aif.ru counter
495

Каратэ для КГБ, часть вторая: каратэ для гладиаторов

Каратэ от кубинцев

Поскольку запретить столь популярный вид восточного единоборства так и не удалось, в ноябре 1978 года Спорткомитет СССР издал приказ «О развитии борьбы каратэ в СССР». При комитете создали Всесоюзную комиссию по каратэ, которую возглавил легендарный Алексей Штурмин. В ноябре 1979 года по инициативе КГБ комиссию преобразовали в Федерацию каратэ СССР, которую возглавил заместитель председателя Центрального Совета «Динамо» полковник госбезопасности Виктор Куприянов, а Штурмин стал его первым заместителем.

В КГБ долго не могли решить, каких иностранных инструкторов следует приглашать. В 1978 году заместитель председателя КГБ СССР генерал Владимир Пирожков во время командировки на Кубу познакомился с так называемым оперативным каратэ (защита в условиях реального боя), которое произвело на него неизгладимое впечатление. Им он поделился с Юрием Андроповым, тот пообещал договориться с Фиделем Кастро о командировании его специалистов в Советский Союз. При приглашении учитывалось и то, что офицеры кубинского МВД то и дело выполняли задания в разных «горячих точках» и имели большой опыт по применению каратэ. К приезду кубинцев приурочили всесоюзные сборы сотрудников КГБ. Поскольку зал на стадионе «Динамо» вмещал не более 15 человек, пришлось срочно искать новое помещение. Спешно переоборудовали динамовский баскетбольный зал на Петровке 26; закупили татами, макивары, боксерские мешки.

В ноябре 1978 года офицеры Рауль Рисо и Рамиро Чирино прибыли в Москву.

И до февраля 79-го они обучали представителей высших школ КГБ, специалистов по физподготовке, инструкторов оперативному каратэ и окинавскому стилю каратэ дзёсинмон. С 9 утра до 6 вечера работали с участниками всесоюзных сборов (чуть более 30 человек), вечером занимались со всеми желающими сотрудниками КГБ (таких набиралось до ста человек). По воспоминаниям участников, нагрузка была столь велика, что ее не выдерживали даже опытные инструкторы.

До финиша добрались не все. В феврале 1979 года только 50 человек были аттестованы как инструкторы оперативного каратэ. (В 2004 году в интервью журналу «Додзё» Рауль Рисо так оценит своих учеников: «Когда речь идет о применении оперативного каратэ в реальных ситуациях, русским в этом нет равных».)

Инструкторами стиля каратэ дзёсинмон стало всего лишь пятнадцать офицеров: девять получили коричневые пояса, шесть – зеленые. В 1979 году сотрудник Первого главного управления КГБ СССР Юрий Маряшин (коричневый пояс) и сотрудник Девятого управления КГБ СССР Валерий Самойлов (зеленый пояс) создали секции каратэ дзёсинмон (Центральная секция МГС «Динамо» и «Арсенал»). Забегая вперед, скажу, что в 1982 году еще одна группа сотрудников госбезопасности прошла стажировку по оперативному каратэ на Кубе.

Динамовские гладиаторы

– На занятия, которые проводили кубинцы, со стороны никто не был допущен, что вызвало недоумение и разочарование у Штурмина и его товарищей, которые просились на сборы, – вспоминал бывший сотрудник Пятого управления КГБ СССР Владимир Чугунов, получивший из рук кубинцев коричневый пояс. – С этого момента началось деление на каратэ в «Динамо» и за его пределами. Соперничество это, длившееся до 1991 года, было нездоровое и ни к чему хорошему не привело. К примеру, сотрудникам госбезопасности запрещали участвовать в открытых соревнованиях даже на первенство Москвы. Я просился на чемпионат СССР, пришел к Силину, мол, я в такой форме, всех порву, только пустите… А в мне в ответ: «Ты – оперативный сотрудник, вот и занимайся оперативной работой». Мне позволялось участвовать только в соревнованиях внутри «Динамо», да еще как одному из ведущих судей разрешали судить чемпионат Москвы по каратэ.

Первый чемпионат «Динамо», проведенный в декабре 1980 года во Дворце спорта на улице Лавочкина, вызвал большой интерес и ажиотаж. Говорили, что в те дни сборы были больше, чем на матчах футболистов «Динамо».

– Незадолго до динамовского чемпионата руководство Спорткомитета СССР вернулось из Испании с чемпионата (европейского или мирового, не припомню) по каратэ и приказало на примере «Динамо» ввести правила ограниченного контакта, – рассказывал Владимир Чугунов. – При этом никто не знал, что такое ограниченный контакт, как надо контролировать удар и прочее. А удары без контакта наши судьи не оценивали. Я провожу свой первый поединок, ухожу с татами, и вдруг слышу за спиной: «бум» – упало тело тяжеловеса, выступавшего на соседней площадке – нокаут, причем без возможности двигаться. Так вот, на этом чемпионате «по правилам ограниченного контакта» – я запомнил эту статистику на всю жизнь – на 119 участников пришлось 132 обращения к врачу, 52 нокдауна и 11 глубоких нокаутов. Я уж не вспоминаю о поломанных ребрах, которые хрустели на весь зал. У вышедших на помост финалистов от полученных ударов лица были кривые и косые, с синяками и кровоподтеками. Тогда Александр Никитин из Центрального совета «Динамо» назвал нас гладиаторами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы