кроме Европы.

— Есть ли перспективы у каких-то юридических исков?

— Есть.

— Даже учитывая политическую обстановку?

— Да. Несмотря на политизацию органов разрешения споров ВТО и вообще политизации ситуации вокруг ВТО в последние годы, тем не менее, многое зависит от очень сложной работы в плане подготовки такого иска. За эту работу в стране у нас отвечает министерство экономического развития. И мы с Максимом Геннадьевичем Решетниковым обсуждали эту тему.

Сейчас мы ведем большую подготовительную работу. От качества собранных нами материалов будет зависеть результат разбирательств. На мой взгляд, всё достаточно очевидно. И те аргументы, которые используются для оправдания этих нарушений, не выдерживают никакой критики ни с точки зрения логики простой, ни уж тем более с точки зрения юриспруденции. 

Можно ли летать в отпуск в Калининград?

— Главный маршрут, по которому сегодня российские туристы попадают в Калининград — это авиаперелет.

— Как и всегда на самом деле.

— Из-за того что удлинился маршрут, как это сказалось на турпотоке?

— Скорее новостной фон сказался. Удлинение маршрута совершенно незначительное. Если раньше вы попадали в Калининград из московского Шереметьево за 1 час 45 минут, сейчас это где-то за 2 часа 15 минут. Плюс полчаса. Как я шучу, раньше ты не успевал посмотреть фильм в полёте, а сейчас можешь успеть посмотреть. Время не сильно увеличилось, поэтому люди по большому счёту не обращают на это внимания. 

Мы видим серьёзную перспективу роста турпотока. В этом году мы планируем вырасти на 8-10%. Эта цифра, скорее всего, будет чуть выше двух миллионов человек. Тут хочу отметить, что мы очень жёстко относимся к подсчётам туристов. Мы учитываем не просто людей, которые прошли через аэропорт, мы учитываем тех, кто переночевал в коллективных средствах размещения. Сюда не попадают люди, у которых есть недвижимость в Калининградской области, люди, которые приезжают по делам с какими-то бизнес целями на день, не оставаясь в номерах. Не попадают люди, которые, скажем, действуют на сером рынке, то есть снимают в аренду, берут квартиру, это тоже недвижимость.

Несмотря на небольшое сокращение турпотока в прошлом году, опять же в связи с новостным фоном, мы увидели достаточно существенный рост оборота ресторанов, кафе. Он достиг более 20%. Отчасти это связано и с ростом доходов туристов, которые к нам приезжают. Мы видим, что доходы тех людей, которые к нам приезжают, выросли почти до 100 тысяч рублей. Если несколько лет назад это был 60-65 тысяч рублей, то сейчас уже 100 тысяч рублей. Т.е. это немножко другие люди, которые и денег могут оставить больше.

— Область у вас очень богатая с исторической точки зрения. Большое количество исторических достопримечательностей, рыцарских замков. Однако многие из них находятся в разрушенном состоянии. Есть ли возможность сейчас заниматься их реставрацией?

— На самом деле это очень долгие годы была большая боль для калининградцев. Как мы это называем, «плачь над кирпичом». 

Мы сейчас очень активно продвигаем несколько треков консервации, развития и даже вовлечения в экономический и туристический оборот этих исторических объектов. Например, у нас действует большая кредитная программа. За счёт регионального бюджета мы выдаём кредит до миллиарда рублей под 0% на 15 лет тем, кто хочет купить или арендовать какой-то замок и сделать из него туристический или экономический объект. Взимать кредит мы начинаем только спустя десять лет. Если собственник или арендатор восстанавливают объект наследия в течение пяти лет с момента начала финансирования, то мы прощаем 50% кредита. Т.е. если вы взяли в кредит миллиард рублей, но отреставрировали и ввели в эксплуатацию объект за пять лет, то отдать вам нужно всего 500 млн рублей. А оставшиеся 500 млн вам нужно будет вернуть, начиная с 10 года, равными частями в течение пяти оставшихся лет. 

Работа на 16 объектах уже идет, благодаря этой программе. Например, в Калининграде есть старая немецкая чудо-пивоварня «Понарт». В советские годы там располагалась фабрика по производству лимонада, различных газировок. Сейчас этот объект был выкуплен частными инвесторами. Во-первых, там будет снова производиться пиво, во-вторых, и снаружи пивоварня тоже реставрируется, что тоже не может не радовать. Другой пример — замок Тевтонского ордена Типиау XIII века. Там когда-то располагалась немецкая тюрьма, затем советская тюрьма. По поручению президента, ФСИН ликвидировала эту тюрьму, ее передали нам в регион. А мы с инвесторами заключили инвестиционные соглашения, и там сейчас идет реставрация. 

Не все объекты можно восстановить, не все объекты вообще поддаются коммерциализации. Но все равно даже развалины могут быть красивыми, фотогеничными, могут служить достопримечательностью. И мы активно работаем с волонтерами. Есть у нас такая организация — «Хранители руин», которые помогают очищать, защищать, консервировать объекты, делать их тоже объектами показа, удобными для людей.

Наконец, мы активно используем различные благотворительные инициативы, чтобы также искать средства для реконструкции и восстановления объектов исторического наследия. Например, у нас третий год подряд проходит фестиваль классической музыки «Кантата», и все сборы от продажи билетов на фестиваль мы направляем на восстановление объектов культурного наследия. 

Снос дом Советов

— Одним из знаменитых зданий Калининграда был недостроенный Дом Советов, построенный на месте снесенного Кёнигсбергского замка. Сейчас его сносят. Почему было принято такое решение?

— Для начала нужно сделать уточнение. Дом Советов не построен на месте Кёнигсбергского замка. Замок располагался немного в стороне, и Дом Советов лишь чуть-чуть заходит на территорию фундамента замкового комплекса. 

Как вы знаете, строить Дом Советов начали больше 50 лет назад. С концом СССР закончилась и стройка. В эксплуатацию он введен так и не был. Потом Дом стоял, обдуваемый всеми ветрами, дождями. В начале нулевых он из муниципальной собственности перешёл в частные руки. История тёмная, признаюсь. Стоимость этой продажи, если мне память не изменяет, составляла всего лишь несколько миллионов рублей. Мы вынуждены были потом судиться в попытках оспорить эту сделку. История тянулась очень долго, при нескольких губернаторах. Пытались судиться, пытались договориться. 

Уже когда пришел я, то понял, что кроме государства эту проблему решить не может никто. С недостроем в центре города что-то надо было делать. И мы купили его, по сути, обратно. Конечно, за гораздо большие средства, однако в тот момент мы могли себе это позволить. По большому счёту мы купили право принимать решение, что с Домом Советов будет дальше. После долгих инструментальных исследований мы пришли к выводу, что его можно достроить, но для этого нужно разобрать и заново построить там в том же виде. Потому что здание начало разрушаться, железобетонные конструкции пришли в негодность, и просто реконструировать то, что есть, было бы очень дорого. Поскольку лишние деньги мы лучше на поликлиники направим, мы решили его демонтировать. 

— Что будет на этом месте?

— У меня нет готового решения. Давайте мы будем двигаться шаг за шагом. Сначала разберём Дом Советов, а потом будем действовать дальше. В городе у нас идут очень бурные обсуждения, предлагается множество проектов, вариантов. Но я для начала все-таки предлагаю сделать первый шаг, т.е. попрощаться с этим символом.

Реконструкция Калининграда

— Калининград постепенно преображается. Есть знаменитая немецкая набережная, которая на всех фотографиях. А есть у вас задумки, как можно реконструировать дальше территорию города, чтобы воссоздать исторический облик города, который, как мы знаем, очень сильно пострадал во время войны?

— Несомненно. Но опять это такой вопрос смысловой: а зачем? 

— Для туристов.

— Я совершенно с вами согласен, в том смысле, что туристы — это сейчас наша новая нефть. Туристы —это деньги. И конечно же мы много занимаемся реконструкцией. Например, делаем капремонт старинных зданий, немецких домов. Есть у нас районы, где они хорошо сохранились целыми улицами, и эти районы тоже становятся местом притяжения туристов. 

Однако слишком многое было уничтожено английской авиацией в годы войны. Бывшие районы Альтштадта, остров Канта... Я не думаю, что кто-то мне скажет спасибо за то, что я начну восстанавливать остров Канта. 

Что касается туристов, то тут тоже нужно понимать, что каждый реставрацию нужно изучать и с финансовой точки зрения. Окупится ли это? Что для того, чтобы проект окупился, желательно сделать так, чтобы турист возвращался несколько раз. Т.е. турист должен будет вернуться туда, желательно раза три, а то и больше и потратить там деньги. Потому что просто прогулявшись по прямым улочкам, переулочкам в основном турист денег может и оставит, но скорее всего один раз. Это очень технологичный вопрос на самом деле. Т.е. если мы говорим про туриндустрию, надо к этому подходить внимательно. Идеи есть такие, но говорить о том, что они в какой-то глубокой проработке пока не могу. 

На Калининград засматриваются поляки?

— В Польше начали менять дорожные указатели «Калининград» на «Крулевец». Польские власти объяснили это тем, что «русское название города искусственное и не связано с городом». О том же говорят в Литве. Там много рассказывают об угрозе, которая якобы исходит для них от Калининграда. Нет ли здесь угрозы безопасности региона? Как вы сами вообще вот это всё реагируете?

— Если говорить про переименования, то давайте вообще-то вспомним, что две трети восточной Пруссии отданы Польше по решению Иосифа Виссарионовича Сталина. Это не их земля, это была немецкая территория и до Второй мировой войны тоже. 

— Они все вспоминают средневековье.

— Я как человек, в чьих жилах течет в том числе и греческая кровь, всегда на эту тему шучу: давайте еще вспомним времена царя Леонида Спартанскогои будем делить по тем картам. Очень удобно вспоминать стародавние времена. Я боюсь, что вот эти «вспоминалки» поляков о том, кому что принадлежало, доведут их до других времен, до начала XIX века (к началу XIX века Польша прекратила свое существование как независимое государство, и было разделено между Пруссией, Австрийской империей и Россией — прим. aif.ru). Оно им надо?

Это всё такие дискуссии совершенно не нужные, мне кажется. Пусть бесятся как хотят, меня это совершенно не волнует. Я считаю, что реагировать на это можно только шутками. 

Если говорить серьёзно, то если разыгрывать разные сценарии действий со стороны поляков или литовцев, а не со стороны нас, то, конечно, реакции могут быть совершенно разные. Но это опять же не мой вопрос, а вопрос военно-политического руководства, Балтийского флота, министерства обороны и, в конце концов, верховного командования нашего. Поэтому могу сказать очень обтекаемо: у нас есть все возможности и думаю, что это должно быть главным сдерживающим фактором хоть для поляков, хоть для кого.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых