32348

Укрощение бакса. Почему в «нефтяных эмиратах» курс доллара не меняется?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Диалог тысячелетия 17/02/2016
ОАЭ.
ОАЭ. / Георгий Зотов / Фото автора

За последние два года даже правителям монархий Персидского залива, славящимся роскошью своей жизни, ввиду цен на энергоресурсы стали приходить грустные мысли: от золотых унитазов во дворцах придётся отказаться. Ходят слухи: ещё недавно купавшиеся в нефтяных доходах Саудовская Аравия, Оман и Бахрейн, стараясь заткнуть дыры в бюджете, вскоре «обезжирят» свою валюту, резко снизив её курс по отношению к доллару. И только Объединённые Арабские Эмираты не собираются проводить никаких манипуляций на фоне быстро дешевеющей нефти. Дело в том, что в ОАЭ искренне убеждены: если деньги начнут обесцениваться, то граждане перестанут верить правительству.

«Баксы не возьму»

- Курс денежной единицы ОАЭ был установлен в 1997 году и составил 3 дирхама 67 филсов за один доллар США, - объясняет работающий в Дубае британский финансист Гарольд Майлд. - С тех пор мир сотрясли несколько экономических кризисов, но в Эмиратах ничего не менялось: бакс стоил столько же, сколько и раньше. Банки продавали доллары по первому требованию в любых количествах, поэтому спекулянты-валютчики здесь не прижились. Граждане страны потеряли интерес к «зелёному» - зачем следить за котировками, если курс всегда одинаков? Эмиратский дирхам свободно обменивается на всём Ближнем Востоке, в отличие, скажем, от египетского фунта или йеменского риала. Главной для ОАЭ была установка - люди должны полюбить национальные деньги, хранить сбережения только в них и не сомневаться в стабильности: что бы ни произошло, дирхам не «посыплется».

Установленный в 1997 году курс доллара в 3 дирхама 67 филсов не меняется до сих пор.
Установленный в 1997 году курс доллара в 3 дирхама 67 филсов не меняется до сих пор. Фото: Shutterstock.com

На первый взгляд рецепт денежной системы Эмиратов прост, как два апельсина. По примеру других монархий Персидского залива (Саудовской Аравии, Бахрейна, Омана, Катара, Кувейта) курс дирхама ОАЭ жёстко привязан к доллару. То бишь в бюджете должно иметься более чем достаточно иностранной валюты, дабы удовлетворить самый ажиотажный спрос: для этой цели в Эмиратах существует нечто вроде нашего Стабфонда. «Доллары? - флегматично пожимает плечами индус - хозяин магазинчика у станции метро «Куд Мета». - Извините, принять не могу - пожалуйста, зайдите сначала в банк напротив». В по­вседневной жизни жители ОАЭ (коренные, а не туристы) баксы не используют - их не берут в шопинг-центрах и кафе, а если и согласятся принять неофициально, то по заниженной стоимости. Плюс дирхама в следующем - он базируется не только на нефти (как денежные единицы соседей), но и на доходах от туризма, строительства офисов и финансовых операций. 

«Подружитесь с юанем»

- Считается, что свою валюту к доллару или евро «цепляют» бедные страны, - рассказывает банковский консультант Рашид аль-Расул Хейдар. - Вроде Болгарии или Боснии и Герцеговины. Но на деле это не совсем так. К доллару прикреплены также и зажиточный Гонконг, и Малайзия, да и сами государства Персидского залива до последнего времени не знали, куда деньги девать. Возможен ли подобный вариант для РФ? Сложно сказать. Учитывая политические проблемы России с Западом, связь с долларом для вас пока не вариант. Но если возникнет цель - зафиксировать курс, то рубль было бы логичнее прикрепить к нейтральному швейцарскому франку. Хотя не забывайте и про Китай. Примерно 10 лет, причём не в лучший период отношений между США и КНР, юань был привязан к доллару, и его стоимость не менялась. Китайцы никогда не думают о политике, они просто работают во имя выгоды. Думаю, в Пекине будут только рады, если рубль подружится с юанем. Валюта Китая тоже слабеет, но куда медленнее.

В чёрных красках

Как считают эмиратские финансовые специалисты, теоретически Россия поступает правильно - ведь слабый рубль даёт шанс «подняться» отечественному производителю. Но одновременно их удивляет, что наши фермеры стараются сделать свои товары не дешевле и лучше, а дороже и хуже импорт­ного аналога (взять хотя бы тот же сыр). Если рост курса доллара привёл к росту цен на еду и одежду в 2-3 раза, то родная продукция по-прежнему делается абы как, зарплаты не поднимаются, а лишь сокращаются - продолжение в том же духе не сулит ничего хорошего. «Вот почему Эмираты сейчас всеми силами стараются не допустить «похудения» национальной валюты по примеру своих соседей, - говорит бизнесмен Абу Хасим Мохаммад из Абу-Даби. - У нас основы государства построены на незыблемости дирхама. Если он рухнет - народ разочаруется в правительстве, а вы знаете, чем такие вещи грозят арабской стране. В нашем руковод­стве не устают заявлять: даже если дирхам вдруг просядет, цены на еду останутся прежними. Стоимость муки, риса и сахара в ОАЭ не меняется десятилетиями».

Тут, конечно, российские чиновники мне скажут: мол, Эмираты - маленькая страна, народу там полтора-два миллиона, им легко свою валюту «держать». Тем не менее соседние Бахрейн и Оман, где населения столько же, вынуждены идти на снижение курса собственных денег, ибо ошибочно надеялись только на нефть. У нас же ещё «веселее». В 1998 году доллар стоил 6 рублей, сейчас добрался почти до 80: вес многострадального «рубчика» уменьшился в 13 (!) раз. У нас были и «чёрный вторник», и «чёрный август», и «чёрный декабрь», и вот недавно «чёрный январь». Других красок в экономике, похоже, не осталось, и только оптимистичные политики по инерции призывают «доверять рублю». Простите, о чём тут может идти речь? Конечно, люди будут хранить сбережения в долларах. Для того чтобы доверие восстановилось, необходима стабильность рубля как минимум на пять лет. Нечто вроде того пути, который уже давно прошли ОАЭ или Китай.

Гастарбайтеры тут составляют 90 процентов населения. Постигнет ли Европу судьба ОАЭ? Читайте в следующем номере «АиФ».

Оставить комментарий (10)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество