175

Спасать мир от кризиса будут «новые олигархи»

Все страны мира до сих пор переживают экономический кризис. Каждая по-своему. В Южной Корее из-за колоссальной безработицы на 14 вакансий дворника претендует аж 500 человек. В Греции гражданин бросил ботинком в греческого премьер-министра — в знак протеста против повышения пенсионного возраста и массовых увольнений госслужащих (к которым в этой стране относятся не только чиновники, но и дворники, сотрудники авиакомпаний, врачи, учителя и т.д.). И как раз в Греции на мировом форуме «Диалог цивилизаций» (во время проведения которого, кстати, из-за несогласия с социальной политикой властей бастовали работники греческих аэропортов) ведущие мировые экономисты спорили: завершился-таки экономический кризис или нет? На каком его этапе мы находимся сейчас: выходим из рецессии или ещё глубже в неё погружаемся? И сколько ещё времени потребуется для того, чтобы основные экономические системы стали стабильными?

Пузыри-то мы и не заметили?

— Кивать только на ипотечный кризис в Америке как на основную причину кризиса не правильно. Это был признак нарастающих проблем, который не смогли или не захотели увидеть. Чтобы понять, как бороться с кризисом, надо оценить факторы, которые его спровоцировали, — начал рассуждать Зигфрид Брайтлинг, исполнительный директор крупной швейцарской корпорации, который изнутри прочувствовал все «прелести» кризисного управления. — Первый фактор — это политическая воля (точнее, её отсутствие), которая позволила надувать пустые финансовые пузыри. Банки кредитовали население, не имея под это реальных средств. Все деньги были только на бумаге. Это привело к припискам в бухгалтерской отчетности. А государство ослабило контроль за необоснованно растущими компаниями. Разрешили ранее запрещённое слияние банков и управляющих финансовых компаний. То есть перемешивались деньги реальные и «создаваемые» на биржах.

Вторая причина кризиса — жадность инвесторов. Они управляли финансами, не учитывая возможных угроз. Если дела шли хорошо, инвесторы, движимые оптимизмом, нацеливались только на результат — заработать как можно больше.

Третья причина — расширение рычагов для управления финансами. Количество финансовых учреждений росло, как на дрожжах. Инструменты становились всё более и более абстрактными. Акции продавались за облигации, на которые снова выпускались новые ценные бумаги. Росло несоответствие между реальной экономикой и финрынками, которые работали не на реальный сектор, как должны были, а сами на себя.

Четвёртая — неверная оценка степени риска. Долги продавались и перепродавались, не обеспеченные реальными капиталами. Менеджеры, управляющие активами, заботились только о мгновенной прибыли, поскольку получали «бонус» от каждой сделки.

Пятая — конфликты интересов. Инвесторы полагались на добросовестность банков, которые в свою очередь тоже озаботились только прибылями. Регуляторы — государственные системы — всё пустили на самотёк, очень медленно разрабатывая инструменты регуляторы для этих рынков.

И, наконец, последняя причина — это глобализация. Капиталы увеличивались, нарастали быстрее, чем реальный труд. Экономики перестали быть местными. Предприятия дробились, ответственность за них несли сразу многие акционеры, раскиданные по всему миру. А это, по сути, обозначало, что никто за эту компанию не отвечает. Влияние на бизнес имели управленцы, а не владельцы. Причём сами финансы и те, кто ими управляет, могли быть разделены тысячами километров. К примеру, европейские банки работали на американскую ипотеку, немецкие банки стали крупнейшими кредиторами греческим судовладельцам и т.д. Поэтому любая подвижка провоцировала сбой у всех: срабатывал принцип «домино»«.

А лучше где?

Интересно было послушать мнение представителя страны, которая на фоне остальных не только удержалась в равновесии, но и вытягивает других, — Германии.

— Нас спасло то, что государство из-за федеративной формы правления ушло на уровень структуры, которая не командует, не управляет экономикой, а помогает, — пояснил Петер Шульце, профессор Университета Георга-Августа. — Кризис в Америке случился в таком объёме в том числе из-за колоссального рывка. Мы развивались медленнее, поэтому и стагнация была менее разрушительной. Американская модернизация происходила по принципу «прыжок лягушки», когда они, быстро минуя многие этапы продвижения, достигали успеха во многих областях. Нам же, чтобы совершить такое движение, минимум надо иметь на одной лапке этой лягушки знание, на второй — выстроенную промышленную структуру.

А вот Арабские Эмираты кризис не затянул как раз таки потому, что у них большую роль в формировании экономики играет государство:

— Настолько жёстко всё зарегулировано, что удаётся держать всё в равновесии, — объяснил Владимир Исаев, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, — и накопления в арабских странах на порядок больше, чем в остальном мире: 47% капитала у них идёт «в кубышку», против 23% в среднем по миру. Но и эти государства становятся уязвимыми из-за зависимости от экспорта сырья. Вспомним хотя бы ситуацию в Дубае, когда банкротство одной компании грозило разорить многих.

Кто же виноват в том, что эта экономика стала настолько нереальной и зыбкой? Здесь теоретики и практики расходятся во мнении. «Казнить» призвали и бизнесменов (которые заботятся только о собственной выгоде), и журналистов (имеющих возможность наблюдать, анализировать, но, промолчавших о проблемах), и даже нобелевских лауреатов, которые не предсказали подобное развитие мировой экономики и не могут найти выход.

Проморгали! Ну, что ж теперь копья ломать. Поэтому головы всех вышеперечисленных решили оставить на плечах. Встал вопрос — когда всё это закончится.

— Период спада будет длительным, — сказал Майкл Интриллигейтор, профессор экономики Калифорнийского университета, — он будет представлять собой не букву «V», а скорее «U». Потребуется 7-8 лет, чтобы как-то оправиться.

Российские экономисты настроены более скептически.

— Чтобы осознать и исправить последствия нынешнего экономического спада, потребуется не менее 200-250 лет, — констатировал Михаил Хазин, кандидат экономических наук.

Спасём себя сами

Если ли «спасательный круг»? Это не какая-то конкретная страна, а новое поколение госдеятелей, бизнесменов.

— Что показало нынешнее смутное экономическое время? Управленцы не умеют осознавать, как одно маленькое решение сказывается на мировых экономических событиях, — пояснила Маргарет Пеги Каннингхем, декан факультета менеджмента университета Далхауси. — Образовательные учреждения, в том числе мы, должны воспитать таких бизнесменов, которые понимают, как их повседневные дела отзовутся в будущем. Люди утратили доверие к бизнесу, не верят, что продукт, который продают, может быть действительно качественным. Человек, покупающий товар, подсознательно считает, что бизнесмен, производящий и продающий его, нацелен только на получение выгоды. И часто этой действительно так. Мы сами, образовательные структуры, воспитывали студентов, заточенных только на успех, готовых всех распихивать локтями ради него.

Поэтому мы не должны удивляться тому, что все структуры сегодня нацелены только на набивание собственных карманов, не думая о социальные последствиях.

— Вот если нам удастся воспитать менеджеров, госуправленцев нового поколения, целеустремлённых, честных, социально ориентированных, тогда и кризисов подобных нынешнему удастся избежать, — заключила Каннингхем.

Так что вся надежда на образование! Уважаемые педагоги, помогая грызть гранит науки нынешней молодёжи, учите их так, чтобы у них, будущих министров и олигархов, не возникало желания снижать пенсии, урезать пособия, увольнять и задерживать зарплату ради своей выгоды.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество