10161

Останемся без сладкого? Почему в России закрываются сахарные заводы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. Чаепитие: с сахаром или без? 04/03/2020

На прошлой неделе стало известно, что в РФ могут прекратить работу сразу три сахарных завода — Мелеузовский в Башкирии, Нурлатский в Татарстане и Товарковский в Тульской области. Причина — нерентабельность производства. Не останемся ли мы в результате без сахара? Ведь традиционный сезон заготовок никто не отменял.

«Боремся за выживание»

Казалось бы, чем больше товара, тем лучше от этого всем нам. На практике порой это оборачивается большими проблемами.

Ниже падать некуда

В Башкирии работу Мелеузовского сахарного завода его московский собственник — группа компаний «Продимекс» — приостановил ещё в конце января. Причина — слишком большой урожай свёклы, перепроизводство сахара, низкие цены.

Коллектив в 350 человек до апреля отправили в отпуска с сохранением зарплаты. Но некоторые уже уволились по собственному желанию. Что будет дальше, не хотят говорить ни собственник завода, ни директор. Заводу более 50 лет, больше четверти века не было ни реконструкции, ни серьёзных финансовых вливаний. Однако закрытие предприятия такого масштаба скажется на жизни района не лучшим образом.

По словам рядовых рабочих, все склады сейчас забиты сахаром. Руководство планирует законсервировать их на три года. Хотя у большей части продукции есть хозяева — это местные агропредприятия, с которыми рассчитываются за сданную свёклу готовой продукцией.

— Не у всех местных аграрников есть склады, потому и хранят сахар на самом заводе. Но за хранение требуют по 20 руб. в день за тонну, — делится один из свекловодов района. — В результате за сезон 2018/2019 некоторые хозяйства задолжали «Продимексу» за хранение от 3 до 18 млн руб. Продукцию отдадут только после погашения всех долгов. В районе минимум три хозяйства не могут этого сделать. Продавать сахар меньше 25 руб. за кг — обречь себя на убытки. А оптовые цены сегодня — 18–20 руб.

— Мы провели совещание во главе с министром сельского хозяйства республики, — рассказывает и. о. замглавы администрации Мелеузовского района по сельскому хозяйству, главный агроном Аркадий Шафиков. — Пригласили все наши свекловодческие предприятия (их у нас осталось семь) и соседних районов, которые сдавали свёклу к нам на завод. Все они в тяжёлом финансовом положении.

В администрации района рассказали, что для сохранения завода планируется создать сельхозкооператив. В качестве якоря — крупное предприятие из Гафурийского района, остальные — свекловодческие хозяйства из Мелеузовского и соседних районов. Вопрос в процессе обсуждения. Ведь цена вопроса — минимум 300 млн руб. В республике есть ещё два сахарных производства: Чишминский и Раевский. Они находятся в более выгодном положении, поскольку имеют собственные земли, где выращивается свёкла для производства сахара. Тем не менее в отношении Раевского завода меры поддержки уже тоже предпринимаются. Если сахарный рынок будет ползти вниз, то под угрозой закрытия окажется и это предприятие.

Свёклу — под нож?

В Белгородской обл. действуют шесть сахарных заводов. Почти все — крупные градообразующие производства с численностью рабочих от 200 до 500 чел. и мощностью переработки сахарной свёклы от 1,5 до 5 тыс. т в сутки. Пять из шести заводов принадлежат крупным агрохолдингам. Ещё три завода были закрыты или обанкрочены в начале 2010-х.

Ситуацию с производством сахара согласились прокомментировать лишь на одном предприятии: «Когда цена на сахар ниже, чем цена бутылки лимонада, ситуация оказывается близкой к критической. Предприятие постоянно борется за выживание».

В целом же позиция агрохолдингов более выигрышная: у них отлажено не только производство, но и пути реализации продукции, поэтому падение цен для них не столь болезненно. У «Русагро», например, три сахарных завода на территории Белгородской области, ещё три — в Тамбовской, два — в Курской и один — в Орловской. И ни один закрывать никто не собирается, все работают, не испытывая недостатка в сырье, поскольку Черноземье сахарной свёклы выращивает порой с избытком.

Но для аграриев этот избыток выливается в проблемы. В 2019 г. в регионе собрали 2,7 млн т сахарной свёклы при очень высокой урожайности — она превысила уровень 2018 г. При этом сам сбор корнеплодов оказался на 100 тыс. т ниже, чем в 2018 г., поскольку посевные площади под них сократили на 1000 га. Большая часть аграриев Белгородчины переходит на выращивание более востребованных культур, например сои. Причина такой «измены» — падение спроса на сахар, которого в стране переизбыток. Мелкие фермерские хозяйства в регионе выращивать свёклу практически перестали, а агрохолдинги чуть ли не каждый год корректируют свои посевные площади.

Сладкий двигатель геополитики

Россия познакомилась с сахаром едва ли не раньше, чем остальная Европа.

Уже в середине XII в. его упоминают в документе «Вопрошание Кириково». Иеромонах новгородского Антониева монастыря, первый русский математик Кирик, составил сборник вопросов-ответов на разные темы. Коснулся он и того, как следует готовить ритуальное блюдо — кутью. Ответ был такой: «Взять три части варёной пшеницы, а четвёртую — гороха, бобов и чечевицы, также варёных, приправить мёдом и сахаром».

В домонгольскую Русь сахар поступал из Византии, которая вела торг с Индией — родиной сахарного тростника и производства сахара. Русское слово «сахар» восходит к греческому «сакхарон», а то, в свою очередь, к санскритскому sarkarah — песок. Налицо прямая преемственность и повод улыбнуться словосочетанию «сахарный песок».

Позже сахар на Русь везли ордынские купцы, причём в солидном количестве. В XVII в. в Кремле активно действует «сахарная и овощная палата», которая поставляет к царскому столу «сахары, пряные зелья, сушёные и обсахаренные фрукты». Как в те времена дела с сахаром обстояли в Европе, может рассказать забавный случай: король Людовик XIV был вынужден выставлять у своей сахарницы в Версале мушкетёрский караул, поскольку сахар был очень большой редкостью и его бессовестно воровали.

Но и на Руси сахар был доступен не всем. Его стоимость была чрезвычайно высока. В XVI в. один золотник (4,3 г) сахара стоил рубль серебром, а, скажем, пуд (16 кг) ржаной муки — 10 коп. Весь сахар тогда был импортным. Только в 1721 г. Пётр I издал указ «О запрещении ввоза сахара в Россию». К тому моменту московский купец Павел Вестов уже три года производил сахар «по качеству и вкусу не хуже, а по цене ниже заморского». Правда, тоже на импортном сырье.

В середине XVIII в. было установлено, что в кормовой свёкле содержится природный сахар. И к концу столетия можно было уже говорить о производстве. В 1799 г. профессор Московского университета Иоганн Биндгейм послал русскому императору Павлу I три образца сахара собственного изготовления — в том числе белый сахар-песок и сахар-сырец.

Именно тогда сахар и стал заметным явлением не только в экономике, но и в геополитике. Связано это было всё с тем же импортным сырьём и, соответственно, возможностью перекрыть его потоки. Как только Наполеон вынудил Россию присоединиться к блокаде Англии, наши крупные помещики тут же вывели местное производство на рыночные рельсы — к 1812 г. в России было уже 10 свеклосахарных заводов. Но вот Наполеон разбит. И Англия возобновляет поставки заморского сахара-сырца в Россию. Результат — в 1817 г. влачили существование только два заводика.

Потребовались объединённые усилия императора Николая I и его не вполне законного родственника, графа Алексея Бобринского, внука Екатерины II и Григория Орлова, чтобы восстановить статус-кво. Граф в 1830-е гг. строит несколько заводов в Туле. Потом переносит центр тяжести в Малороссию — городок Смела становится столицей сахарной империи Бобринских.

Из-за неудачной в целом Крымской войны 1853–1856 гг. поток сырья из-за границы прекратился, но сахарная промышленность переживала небывалый взлёт. В 1845 г. у нас было 206 заводов. В 1860-м их стало 432. Государство всячески поддерживало предпринимателей, поскольку наверху отлично понимали: «Собственное сахарное производство отвращает возможность, в случае каких-либо политических столкновений, нуждаться в материале почти первой потребности». К 1870-м гг. империя полностью обеспечивала себя сахаром.

Почему в перестройку появились талоны на сахар?

Насколько мощной была сахарная промышленность СССР? Почему сахарный песок периодически пропадал из магазинов? Рассказывает ст. научный сотрудник Института российской истории РАН Роман Кирсанов:

— По выпуску сахара Россия стала лидером ещё в царское время. В конце XIX в. она вышла на второе место в мире, а уже СССР в 30-е гг. XX в. — на первое. На этой же высоте сахарное производство находилось и в последние советские десятилетия. Так, в 1975 г. 318 сахарных заводов произвели 10,4 млн т свекловичного сахара. И дополнительно импортировался тростниковый сахар с Кубы. Делалось это уже в политических целях, чтобы кубинцам было чем рассчитываться за товары, которые мы им поставляли.

Но, несмотря на все успехи промышленности, летом в торговле сахарным песком то в одной, то в другой области возникали перебои, больше чем 2 кг в руки в магазинах не давали. Связано это было с общими бедами советского планового хозяйства: государство не умело точно распределять товары по регионам и торговым точкам с учётом реального спроса, а выпуск товаров народного потребления отставал от роста зарплат. К тому же перед началом сезона заготовки варенья и компотов граждане увеличивали закупки. И как раз в это время на складах заканчивался сахар, произведённый из свёклы прошлогоднего урожая, и приостанавливались сезонные поставки с Кубы.

Были претензии и к чистоте сахарного песка. В результате проверок, проведённых в 1978–1980 гг., было забраковано 6–7% обследованного сахара. Больше всего примесей контролёры обнаружили в продукции, выпущенной в Казахстане: браком было признано целых 70%.

Производство сахара в СССР стало падать с начала 80-х гг., когда начал затягиваться ввод в строй новых заводов. При этом резко повысился спрос на сладкое сырьё, когда Михаил Горбачёв начал антиалкогольную кампанию и в стране в шесть раз увеличилось производство самогона. Одновременно упал импорт продовольствия, и народ, опасаясь дефицита, стал больше покупать разных продуктов, включая и сахар. Всё это привело к появлению в 1990 г. талонов.

Надо ли закупать его впрок? 

Пять лет назад 1 кг сахара стоил больше 50 руб. (см. инфографику). Сейчас в среднем по стране цена упала до 30 руб., а в некоторых магазинах песок можно купить дешевле 20 руб. Что же будет после закрытия заводов? Если стоимость сахара подскочит, не лучше ли запастись им сейчас?

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Что будет с ценами?

«Вслед за закрытием заводов будут сокращаться посевы свёклы. В результате снижения производства повысится цена. Сейчас, конечно, трудно сказать, до какой степени, но будем надеяться, что 50 руб. сахар в нашей стране больше стоить не будет», — ответил «АиФ» д. э. н., профессор, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Василий Узун.

«Цена, может, и вырастет, но ненамного, — считает владелец информационного портала Sugar.ru Вадим Гомоз. — Сахар — очень специфичный продукт. Для торговых сетей он является так называемым „якорем“, за которым приходят покупатели. Поэтому розничную цену на него выставляют зачастую даже ниже закупочной. В результате магазин теряет 1 руб. на сахаре, зато зарабатывает 3–4 руб. на другом продукте, который попутно приобретает покупатель. Даже если оптовая цена на сахар вырастет, в рознице он может и не подорожать».

Никто из экспертов рынка не призывает прямо сегодня бежать и запасаться сахаром. Возможно, они не хотят создавать панику. Но тем не менее советуют: если для вашего семейного бюджета рост цены на несколько рублей критичен и тем более если вы собираетесь заниматься заготовками, всё-таки имеет смысл купить продукт сейчас, когда его стоимость находится на минимуме.

А вот чего нам точно не стоит бояться, так это дефицита сахара. «У нас впечатляющее перепроизводство, — продолжает Гомоз. — Потребность России в сахаре — на уровне 6 млн т, а производим мы его 7,7 млн т. Излишки составляют 1,7 млн т. Помнится, у Аркадия Райкина была миниатюра „Страдивариус“. Фабрика музыкальных инструментов производила 100 скрипок, а передовик производства делал 200 смычков. „Нам столько не нужно“, — объясняли ему. А он говорил: „Я же план перевыполняю!“ Так и у нас с сахаром — нам его столько не нужно! Предыдущие два года тоже были профицитными, но нынешний вообще „убил“ сахарный рынок, снизив цену до 18–20 руб.

Это обычная капиталистическая история с перепроизводством товара на рынке. 74 сахарных завода для России — это много. Сокращение их числа — закономерная реакция рынка на устаревшее оборудование и технологии, на экологические проблемы и низкую производительность труда. В ближайшие лет 10–15 следует ожидать ухода с рынка ещё не менее 10 предприятий отрасли. Мелкие и нерентабельные будут закрываться, крупные и модернизированные — развиваться».

То, что сейчас на сахарном рынке России случилось перепроизводство, эксперты называют не иначе как чудом. После развала СССР Россия обеспечивала себя сахаром всего на 20%. Остальную часть завозила с Украины (в советское время именно она была основным производителем сахара в стране — в России работали 96 заводов, а в этой республике их было в 2 раза больше), меньше — с Кубы, из Бразилии, Мексики, Колумбии. Потом был взят курс на импортозамещение: посевы сахарной свёклы с каждым годом увеличивались, заводы наращивали производство. В итоге показателя в 90%, поставленного в Доктрине продовольственной безопасности, не только достигли, но и превысили его. Сегодня остаётся лишь крошечная доля импорта экзотического коричневого тростникового сахара. Остальной — наш, родной, свекольный.

Наш сахар недостаточно белый?

Казалось бы, если в стране есть переизбыток сахара, почему бы не продать его другим? Зачем закрывать заводы, если можно зарабатывать на экспорте?

«Наш сахар невыгодно продавать на мировом рынке, потому что он стоит дороже. Экспорт станет убыточным для производителей, — говорит Узун. — Конкуренция в мире очень высокая, многие страны производят свой сахар. К тому же свекловичный всегда стоил дороже тростникового, который можно посеять раз в 10 лет, а потом просто косить и выжимать сок. У нас условия изначально более суровые. Чтобы экспортировать наш сахар, государство должно предпринять меры для снижения его себестоимости. Пока у наших производителей значительно больше статей расходов, которых нет у их конкурентов за рубежом. Это и дорогое горючее, и высокие ставки по кредитам, и дополнительный обслуживающий персонал, который необходим в том числе для отчётности перед государством (бухгалтеры, юристы, охранники). Есть много возможностей уменьшить затраты, сделав наш продукт более конкурентоспособным».

«Экспорт тормозится не только из-за цены. Тем более что в последнее время внутренние и внешние цены начали выравниваться, — продолжает тему Вадим Гомоз. — Основная проблема заключается в том, что наш сахар по качеству не соответствует тому, который продаётся на лондонской бирже. Он недостаточно белый. Такой продукт можно продать только с большими скидками. Это произошло потому, что мы никогда не были нацелены на мировой рынок, а работали на насыщение внутреннего. Лишь некоторые наши заводы выпускают продукт, соответствующий мировым стандартам, — их покупателями являются производители известных марок сладкой газировки. Остальные работают по отечественным стандартам. А значит, наша новая задача — пересмотр ГОСТов с учётом экспортных требований. Но это вопрос не одного дня, он требует серьёзных инвестиций и модернизации производств. Только решать его рано или поздно всё равно придётся».

Есть ли какая-то польза в «белой смерти»?

Стоит ли нам переживать, что сахар окажется в дефиците? И есть ли вообще в сахаре хоть какая-то польза?

Объясняет врач-психоэндокринолог, президент Российской диабетической ассоциации Михаил Богомолов:

— Сахар не является обязательным компонентом нашего питания, можно обходиться без него. Есть две ситуации, когда он может сыграть положительную роль. Это использование сахара как источника калорий у людей после истощения и применение его в спорте для предупреждения гипогликемического шока (резкого падения глюкозы в крови). Это бывает нужно марафонцам, многоборцам и другим спортсменам, испытывающим долгие и тяжёлые нагрузки.

В обычной же жизни повышенное потребление сахара связано с развитием метаболического синдрома (ожирение, сахарный диабет 2-го типа, болезни сердца и сосудов) и с повышенной смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний. В 2015 г. Всемирная организация здравоохранения впервые выпустила официальные рекомендации потреблять не более 50 г сахара в день, а ещё лучше — не более 25 г. И это не только тот сахар, который вы добавляете сами, а весь, включая и тот, что уже содержится в продуктах.

В так называемом коричневом сахаре, который обыватели привыкли считать менее вредным, есть микроэлементы и другие полезные вещества, но в мизерном количестве. По сути, это недоочищенный (нерафинированный) сахар. Но иногда вместо него продают белый сахар, подкрашенный мелассой или патокой (это отходы производства сахара). Есть ещё сахар, обогащённый полезными веществами. Такие сахара в сравнительных исследованиях существенных преимуществ перед белым не показали — сахар из них усваивался так же быстро, как и из обычного, а микроэлементов всё равно очень мало.

Многие последователи ЗОЖ отказываются от сахара и используют подсластители (аспартам, цикламат, сахарин и др.). Споры об их вреде продолжаются, но при соблюдении норм потребления они в принципе безопасны. Сахарин подозревали в том, что он вызывает развитие опухолей мочеполового тракта. Но опыт его широкого использования во Вторую мировую войну не привёл к увеличению этих заболеваний. Стевиозиды, получаемые из растения стевия, полезны, но достаточно дороги. К тому же многим не нравится вкус подсластителей.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество