Примерное время чтения: 8 минут
2850

«Серьезных рисков пока нет». Каким курсом поплывет рубль?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Премьерный спектакль 13/07/2022

Минфин подготовил план оптимизации бюджета для «обеспечения сбалансированности» казны. К примеру, расходы по госпрограммам решили сократить на 1,6 трлн руб. Секвестр коснется практически всех направлений, но больше всего урежут «Развитие транспортной системы» (390 млрд за три года) и «Научно-технологическое развитие» (150 млрд). Корректировке подвергнут и общие цифры бюджета — по итогам этого года вместо профицита (доходы превышают расходы) в 1,3 трлн руб. — Минфин ожидает дефицит на уровне 1,7 трлн. Окончательный вариант проекта «порезанного» бюджета правительство должно внести в Госдуму не позднее 15 сентября. К чему все это приведет? Не пострадают ли пенсионеры, бюджетники, военные и получатели соцпособий — т. е. все те, у кого зарплата и выплаты идут непосредственно из бюджета? Эти вопросы aif.ru задал директору Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александру Широву.

Секвестором по бюджету

Алексей Дуэль, aif.ru: — Александр Александрович, правительство сокращает расходы бюджета... У нас все плохо?

Александр Широв: — Ничего ужасного не происходит. Правительство действует по схеме, опробованной в кризисы 2014 и 2020 годов. Тогда тоже при принятии бюджета придержали часть расходов. По сути, происходит скрытое формирование резервов, которые потом можно будет направить туда, где деньги будут нужнее всего. Оценки спада экономики обычно оказываются ощутимо хуже реального положения вещей. На этот год были прогнозы падения до 14% ВВП, но уже сейчас очевидно, что ситуация будет намного лучше. По первому полугодию мы имеем околонулевую динамику ВВП (по отношению к аналогичному периоду 2021 года), а оценки спада в 2022 году составляют около 6%. Но власти готовятся к худшему варианту, поэтому хотят иметь возможность для бюджетного маневра в следующем году. Если ситуация начинает развиваться чуть лучше, образуются дополнительные доходы, за счет которых покрывают все то, от чего изначально на всякий случай отказались.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

— Не пострадают ли социальные выплаты и зарплаты бюджетников?

— Устойчивость бюджетной системы России находится на достаточно высоком уровне. Никаких серьезных рисков пока нет. А уж на цели социальной поддержки деньги точно будут.

На что хватит денег

— Стране нужны деньги и на модернизацию экономики, и на социальные цели. Как сделать так, чтобы на все хватило?

— Расходы бюджета можно поделить на две части: регулярные и нерегулярные. Первые — это базовые потребности, эти деньги идут на зарплату бюджетникам, здравоохранение, образование, другие сферы. Они должны быть обеспечены за счет стабильного потока доходов, которые получает бюджет. То есть налогов с компаний и граждан, акцизов, обязательных платежей. Деньги на это мы собрать точно сможем. Другое дело — дополнительные расходы бюджета на модернизацию экономики, т. е. те, которые возникают однократно в тот или иной момент: надо построить предприятие, профинансировать конкретное научное исследование и др. Их можно финансировать за счет заим­ствований (сейчас наш госдолг совсем небольшой), а также использовать средства Фонда национального благосостояния и другие резервы. Эти разовые затраты не вызывают роста постоянных бюджетных обязательств, зато показывают всем, куда будет развиваться национальная экономика, в какие отрасли бизнесу надо вкладывать деньги.

Какой рубль нужен казне

— Деньги на базовые расходы бюджета надо брать из его доходов. С ними как обстоят дела?

— Все хорошо: нефтегазовые доходы очень неплохо себя чувствуют — цены на углеводороды сейчас высокие. При этом отказаться от наших нефти и газа Европа быстро не сможет, им просто не выжить без российского топлива. Налоговые сборы тоже повышаются вслед за ростом цен. В худших условиях в 2022 году налог на прибыль компаний и на доходы физических лиц. Нужно отметить, что эти сборы в основном идут в бюджеты регионов. Как показал опыт кризиса 2020 года, у федерального бюджета остается достаточно запасов, чтобы компенсировать такие потери за счет межбюджетных трансферов. Для того федеральное правительство и существует, чтобы решать подобные проблемы.

— «Бюджетный дефицит» — тоже страшное словосочетание из 90-х. Чем он нам может угрожать?

— На самом деле ничем, это просто превышение расходов бюджета над его доходами. При снижении инфляции до небольших значений — например, 4% — его можно будет покрыть за счет внутренних банковских займов. А в текущем году дефицит в пределах 2% ВВП вообще может исчезнуть, как только курс доллара вернется в район отметки в 70 руб. Именно такое значение в правительстве считают равновесным. Нынешний курс неудобен и для правительства, и для экспортных отраслей. С импортерами ситуация такая — страна долгое время жила с курсом в 70 руб. за доллар. Когда валюта стала стоить 50 руб., они получили явное нерыночное преимущество. Так что корректировка курса будет благом для всей экономики.

Слезем ли с нефтяной иглы

— Что на самом деле сейчас определяет курс рубля?

— Рынок. Пока у нас было очень активное сальдо внеш­неторгового баланса: экспорт сократился незначительно, а импорт — очень существенно. В итоге долларов и евро на валютном рынке было много, но покупать их никто особо не торопился. К тому же сказались высокие котировки нефти и газа — на рынок за год пришло более 100 млрд долл. дополнительных доходов. Сейчас начинает подрастать импорт, ЦБ снял большинство ограничений на движение капитала через границу, что сразу привело к росту курса доллара. Скорее всего, он продолжит расти и остановится там, где его и ждет правительство, — в районе 70–75 руб. за доллар. Кстати, это движение приведет к бездефицитному консолидированному бюджету и сбалансированному торговому балансу.

— Смогут ли в нынешней ситуации другие отрасли потеснить нефть и газ с точки зрения наполняемости бюджета?

— У нас на нефтегазовые доходы приходится около 30% консолидированного бюджета (максимально было до 40%), в федеральном, правда, доля выше. Моментально структура экономики, конечно, не перестроится, но со временем значение других отраслей сильно вырастет. Доходы бюджета ведь формирует не только промышленность. Серьезную роль играют услуги, в том числе финансовые, есть другие перспективные виды деятельности. Тут все зависит от скорости их роста. Для нефтегаза предел — 1,5–2% в год. А сектор IT, например, может расти больше 10%. Ограничения доступа к высоким технологиям могут начать сказываться лет через пять, но для IT это не будет помехой — купить, условно, ноутбук можно будет всегда, а значит, эта отрасль, особенно с учетом требований по импортозамещению, останется нужной и востребованной.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах