Примерное время чтения: 8 минут
21218

Европа взялась за активы. Что стоит за арестом имущества России за рубежом?

Сюжет Арест зарубежного имущества России по делу ЮКОСа

В Бельгии наложен арест на имущество РФ. Соответствующие уведомления накануне получили российские компании. В течение двух недель учреждения должны заявить о находящихся в их распоряжении активах, денежных средствах и долгах перед Россией. Кремль действия Брюсселя назвал спорными и пообещал оспорить арест имущества.

Сегодня к аресту российских активов приступили французские правоохранители.

При чём тут ЮКОС?

По информации «Интерфакса», ареста российского имущества добились акционеры ЮКОСа. Как сообщало агентство, в список бельгийских приставов попали 47 организаций. В частности, компания «Евроконтроль», регулирующая воздушное движение над Европой, все крупные российские банки, зарегистрированные в Бельгии, представительства негосударственных организаций и СМИ и даже архиепископства Брюссельского и Бельгийского РПЦ. Претензии приставов не распространяются на организации, защищённые дипломатической неприкосновенностью (посольства, консульства и т. п.).

Аналогичные действия по отношению к российскому имуществу по иску бывших акционеров ЮКОСа проводятся и во Франции, передаёт РИА «Новости». Так, наложены аресты на счета российских компаний и дипломатических миссий во французской «дочке» ВТБ. Об этом ТАСС сообщил президент ВТБ 24 Михаил Задорнов.

Кроме того, ряд российских представительств получили уведомления о погашении долга в виде ареста на недвижимость.

Фото: www.globallookpress.com

Напомним, в прошлом году после почти десятилетней тяжбы Гаагский суд удовлетворил требования бывших акционеров прежнего нефтяного гиганта ЮКОСа к РФ. В суде решили, что Россия нарушила Европейскую энергетическую хартию: банкротство ЮКОСа проводилось в интересах государства. Распродажу активов компании Михаила Ходорковского в Гааге сочли экспроприацией. Согласно решению суда, Москва должна выплатить потерпевшим 50 млрд долларов (истцы требовали 100 млрд долларов — прим. ред.), а также оплатить судебные издержки в размере 65 млн долларов. В России вердикт Гаагского суда признавать отказались. «Российская сторона, безусловно, будет использовать все имеющиеся правовые возможности для отстаивания своей позиции», — говорил глава МИД Сергей Лавров.

В российском Минфине решение Гаагского арбитража сочли политически ангажированным и нашли несколько изъянов в выводах суда.

В декабре Москва оспорила решение Гаагского суда по делу ЮКОСа.

Меж тем бывшие инвесторы ЮКОСа обещали добиваться компенсации в 50 млрд долларов путём конфискации российского имущества в странах ЕС и США. Как в октябре 2014 года писало немецкое издание Der Spiegel, ссылаясь на адвоката акционеров Тима Осборна, истцы собирались подавать иски в суды Германии, Великобритании, Франции, Нидерландов и США. Если Высший земельный суд Германии признает правомерным постановление Гаагского суда на территории своей страны, то имущество России на территории Германии может быть конфисковано. Дело в том, что согласно законам ФРГ, постановления Гаагского суда Германия должна выполнять с 1961 года, отмечало СМИ.

А в начале этого месяца Минюст РФ заявил, что Россия готовится к возможным арестам государственных активов в связи с решением Третейского суда в Гааге. По словам министра юстиции Александра Коновалова, имущество может быть арестовано за рубежом из-за вступления в силу решения по делу акционеров ЮКОСа.

И вроде бы логично, что арест российского имущества, во всяком случае, в Бельгии связан с решением Гаагского суда по ЮКОСу, однако в Совете Европе опровергли эту связь.

В заявлении пресс-секретаря Генсека СЕ Дэниела Хольтгена, которое цитирует РИА «Новости», говорится, что информация о «причинно-следственной связи между решениями бельгийских властей и исполнением Россией постановления ЕСПЧ по делу ЮКОСа является ложным».

Иными словами, причины, почему бельгийские приставы заинтересовались российским имуществом, остаются неясными.

В любом случае, РФ намерена разобраться с арестом своего имущества и обжаловать его. «Мы считаем достаточно спорными решения ЕСПЧ и Гаагского арбитража. Юристы международного уровня сейчас работают для того, чтобы наши решения защитить. Мы прогнозировали эту ситуацию», — приводит агентство слова помощника президента Владимира Путина Андрея Белоусова.

По его словам, сейчас Россия предпринимает ряд мер для защиты интересов страны в судебном порядке. «Ситуация во Франции и Бельгии, мы должны отметить, к сожалению, очень сильно политизирована. Будем надеяться на то, что здравый смысл возобладает, и мы далеко в эту историю не зайдём», — добавил он.

Многолетние тяжбы

Надо сказать, что России не впервой сталкиваться с арестом своего имущества за рубежом и с посягательствами на него со стороны других стран или инвесторов.

Например, компенсации потерь, понесённых в России в 90-х годах, долгое время добивался немецкий предприниматель Франц Зедельмайер. Разбирательства с ним продолжаются более 15 лет.

В 1991 году принадлежащая Зедельмайеру компания SGC International совместно с санкт-петербургским ГУВД учредили совместное предприятие, в уставной капитал которого ГУВД внесло особняк на Каменном острове, являвшийся на тот момент ведомственной резиденцией. Однако в 1995 году строение перешло к Управлению делами президента РФ. Немецкий бизнесмен, успевший инвестировать в реставрацию особняка, потребовал возмещения расходов. В 1998 году Стокгольмский международный коммерческий арбитражный суд присудил Зедельмайеру 2,3 млн долларов в качестве компенсации за убытки, связанные с петербургским особняком.

Несмотря на победу, одержанную в суде, немцу до сих пор не удалось добиться от Москвы компенсации. В феврале прошлого года Зедельмайер добился продажи имущества российского торгпредства в Кёльне, а в сентябре прошлого года в Стокгольме прошёл аукцион по принудительной продаже здания торгпредства РФ. Российская сторона подала жалобу на продажу своего имущества, однако суд её отклонил. В МИДе тогда отметили, что здание торгпредства в Стокгольме имеет дипломатический статус, и его продажа противоречит нормам международного права.

Компенсации за якобы незаконные действия РФ более десяти лет добивалась швейцарская компания Noga, требовавшая от Москвы 300 млн долларов. Суть спора между швейцарцами и Россией также уходит корнями в 90-е годы. В 1991 году РФ и Noga договорились о бартерных поставках продуктов питания и товаров народного потребления в обмен на нефтепродукты. Сумма соглашения оценивалась в 1,5 млрд долларов. Однако это сотрудничество продлилось недолго, и уже в 1993 году Люксембургский суд арестовал активы нашей страны в западных банках. Спустя четыре года Стокгольмский международный суд оценил долг России перед Noga в 23 млн долларов. А в 2000 году Стокгольмский арбитраж постановил начать аресты средств на российских счетах за рубежом. Также обеспечительный арест на счета Центробанка России и ряда российских организаций наложен был Парижским трибуналом. По делу Noga европейские правоохранители пытались накладывать арест на российский парусник «Седов» (впоследствии арест был снят, поскольку плавательное судно не являлось государственной собственностью — прим. ред.). В рамках судебного разбирательства между швейцарцами и Россией арестовывались даже картины из Пушкинского музея, предпринимались попытки ареста российских самолётов на авиасалоне Ле-Бурже в 2001 году. Однако картины были возвращены в Россию, а арест воздушных судов был признан незаконным.

Поставить точку с Noga и добиться снятия ареста с остального имущества (активы Центробанка, Внешэкономбанка, ВТБ, Правительства РФ) России удалость только в декабре 2008 года. Тогда Федеральный суд Швейцарии подтвердил необоснованность претензий истцов из Noga к российским активам на территории Швейцарии.

Оцените материал
Оставить комментарий (9)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах