Примерное время чтения: 6 минут
8266

От рассвета до дефолта. Какие страны могут обанкротиться в 2023 году

Глобальная экономика встречает 2023 год в далеко не лучшей форме. За сокрушающим ударом пандемии коронавируса последовал жесткий конфликт западных стран с Россией, вызвавший разбалансировку на многих товарных и финансовых рынках. Реагируя на вызовы, развитые страны защищали свои экономики, ужесточая денежную политику, чем усугубляли и без того тяжелое положение развивающихся государств. В итоге и сильные страны, и слабые наращивали долги, первые — готовясь к эпохе растущих цен, вторые — в попытке залатать дыры в бюджете. По данным вашингтонского Institute of International Finance (IIF), по состоянию на начало 2-го квартала совокупный мировой долг установил очередной рекорд, достигнув 305 трлн долл., что составляет 348% глобального ВВП.

И хотя большая часть долгов приходится на развитые страны (206,7 трлн долл.), в зоне финансового риска оказываются развивающиеся. Ливан, Шри-Ланка, Замбия и Суринам уже фактически вошли в состояние дефолта, аif.ru перечислил страны, над которыми нависла угроза банкротства в ближайшее время.

Южная и Латинская Америки

Этот макрорегион не отличается финансовой стабильностью, но два государства — Сальвадор и Аргентина — выделяются даже на общем неблагополучном фоне. Проблемы Сальвадора во многом связаны с новаторской политикой его властей, признавших биткоин официальной валютой. После летнего обвала криптоактивов резервы страны истощились, а доходность по гособлигациям подскочила до немыслимых 31,8%, ясно показывая, что международные инвесторы уже не верят в благополучный исход.

Бесшабашная Аргентина в 2020 году пережила 9-й по счету дефолт и в ритме танго уверенно движется к 10-му. За первое полугодие инфляция составила 70% в годовом исчислении, по итогам года достигнет 90%. Долги составили 74,3% от ВВП, песо обвалились в два раза, доходность гособлигаций превысила 20%.

Африка

На этом континенте проблемных держав больше всего. Серьезные проблемы испытывает вполне благополучная в недавнем прошлом Гана. Эта страна неплохо жила за счет экспорта золота (входит в топ-10 крупнейших производителей благородного металла), нефти, какао и алмазов. Но экономику Ганы подкосила коррупция и крайне некстати взлетевшие цены на нефтепродукты. Правительство этой африканской страны даже разработало программу, цель которой — уйти от долларовых расчетов за топливо, внедрив прямой обмен бензина и дизеля на физическое золото. Но пока программа не заработала, приходится опустошать валютные резервы, которые с начала года до октября рухнули с почти 10 млрд долл. до 6,5 млрд долл., инфляция составила 40,4%, а местная валюта в 2022 году уже обесценилась на 53%. Чтобы справиться с нарастающим кризисом, власти Ганы обратились к МВФ за кредитом в 1,5 млрд долл.

В очереди за дефолтом стоит и Тунис. Кредитные рейтинги этой страны находятся на «мусорном» уровне CCC, что отражается в доходности гособлигаций — 32,1%. Долги достигли 87,3% от ВВП, и самостоятельно справиться с кризисом Тунис не сможет, ему необходимо либо привлекать внешнее финансирование, либо проходить болезненную процедуру дефолта. 

Крупная экономика Египта также работает с перебоями. Его долги почти сравнялись с ВВП, достигнув в сентябре 95% от валового продукта, и инвесторы потеряли веру в страну, выведя из Египта в 2022 году рекордные 11 млрд долл. Но в течение ближайших 5 лет властям предстоит заплатить по долговым счетам более 100 млрд долл., и кредитный своп — специальный финансовый инструмент, страхующий инвесторов от потерь при дефолтах, показывает, что вероятность успешного погашения займов Египтом оценивается лишь в 44%. Каир уже девальвировал в марте национальную валюту на 15% и обратился за помощью в МВФ, но пока эти меры не помогли.

Шестая экономика Африки — Кения — тоже в зоне риска. На экономике страны пагубно сказался рост цен на продовольствие и энергоносители, на что наложилась сильнейшая за последние 10 лет засуха. Долги страны достигли 70,3% от ВВП, а в 2024 году необходимо погасить гособлигации на непосильные 2 млрд долл.

Сходные с кенийскими проблемы у Намибии и Эфиопии, с той лишь разницей, что Аддис-Абеба вынуждена сражаться не только на экономическом фронте, но и на реальном — в стране никак не успокоится гражданский конфликт, перерастающий в войну.

Ближний Восток и Азия

Богатый нефтедобывающий Бахрейн тоже плачет. Безудержные заимствования привели к соотношению долгов к ВВП в 2020 году в 80%, после чего треклятая пандемия обрушила нефтяные котировки. Но бюджетные тормоза не сработали, кредиты по-прежнему привлекались, в итоге на начало 2022 года задолженность страны выросла до 117% от ее ВВП. Сейчас местные шейхи взялись за ум, немного умерили свои аппетиты и занимать стали меньше, да и восстановившиеся цены на нефть этой стране очень помогают, но пока призрак долгового кризиса не покинул этот остров.

Главными врагами экономики Пакистана стали высокие цены на энергоносители и небывалое наводнение, причинившее ущерб в 30 млрд долл. Страна почти истратила свои резервы, их на начало октября осталось 9,8 млрд долл., чего хватит на обеспечение импорта в течение считанных 5 недель. Национальная валюта за неполный год подешевела на 30%, и Исламабад ведет изнурительные переговоры с МВФ о финансовой помощи как единственном шансе избежать катастрофы.

Европа

Юридически статус дефолта отдельные страны присвоили России, и формально некоторые инвесторы действительно не получили своих денег от вложений в наши госбумаги. Но это был уникальный случай в мировой истории, когда заемщик располагал всеми необходимыми средствами и готов был выплатить долг, но кредиторы отказались принимать эти деньги.

Также непонятен статус Украины. После февраля 2022 года их долговые обязательства обвалились на 70% и практически перестали обращаться на рынках, доходность по ним составляет 60-62%, и страна во многом зависит от внешнего финансирования.

В среднем по Евросоюзу в 2021 году задолженность составляет угрожающие 88,1% к ВВП. Но есть целый ряд стран, перешедших планку в 100%. Это Бельгия (108%), Черногория (103%), Испания (118%), Кипр (104%), Италия (151%), Франция (113%) и Греция (193%). В Великобритании этот показатель составляет 97,4%. Это не значит, что все эти страны находятся в преддефолтном состоянии, но очевидно, что сложности они испытывают.

«Тенденция ухудшения экономического состояния стран общемировая, — говорит доцент Института экономики и финансов ГУУ, академик РАЕН Константин Андрианов. — Этот процесс не замыкается на каком-то регионе. Мощный удар по мировому хозяйству нанесла пандемия, мы до сих пор не оправились от него. Были разорваны логистические цепочки, пострадали производства, туристическая отрасль.

Кроме того, сыграл свою роль конфликт Запада с Россией. Наша страна является одним из крупнейших поставщиков всех экономических ресурсов, и санкции против РФ не могли не отразиться на глобальной экономике. 

В наступающем году вряд ли что-то улучшится. Международные организации, призванные бороться с экономическими кризисами, теперь существуют лишь номинально. Международная ассоциация развития, МВФ и прочие практически свернули программы помощи беднейшим странам. Коллективный Запад увлекся украинской и тайваньской повесткой, забыв про свою экономику, и уж тем более никого не интересует судьба третьих стран. Причем пострадать могут и верные союзники Запада — в следующем году угроза нависнет над тремя прибалтийскими государствами, Грецией, и восточноевропейскими странами — Румынией, Болгарией.

Если нынешнее положение дел продолжится, то в среднесрочной перспективе серьезные проблемы возникнут и у западноевропейских стран. Не имея ресурсов, при высокой закредитованности они рискуют очень многим».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах