aif.ru counter
07.07.2017 00:06
57199

«Дряблые ноги? Пошла отсюда!» Откровенное интервью модели о своей работе

© / SaMBa / Shutterstock.com

Елена попала в модельный бизнес в 14. Благодаря участию в нескольких конкурсах красоты девушку заметили и пригласили в Москву. В столице её ждала трёхкомнатная квартира на шестерых и бесконечные кастинги. Благо большинство из них заканчивались фразой: «Вы нам подходите». Вчерашняя провинциалка очень быстро стала востребованной моделью, благодаря работе она объездила полмира и прочно обосновалась в Москве. Сегодня ей за 30, но она не спешит уходить из профессии, хотя признаётся, что свою собственную дочь в этот бизнес отдавать бы не стала.

Каждому свое

По-моему, не быть моделью, если у тебя для этого есть все данные, — это кощунство. Другое дело, когда ты весишь 150 килограмм и начинаешь мучить себя диетами, чтобы достичь заветных 90-60-90. Это полная глупость. Если весы под тобой зашкаливают — не лезь на подиум, становись чемпионкой мира по сумо. Каждый должен занимать своё место.

Мой рост в 14 лет уже был как сейчас, — 180 см — и параметры соответствовали модельным. Естественно, я решила принять участие в каком-то заезжем конкурсе красоты, который организовали москвичи, и заняла там первое место. Потом были ещё конкурсы, в итоге меня заметили скауты. Это люди, которые ищут определённые типажи девушек для работы в различных агентствах. Так я попала в столицу.

Агентство снимало нам трёхкомнатную квартиру, в которой кроме меня жило ещё 5 девочек из разных городов. 30% гонорара уходило на оплату жилья. Грубо говоря, эти деньги у нас забирали, а всё остальное можно было тратить на собственные нужды.

Первая категория

Я всегда работала много и на хороших заказчиков: дорогостоящие показы, съёмки в Европе, недели моды, крутые мероприятия и т. д. На модельной квартире, по сути, появлялась только летом, когда проходила пробы.

Не знаю, как сейчас, но раньше всех девочек можно было поделить на определённые составы. Допустим, я входила в первую категорию: это модели, которые получают самую хорошую работу. Потом шли те, кто меньше нравился заказчикам, их часто ставили на выставки. Они по 8-10 часов раздавали там листовки либо просто стояли на стенде при полном параде и на каблуках. Это адский труд. Я в своей жизни только два раза была задействована на выставках и после этого сказала, что больше не собираюсь там работать. Третья категория — девочки, которые из-за роста могли быть только фотомоделями, естественно, на подиум их не брали. А сколько было таких составов, 10 или 25? В такие подробности я уже не вдавалась.

Даже на квартире жили разные девочки. Например, у меня была одна подружка из Белоруссии, которая постоянно сидела без работы, конечно, ей приходилось нелегко. Но я всегда старалась поддерживать её и других соседок, часто всех кормила и поила. Делилась одеждой. Если есть такая возможность, так почему бы не помочь?

Пошла отсюда

Кастинги — это всегда не слишком приятная история, но без них никуда. Сценарий обычно один и тот же: девочки выстраиваются в длинную линейку. Либо их просят пройтись модельной походкой перед потенциальными заказчиками.

Иногда выбирают из 100, 200, 500 человек. Желающих получить работу очень много. Но если твой типаж не подошёл, то не на кого обижаться. Это только твоя проблема. Мне кажется, нужно быть полной идиоткой, чтобы не понимать таких элементарных вещей и ненавидеть всех конкуренток.

Одни из самых жёстких кастингов были для «Дикой орхидеи», поскольку этот бренд несколько лет подряд устраивал очень крутые шоу. Вы когда-нибудь видели фильмы о том, как выбирают танцовщиц в «Мулен руж»? Там происходило примерно то же самое: «Синяк — пошла отсюда. Дряблые ноги — вышла. Сплошные кости или жир на боках — на выход. Слишком бледная, слишком толстая, слишком худая — ушла!» Режиссёр этого шоу ни с кем не церемонился. Не потому, что он злой, а потому, что отбор мог идти по 5 дней, а ему среди всех желающих нужно было найти 50 самых лучших девочек.

Вообще с моделями особо не считаются. Один очень известный режиссёр, который ставил мультибрендовые показы в ЦУМе и ГУМе, как-то мне откровенно нахамил: «Манекенщица, заткни свой рот!» Но я не из тех, кто будет терпеть подобные вещи, и послала его в очень грубой форме. Конечно, на этом наше сотрудничество с ним навсегда закончилось, зато у меня было много другой работы.

100 баксов за показ

Я работаю моделью уже 17 лет и сколько себя помню, расценки не меняются. Красная цена показа 100 баксов! Просто раньше сам доллар стоил 30 рублей, а сейчас — чуть больше 60. Вот и получается, что за участие в Неделе моды в среднем девочки получают шесть тысяч, и это в лучшем случае, некоторые работают и за три. Лично я работала минимум за десять, на меньшие деньги просто не соглашаюсь. Бельевые показы стоят дороже примерно на 40%. Самые высокооплачиваемые — это показы причёсок, когда тебе на голове создают настоящее произведение искусства. Смотрится красиво, но ходить с таким сооружением не очень приятно. Плюс ты должен приезжать на репетиции, тратить на подготовку гораздо больше времени, чем обычно.

«Шеф хочет познакомиться»

Мне кажется, что охотницы на богатых мужчин, любительницы выкачать денег из чужого кошелька или просто мечтающие удачно выйти замуж есть не только в нашей профессии. Но в этом бизнесе таких девушек действительно много, поскольку моделей часто хотят купить, на них большой спрос.

Мне никто никогда не делал каких-то непристойных предложений, хотя бывали ситуации, когда предлагали с кем-то познакомиться. Обычно это были не сами мужчины, а их помощники или секретари, которые говорили стандартные фразы: «Мой шеф очень занят, но вы поезжайте к нему на встречу. Вы даже не представляете, какого уровня этот человек». Я на такие вещи вообще не реагировала. Хочешь познакомиться — приезжай и знакомься.

За мной ухаживал очень богатый мужчина, не какой-нибудь старый и толстый, а молодой, подтянутый и очень состоятельный. Он до сих пор меня любит, мы даже встречались. Но в какой-то момент я поняла, что не готова выйти за него замуж и родить от него детей, и мы расстались. Я связала свою жизнь с другим человеком.

Ярлыки

Я не люблю, когда навешивают ярлыки: если модель, то обязательно тупая или лёгкого поведения, спортсмены — идиоты, охранники — в голову едят, а не думают ей и т. д. Не могу сказать за современное поколение девочек, те, кто родился в 90-е и 2000-е, сильно отличается от нас, но в моё время большинство девушек понимали, что быть просто красивой недостаточно. У многих по два высших образования, у меня самой есть диплом режиссёра массовых праздников и представлений, плюс я окончила ГИТИС. А у вас сколько образований?

Обнажёнка

Мне не раз предлагали сняться для Playboy за довольно приличные деньги: несколько тысяч долларов. Но если в бельевых показах я принимала и принимаю участие, то такая обнажёнка не для меня. Имея подобные «скелеты в шкафу», ты уже не станешь депутатом, не займёшься благотворительностью, не сможешь быть примером для кого-то. Хотя, конечно, в той же Госдуме есть девушки, которых мы когда-то видели на страницах мужских журналов, мягко говоря, в не самом одетом виде.

Поймать звезду

Звёздная болезнь? А как без неё, когда вокруг тебя так много внимания, все хотят с тобой сотрудничать. Например, я склонна к тщеславию. Сейчас, конечно, в меньшей степени, чем в начале карьеры. Раньше могла чуть ли не с ноги дверь открыть: «Вы тут все г***о, я самая крутая». До сих пор стараюсь бороться с такими вещами в своём характере. Вообще, в нашем мире нужно быть уверенной в себе, где-то даже наглой, тогда у тебя будет много работы, ведь если ты знаешь себе цену, то и окружающие относятся к тебе соответствующим образом.

Дочь

Я не хочу, чтобы моя дочь работала моделью, и у меня для этого есть веские основания. Во-первых, это тяжёлый труд, за который в России платят слишком мало. Хочется, чтобы мой ребёнок получал миллионы долларов за то, что делает, а не 3 копейки. Во-вторых, это психологически сложно. Мне повезло, что я не поддалась каким-то дурным влияниям: наркотики, алкоголь и разгульный образ жизни меня миновали. Но есть примеры, когда девочки ломались. В этом плане я просто боюсь за свою дочь. Плюс бесконечные кастинги. Ты иногда сидишь по нескольку часов, ждёшь, переживаешь и... не проходишь. Если уж мой ребёнок захочет (и у неё для этого будут реально хорошие данные), я попробую пристроить её в какие-то европейские агентства, потому что быть моделью в России — это работать за копейки, какой бы крутой ты ни была.

Старость в 30 лет

На днях один фотограф сказал мне: «Модельный бизнес такой жестокий, пенсия наступает в 25 лет». Я чуть не умерла со смеху, потому что мне самой почти 34 и моей напарнице по той съёмке столько же, а наши лица и тела украшают всевозможные каталоги одежды. На самом деле ты можешь работать до тех пор, пока способна конкурировать с молодыми.

Я уже давно хотела завязать, но меня постоянно куда-то зовут, востребованность колоссальная. Моя дочь приходит на показы, чтобы посмотреть на маму. У некоторых моделей дети школу закончили, а они всё ещё в деле. Конечно, приятно, когда тебя приглашают, это льстит моему женскому самолюбию.

Я боюсь старости, а кто её не боится? У меня есть коллега, которую я всегда считала эталоном красоты, смотрела на неё и думала: «Боже, какая красавица». Как-то мы не виделись целых два года а, когда наконец пересеклись, я поймала себя на мысли: «А Оля уже не та!» Жалко. Она сильно постарела, хотя мы одного года рождения. И я понимаю, что её саму это тоже беспокоит. Но это ровно до тех пор, пока ты занят только своей модельной карьерой. Стоит расширить горизонты, как всё меняется. У меня есть муж, ребёнок, я веду мероприятия, мне просто некогда сидеть и оплакивать ушедшую молодость. Да, я уже не такая, как раньше, зато мудрая. И мне не так страшно, если завтра телефон затихнет и меня уже не позовут на съёмку или очередной показ.

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество