aif.ru counter
22.01.2018 00:04
12425

«Клиент созрел». Как Украина превратилась в марионетку МВФ

Президент Украины Петр Порошенко и директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард.
Президент Украины Петр Порошенко и директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард. © / Shutterstock.com

Экономист Александр Дудчак

Говоря о кредитовании Международным валютным фондом различных государств мира нужно не забывать, что это не благотворительная организация, не собрание филантропов, а один из важнейших элементов глобального механизма управления странами и народами. Очень напрасно власти Украине называют кредиты от МВФ «помощью».

Случай с Украиной не уникален, она повторяет путь многих стран Латинской Америки, Азии и Африки, которые попали в жесткую зависимость от международных кредиторов. На шею Киеву не сразу нацепили хомут неподъемных долговых обязательств. С 1994 по 2013-й было пять программ сотрудничества с МВФ. Были времена, когда Украина могла брать взаймы у Фонда без дополнительных требований внешне- и внутреннеполитического, социально-экономического характера. Пока за дело не взялись пришедшие к власти «оранжевые» политики, которые приступили к активному продавливанию идей европейской и североатлантической интеграции в сознании населения и закреплять каждый удачный свой шаг в этом направлении законодательным образом.

Новая страница сотрудничества Украины с МВФ и другими международными кредиторами открылась после февральского переворота 2014 года. В 2015 году началась шестая программа, рассчитанная на 4 года, предусматривающая выделение Украине кредитов на общую сумму 17,5 млрд долл. Поначалу все шло относительно нормально. Нормально с точки зрения адептов секты либеральных реформ. Впрочем, они надеялись на бОльшие объемы в те же сроки. В марте 2015 года Украина получила первый транш в 5 млрд долл., в августе 2015 года — второй транш в 1,7 млрд долл. В 2016 году всего лишь 1 млрд долл.

И, наконец в 2017 году произошел перелом — выплачивать по долгам пришлось больше, чем Украина получала: был выдан только один транш в 1 млрд долл., а выплатить пришлось 1,3 млрд. На этом пока все. Оптимисты от украинской власти ждут нового транша уже в феврале. Более реалистично было бы надеяться на то, что хотя бы в июле 2018 года МВФ будет рассматривать возможность выделения новой подачки Украине.

Теперь МВФ может констатировать факт — «клиент созрел». В поддержку такого мнения выступают и другие крупные финансовые доноры-вампиры Украины — Всемирный Банк, Евросоюз, ЕБРР.

«Щедрое» финансирование Украины после переворота обуславливалось необходимостью для Запада «ковать железо, пока горячо» — успеть запустить на Украине необратимые процессы, пока формально у руля страны находятся их марионетки (ведь никто не знает наверняка, что будет завтра). И для того, чтобы даже со сменой власти на трезвомыслящие политические силы, Украина не смогла в обозримой перспективе освободиться от влияния МВФ и Компании. А заодно, пришедшие к власти могли продемонстрировать населению страны пресловутую поддержку заграницы, которая «нам поможет».

Евросоюз, как один из продюсеров переворота в Украине, также финансово поддерживал своих подопечных. В 2015 году было одобрено выделение Украине финансовой помощи со стороны ЕС в размере 1,8 млрд евро. Два из трех траншей по 600 млн. было получено, выплата третьего приостановлена из-за «невыполнения украинской стороной ряда условий». Условия, предъявляемые МВФ и ЕС формально отличаются, но по сути, продолжают толкать украинское государство в заданном направлении. Требования, которыми обставляют новые кредиты сходятся в создании Антикоррупционного суда (требования МВФ и ВБ). Коррупция — вещь удобная и беспроигрышная, особенно в отношении нынешней киевской власти. Также от Украины требуют (ЕС) снятия ограничений на поставку леса-кругляка в ЕС, повышение тарифов на газ (МВФ), доведение до конца пенсионной реформы (МВФ), что предполагает дальнейшее увеличение пенсионного возраста и т.д.

Всего за время после майдана Украину кредитовали в разных объемах и на разные цели — МВФ (увеличение золотовалютных резервов), ВБ (программы социально-экономического развития, укрепления материально-финансовой базы, модернизация системы водоснабжения и повышение энергоэффективности в секторе централизованного водоснабжения в некоторых городах, на укрепление гривны, стабилизацию банковского сектора), ЕБРР (закупки газа, реабилитация ГЭС, реконструкция газопровода Уренгой-Помары-Ужгород), Европейский инвестиционный банк (кредиты для малого бизнеса, развитие муниципальной инфраструктуры, капитальный ремонт одного из газопроводов), ЕС (бюджетная поддержка для покрытия дефицита и улучшения платежного баланса страны), Канада, Германия (220 млн долл. для Фонда гарантирования вкладов физлиц), США (3 млрд долл. кредитов. на погашение других кредитов и проведение экономических реформ), Япония (100 млн долл. на проведение реформ), Польша (менее 3 млн. долл. на ремонт дорог на границе, а также улучшение системы и процесса пересечения границы), Венгрия (менее 5 млн. долл. на те же нужды, что и Польша).

Уже сейчас Украина не может уйти от МВФ, хлопнув дверью — одной из составляющих процесса установления контроля над Украиной (и даже самодостаточной целью) был отрыв Украины от России. Теперь пресловутой политике «многовекторности» пришел конец. Собрать чемодан и «уехать к маме» не получится. Страна нуждается в инвестициях, а не в кредитах. Но, в отличие от заявлений украинских деятелей о том, что «сотрудничество с МВФ дает положительный сигнал инвесторам», мировая практика показывает, что в страну, сидящую на кредитной игле, идут не инвесторы, а финансовые стервятники, стремящиеся скупить по дешевке оставшиеся активы.

Только за 2017 год государственный долг Украины увеличился на $ 6 млрд., составив $ 77 млрд. С учетом падения номинального ВВП вдвое с 2013 года, уровень госдолга эквивалентен примерно 85% валового продукта. Сама по себе эта цифра не говорит — у многих наиболее богатых стран соотношение долга к ВВП выше, но эти страны могут себе позволить, если их валюта относится к резервным, они имеют развитую промышленность, и вообще их можно отнести к «золотому миллиарду». Вход в клуб таких стран Украине закрыт.

Благодаря условиям кредитования от МВФ, при которых кредиты можно тратить только на условиях кредиторов, да и для получения кредитов необходимо выполнить требования, которые можно назвать вмешательством во внутренние дела суверенного государства, украинская экономика все больше обретает черты финансовой пирамиды. В прошлом году Украина выпустила евробонды — 3 млрд на 15 лет под 7.3% — процент выше, чем для такой страны, как, например, Нигерия. Планируется новый выпуск евробондов — уже под 7,75%, для погашения евробондов, выпущенных под 7,375%, ведь за рефинансирование приходится платить.

А чем заканчивается судьба таких пирамид, всем хорошо известно. На обслуживание долгов уже уходит 4% ВВП при официальном дефиците бюджета — 3%. И новые кредиты идут в первую очередь на покрытие старых. Речь о развитии не идет, хотя бы залатать дыры. Пенсионный фонд на данный момент имеет дефицит средств, который достигает 5% от ВВП страны. А еще есть долг Российской Федерации в более, чем 3 млрд. долл. А также, долг решение Стокгольмского арбитража по спору «Газпрома» и «Нафтогаза», касающемуся контракта на поставку российского газа на Украину. По которому украинская компания должна выплатить штраф в 2 млрд долл. за поставленный газ. Плюс 673 тыс. долл. в день — пеня за просрочку по долгам «Нафтогаза».

В 2018 году Украине необходимо вернуть кредиторам порядка10,8 млрд. долл, т.е. более трети доходной части госбюджета. И это без учета долгов перед Россией. В 2019-20гг. выплаты будут расти, и чем их отдавать — пока четкого ответа нет. Можно ожидать снятия моратория на продажу земли. В целом, в ближайшие пять лет Украине нужно выплатить более 40 млрд долл.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (4)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество