16461

Судьба резидента. Как советский разведчик спас мир от ядерной катастрофы

Александр Феклисов (в кружочке) «и другие официальные лица» сопровождают Хрущёва во время его поездки по Америке.
Александр Феклисов (в кружочке) «и другие официальные лица» сопровождают Хрущёва во время его поездки по Америке. © / Семья Феклисовых / Из личного архива

26 октября 1962 года из-за Карибского кризиса до ядерной войны оставались считаные часы. И Хрущев, и Кеннеди понимали, чем всё кончится, но не брали инициативу по предотвращению катастрофы на себя. Её проявил советский разведчик Александр Феклисов.

Атомный шпион

Москвич, сын железнодорожного стрелочника, в 1939 году закончил радиофакультет Московского института связи и попал в Школу особого назначения (ШОН).

Буквально через год учёбы Феклисов был направлен на работу в США. Сначала в его задачи входило обеспечение двусторонней радиосвязи между Москвой и советской резидентурой в Нью-Йорке. Работал он под прикрытием консульства. В те годы наша разведка решала сложнейшие задачи по получению сведений о стратегических планах США и Великобритании во Второй мировой войне, а также о разработке новейших видов оружия. Самым важным был проект «Манхэттен» - под этим названием в американском Лос-Аламосе начались совместные работы американцев и англичан по созданию атомной бомбы.

В те годы многие учёные симпатизировали Советскому Союзу. Среди таких был Дэвид Гринглас, который работал в том самом атомном центре в Лос-Аламосе. Через Джулиуса Розенберга, мужа сестры, он по собственной инициативе передавал сначала сведения по радиоэлектронике, а потом и чертежи бомбы, сброшенной на Нагасаки. Связь с Розенбергами осуществлял А. Феклисов. Когда их, единственных в американской истории шпионажа, приговорили к электрическому стулу (спасая свою жизнь, сестру сдал Гринглас), Советский Союз сделал несколько попыток спасти Розенбергов, отказываясь, однако, признавать их своими агентами. Спустя десятилетия Александр Семёнович Феклисов признал, что он действительно с ними работал, но сделал уточнение: Этель никакого отношения к деятельности мужа не имела.

Когда Александра Семёновича перевели в 1947 году в Лондон, ему поручили вести самого ценного агента - учёного Клауса Фукса, ведущего специалиста по созданию ядерного оружия. Он работал с советской разведкой, ещё находясь в Лос-Аламосе, а когда вернулся в Великобританию, передавал всю информацию через Феклисова. Одной из главных задач разведчика было не засветить агента. Благодаря его профессионализму и мужеству Фукса СССР смог в короткие сроки, сэкономив немалые деньги, создать свою атомную бомбу. После её испытания в 1949 году, что стало шоком для американцев и англичан, начались активные поиски советских шпионов среди тех, кто имел доступ к атомной тематике. В результате американская разведка вышла на Фукса. Его судили в Англии, дали 14 лет тюрьмы. После освобождения он уехал на родину в ГДР. Его вклад в создание советского ядерного оружия всячески замалчивался, и Александр Семёнович пытался добиться, чтобы учёного наградили. Но Советский Союз так и не признал заслуг Фукса.

На связи с Кеннеди

Участие А. Феклисова в атомном проекте и стало его первым вкладом в спасение мира от ядерной катастрофы. «С его помощью в том числе выровнялось стратегическое соотношение СССР и США, а это дорогого стоит: американцы уже не могли развязать против нас ядерную войну, - считает коллега Феклисова Николай Леонов. - Спустя годы он совершил второй подвиг. В дни Карибского кризиса 1962 года всё происходило слишком быстротечно, и он благодаря своему опыту, связям, интуиции взял на себя важную роль переговорщика между Хрущёвым и Кеннеди, не имея на это никаких полномочий».

Сам Александр Семёнович в своих мемуарах вспоминал о том дне так: «Память моя до сих пор сохранила во всех деталях ту встречу со Скали (обозреватель Эй-би-си Джон Скали, который был вхож в семью Кеннеди. - Ред.) в ресторане «Оксидентал».

- Члены исполнительного комитета всё более решительно склоняются к принятию предложения военных о необходимости безотлагательного вторжения на Кубу. Пентагон заверяет президента, что в случае его согласия ведомство в сорок восемь часов покончит с советскими ракетами и режимом Кастро, - сказал он.

- Президент должен отдавать себе ясный отчёт, что вторжение на Кубу равносильно предоставлению Хрущёву свободы действий, - ответил я. - Советский Союз может нанести ответный удар по уязвимому месту в другом районе мира, имеющему важное военно-политическое значение для Вашингтона.

Скали, видимо, не ожидал такого ответа. Молча посмотрел мне в глаза и спросил:

- Ты думаешь, Александр, это будет Западный Берлин?

- Как ответная мера это вполне возможно, - сказал я. На этом наша полемика закончилась.

Часа в четыре дня я начал докладывать Добрынину (в те годы посол СССР в США. - Ред.) о беседе со Скали. Вдруг вошёл его помощник и сообщил, что меня срочно просит к телефону Скали. Когда я взял трубку, он попросил немедленно встретиться с ним.

Развертывание советский ракет на Кубе. Фото: www.globallookpress.com

Через десять минут мы уже сидели в кафе отеля «Статлер», находившегося между посольством и Белым домом. Не теряя времени, Скали заявил, что по поручению «высочайшей власти» он передаёт следующее условие решения Карибского кризиса:

1) СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН;

2) США снимают блокаду;

3) США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу.

Скали добавил, что такое соглашение может быть оформлено в рамках ООН.

Я быстро записал и прочитал Скали всё, что он мне сказал. Он подтвердил - правильно. Затем я попросил Джона уточнить, что означает термин «высочайшая власть». Чеканя каждое слово, собеседник произнёс: «Джон Фицджералд Кеннеди - президент Соединённых Штатов Америки».

Вскоре эта информация дошла до Хрущёва, который передал Кеннеди положительный ответ. Угроза ядерной катастрофы миновала. Александр Семёнович ещё два года проработал в Вашингтоне и вернулся в Москву. В 90-е годы он ездил в Америку на съёмки фильма о тех событиях. И написал книгу воспоминаний «За океаном и на острове». Спустя 45 лет, день в день, 26 октября 2007 года, он ушёл из жизни. Последний из тех разведчиков, которых называли «атомными».

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы