555

Дела не терпят спешки: почему резонансные преступления в России расследуют годами?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. ОборонДАЧстрой 13/03/2013

Ответственных нет

                                                               
Интернет-опрос

Существуют ли в России честные судьи?

Нет — 31% (753 голоса)

Да, но их меньшинство — 29% (705 голосов)

К счастью, с нашим правосудием пока не сталкивался — 25% (606 голосов)

Да, и много — 15% (342 голоса)

Всего голосов: 2406

Опрос проводился на сайте WWW.AIF.RU

А ведь есть и совсем «зависшие» дела. До сих пор никто не ответил за смерть наших коллег: Дмитрия Холодова (взорван в 1994 г.), Владислава Листьева (застрелен в 1995 г.), Пола Хлебникова (убит в 2004 г.) и многих других. Не нашлось виновных и в зверских избиениях Олега Кашина (2010 г.) и Михаила Бекетова (2008 г.). Практически сошло на нет начатое 2 года назад, в 2011 г., расследование деятельности подмосковных прокуроров, «крышевавших», как нам рассказывали, сеть подпольных казино. Жуткая трагедия в станице Кущёвской, произошедшая 2,5 года назад, пока ждёт своих приговоров: вынесен пока лишь один: сообщнику извергов, разом лишивших жизни 12 человек, бывшему местному депутату С. Цеповязу присудили штраф в размере 150 тыс. руб.

Громкие убийства российских журналистов. Хроника>>

Полтора года потребовалось на подготовку суда над обвиняемыми в крушении летом 2011 г. судна «Булгария», унёсшего на дно 122 человека. Хотя похожий случай с итальянской «Коста Конкордией» произошёл в 2012 г., там суд начался на несколько месяцев раньше. Выходит, итальянским следователям хватило полгода, чтобы довести дело до суда, а наши копошились в три раза дольше! А недавно глава След­ственного комитета А. Бастрыкин заявил о том, что на передачу в суд материалов по многомиллиардному воровству в «Оборонсервисе» (расследуется уже пятый месяц!) также потребуется... минимум год.

Неужели в органы у нас специально набирают «тормозов», неспособных быстро ловить преступников и доказывать их вину? И почему лишь редкие криминальные загадки удаётся разгадать в короткие сроки? Смогла же полиция на днях отрапортовать о поимке заказчика, исполнителя и соучастника нападения на худрука балетной труппы Большого театра Сергея Филина. То есть когда хотят - могут? А если не могут, значит  не хотят?

Сотрудники Следственного комитета России (СКР) пояснили нам, что согласно  Уголовно-процессуальному кодексу предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня его возбуждения. Но в особых случаях его можно продлить до года. Однако в реальности часто происходит так: дела приостанавливаются, а потом возобновляются. И так почти до бесконечности.

«На Западе подобная процедура максимально открыта и понятна. Если, скажем, в деле выявляются коррумпированные чиновники - их просто наказывают согласно закону, - высказал «АиФ» своё мнение Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. - В России же этот процесс часто становится проблемой: виновные оказываются родственниками и знакомыми высокопоставленных чиновников, включается механизм их выведения из-под удара».

К. Кабанов приводит такой пример: в Новосибирске серьёзно пострадал Герой России Дмитрий Ларин. Раненного в Чечне инвалида-подполковника внутренних войск избила компания, состоявшая из сотрудников Следственного комитета, фельдъ­егерской службы, МВД, охранного предприятия и адвоката. Одним из нападавших оказался сын весьма высокопоставленного лица. «Им не понравилось, что боевой офицер заказывал в караоке военные песни, - пояснил эксперт. - В итоге вместо того, чтобы наказать виновных, следствие всеми силами пыталось «отмазать» этих людей. Мы донесли эту страшную историю до Президента России В. Путина. Он поручил главам МВД и Следственного комитета РФ ­В. Колокольцеву и А. Бастрыкину взять дело под личный контроль. Прошло более полугода, и... расследование практически сошло на нет».

Юрий Скуратов, бывший генпрокурор России, объяснил «АиФ» затягивание дел несколькими причинами. Прежде всего, действующие в России законы требуют очень скрупулёзного предварительного - досудебного  - расследования. Необходимо установить личности всех фигурантов, выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и т. д. Во многих случаях необходимы долговременные экспертизы, а организации, которые эти экспертизы проводят, крайне перегружены работой. В США, например, основной упор делается на судебное следствие. Полицейские обязаны лишь собрать минимальные доказательства и улики, а все выводы потом делают судья и присяжные.

«Но есть и другие причины, по которым затягиваются расследования в нашей стране, - считает Скуратов. - К сожалению, в последнее время значительно ухудшилась квалификация следователей. Многие из них не могут ничего противопоставить матёрым адвокатам обвиняемых, располагающим огромными средствами и целым штатом помощников. Защитниками частенько являются бывшие сотрудники прокуратуры и правоохранительной системы. Наконец, есть и фактор политической конъюнктуры. Чтобы снять накал страстей по некоторым делам, таким как дело «Оборонсервиса», следствие искусственно замедляется, пока интерес общества к ним не спадёт. После этого можно будет спокойно «отмазать» крупных чиновников, которых «нельзя» сажать за решётку. По моему мнению, такая ситуация очень вредна для страны. Ведь длительный разрыв между преступлением и наказанием отрицательно сказывается на профилактике криминала и принципе неотвратимости кары».

Порочный круг

Многие адвокаты считают, что главная проблема - в непрофессионализме и в нежелании установить справедливость. «Столь долгие сроки расследования объясняются потрясающим уровнем профессиональной деградации, постигшей весь силовой блок, - уверил «АиФ» адвокат Вадим Клювгант, защищавший М. Ходорковского, обвиняемых по «Болотному делу» и др. - Ситуация ухудшается из-за отсутствия спроса на настоящий профессионализм. Руководство интересует лишь лояльность подчинённых и их готовность выполнить любой приказ, независимо от степени его законности. Самостоятельные по закону следователи превращены в бездумных исполнителей, «деревянных солдат». Сегодня расследования зависят от расстановки приоритетов. Так, дело «ЮКОСа», по которому уже давно осуждены П. Лебедев и М. Ходорковский, до сих пор продолжает «расследоваться». На это уходит труд и время десятков следователей и сотен оперативных сотрудников.

Понятно, что производство таких «дел» наносит существенный ущерб расследованию по-настоящему важных преступлений. В итоге волокиты люди остаются без защиты, преступники не наказаны, справедливость попрана. А это неминуемо приводит к росту беззакония. Для того чтобы переломить ситуацию, необходимо воссоздать честный прокурорский надзор и независимую судебную систему. Но это возможно лишь в случае возникновения гражданского общества. Но попытки активно защищать права приводят к арестам и новым делам. Такой вот порочный круг».

Как это ни печально, но журналистам «АиФ» пришлось убедиться в правильности такой точки зрения на своём опыте. 10 лет назад автору этой статьи неизвестные злоумышленники проломили голову, сломали пять лицевых костей и основание черепа. Оперативники, расследовавшие этот случай, заверяли, что быстро распутают явно «заказное» покушение и найдут громил, устроивших журналисту открытую черепно-мозговую травму. Однако в итоге за все эти годы они даже не соизволили позвонить, чтобы рассказать о своих успехах.

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы