aif.ru counter
29.05.2019 23:24
1095

Глобальный ресурс в глобальной конкуренции. Как будем осваивать Арктику?

Jack P. / Flickr.com

Проект планетарного масштаба

На «круглом столе» в ТАСС эксперты обсудили, какими экономическими стимулами можно привлечь бизнес в арктический регион, и в связи с этим коснулись законопроекта «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне РФ», разработанного Министерством по развитию Дальнего Востока и Арктики.

«Как геолог я долгое время работал в Арктике. Мне довелось видеть пляж, где вместо гальки под ногами янтарь. Мне довелось видеть миграцию оленей в 40 тыс. голов, белые грибы с размером шляпки 40 см в диаметре. Это потрясающий регион!»,  поделился впечатлениями директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев.

Он напомнил, что российский сектор арктического шельфа – это 4,41 млн кв. км (сопоставимо с площадью всех стран Евросоюза), из которых 2 млн кв. км потенциально нефтегазоносные. Примерно 65% всех потенциальных ресурсов планеты – здесь.

Последней нераспечатанной кладовой человечества назвал Арктику директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, упомянув, что запасы только углеводородного сырья там в 1,5 раза превышают все имеющиеся в мире его запасы. При этом, по словам эксперта, глобальное изменение климата повышает и будет в обозримом будущем повышать доступность её ресурсов. Российская часть региона изучена лучше других, но с учётом того, что эта кладовая труднодоступна из-за географических и климатических условий, освоение её требует качественного государственного управления.

Арктика – это последний проект, который в условиях всё более атомизирующейся экономики может рассматриваться как проект планетарного масштаба, считает экономист Никита Кричевский. 

Проект-локомотив

Но нужно ли России тащить столь масштабный проект? Все участники «круглого стола» были единодушны: нужно обязательно. 

Аргументы противников освоения Арктики, объяснил аналитик компании WMT Consult Валерий Андрианов, одинаковые: своих технологий для добычи там нет, а чужие под санкциями. Но нельзя, считает он, переоценивать трудности. «В нефтяном комплексе сегодня 60% добычи обеспечивают технологии, которые ещё 20 лет назад казались фантастикой», - сказал он. 

«Глобальный рынок начинает распадаться на макрорегионы, - объяснил макроэкономическую ситуацию Михаил Делягин. – Это период жесточайшей глобальной конкуренции, борьбы всех со всеми, как в межвоенный период. И Арктика является нашим козырем, нашим ресурсом. Если мы в глобальной конкуренции не используем этот ресурс, это конкурентное преимущество, то мы в нынешних процессах будем участвовать в качестве еды на тарелке, а не полноценного игрока».

Кроме того, эксперты указали на колоссальный мультипликативный эффект. WMT Consult, которая провела исследование «Арктика: как разбудить «спящий» регион», оценила его в 95% с учётом локализации услуг и оборудования в нашей стране. В денежном выражении, пояснил Валерий Андрианов, этот эффект для российского бюджета может превысить 30 трлн руб. к 2038 году. Одновременно – придать импульс развитию смежных отраслей. 

Эксперты напомнили, что арктический проект часто сравнивают с космической программой, и это не случайно. Уже сейчас возродилось отечественное судостроение – на верфях в разных регионах страны идёт строительство ледоходов, нефтяных танкеров и других судов, которые будут ходит по Северному морскому пути. Причём «Звезда» и судоремонтный завод в Росляково практически построены заново. 

«Пошёл в серию самолёт «Байкал», пришедший на смену АН-2, который тоже в основном ориентирован на Арктику», добавил Рустам Танкаев.

Проект-проблема

Однако уже на нынешней стадии этот глобальный проект, о важности которого неоднократно говорил и президент страны, сталкивается с большими препятствиями, порой создающимися не кем иным, как правительством России.

Понятно, что Арктика столь же тяжела в освоении, сколь и заманчива. Любой потенциальный инвестор осознаёт: потребуются сложные технологические решения и большие затраты. И соответственно, ждёт ответа от государства, заинтересованного в развитии: что оно готово взять на себя, какие преференции предоставить?

Тем более, что у нас уже есть пример реализованного в Арктике добычного проекта компании «Новатэк», под который она, по словам участников «круглого стола», получила «сумасшедшие пошлины, льготы и стимулы». Логично, что ожидания на рынке до последнего времени ориентировались на них.

Но вот в конце апреля Минвостокразвития представило на обсуждение законопроект «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне РФ». Примером реакции бизнеса на него могут послужить, по мнению экономистов Ключевского и Делягина, действия представителей Саудовской Аравии. Инвесторы из этой страны поначалу проявили интерес к еще одному проекту «Новатэка»  «Арктик СПГ 2», но несколько дней назад сказали, что подумают, и «отошли в сторону».

«Арктика сейчас – чистое поле. Там нет ничего – ни домиков, ни аэродромов, ни предприятий. И получается, что бизнес спрашивает у государства: «Какие будут преференции?» А государство отвечает: «А вы сначала инфраструктуру создайте – те самые домики и аэродромчики, а потом поговорим о преференциях», - пояснил Кричевский.

Российские нефтяники, в отличие от саудитов, «слиться» не могут. Они уже получили лицензии (большинство лицензионных участков – у «Роснефти» и "Газпрома"). И они надеются на диалог с правительством. Эксперты напомнили, что свои предложения к этому законопроекту они передали, указав конкретные меры, которые будут реально действенными. Однако авторы их проигнорировали.

Обнуление налога на добычу полезных ископаемых, содержащееся в них, поддержали все участники «круглого стола». Михаил Делягин в связи с этим указал на то, что этот налог не дифференцирован в отличие от других стран, где он разнится в зависимости от условий добычи.

«Себестоимость добычи в Арктике в 2 раза выше, чем на традиционных месторождениях, - пояснил старший аналитик агентства «БКС Премьер» Сергей Суверов. – А НДПИ –это 70% отчислений компаний. Поэтому его обнуление – вопрос основополагающий для развития арктических проектов».

Были высказаны предложения и по другим налогам. Кроме того, государство могло бы взять на себя часть затрат на строительство объектов инфраструктуры, считают эксперты, и это оказалось бы существенным стимулом, а также участвовать в финансировании научных исследований в регионе (пока же, как сказали эксперты, «вся арктическая наука – на «Роснефти»).

К тому же нельзя смотреть на налоговые льготы как на безвозвратные вложения. Делягин назвал их «налоговыми инвестициями» со стороны государства. А Суверов пояснил, что льготы, которые были даны по Самотлору, позволили замедлить спад добычи на месторождении с 5% в 2017 году до 1,1% в 2018-м. Более того, государство получило эффект в размере 60 млрд руб. «Мы видим, что налоговые стимулы – это не благотворительность со стороны государства. В конце концов они оборачиваются ростом налоговых платежей».

А директор WMT Consult Наталья Гриб привела в пример главного конкурента России на нефтяном рынке – США. Точнее, их проект сланцевой революции. Она, по словам эксперта, стала возможна только потому, что 20 лет до этого при поддержке государства там финансировались все возможные новые технологии добычи.

Да и сегодня в этой стране установлен потрясающе благоприятный для нефтяных компаний налоговый режим, упоминалось во время дискуссии. Вслед за США аналогичные шаги предприняла и Саудовская Аравия. 

Справка 

По данным учёных, в российской части Арктики сосредоточена четверть отечественных запасов нефти и более 70% газа. Начальные извлекаемые суммарные ресурсы углеводородного сырья арктических морей оценены в 120 млрд т условного топлива. Стоимость этих запасов, по предварительным оценкам, составляет 20 трлн долл. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество