aif.ru counter
2004

«Выхода нет». Могут ли неоднозначные надписи подтолкнуть человека к суициду

После того, как в интернете были раскрыты многочисленные «группы смерти», в новостных сводках то и дело всплывает информация о том, как на волне антисуицидальной борьбы власти конфискуют жевательную резинку, которая призывает молодое поколение к крайним шагам, или возмущенные родители пытаются изъять партию блокнотов, на обложке которых красуется фраза: «уничтожь меня». Могут ли неоднозначные надписи и рисунки действительно стать «спусковым крючком», способным подтолкнуть ребенка к самоубийству, АиФ.ru попробовал узнать у психолога Анны Хныкиной.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Анна Владимировна, могут ли надписи, как например «выхода нет», «уничтожь меня», или изображение китов подтолкнуть человека к суициду? 

Анна Хныкина: Если внутренняя готовность сформирована, настроение соответствующее, то да. Как это страшно ни звучит, у подростков бывают суицидальные наклонности, они любят драматизировать ситуации, очаровываться смертью и всей атрибутикой, которая имеет к ней отношение. Это естественный процесс, поскольку в таком возрасте ребенок начинает выходить из семьи в мир. Безусловно, мы можем и должны делать все, чтобы на тетрадках не было странных надписей, которые, как нам кажется, призывают к самоубийству. Но если у человека внутри эта тема смерти играет, она найдет, на что спроецироваться. Соломку здесь может подстелить только семья. 

Очень важно не доходить в этом вопросе до маразма. Например, запрещать изображение китов на школьных принадлежностях — явный перебор. Давайте тогда уничтожим все фильмы, которые романтизируют тему мертвых, например, «Сумерки». Кстати, в мое время учителя любили говорить фразу: «А если тебе скажут прыгнуть в окно, ты прыгнешь?». Следуя этой логике, они тоже призывали нас к суициду. Но нормальный, здоровый человек не прыгнет из окна. А для подростка с нестабильной психикой «спусковым крючком» может быть что угодно. Не «Синий кит» виноват. Эта тема существовала и до всех этих сомнительных групп. На заборах тоже всегда что-то было написано. 

— Почему в таком случае именно сейчас «группы смерти» стали так востребованы?

— На самом деле, сейчас, получив массовую огласку, они уже не так популярны, как раньше. Пока тема являлась неким стыдным табу, она существовала, была окутана тайной и очаровывала. В настоящий момент интерес снизился. 

Если говорить о ситуации в целом, то когда ребенок закрывается, он ищет поддержку своему протесту у каких-то «более умных» руководителей, которые, как ему кажется, понимают его лучше, чем взрослые.

— Почему дети не находят поддержку у родителей?

— Когда что-то подобное, страшное происходит, мы говорим первым делом: «Куда смотрели родители?». А мама с папой не всегда виноваты, у хороших родителей не обязательно хорошие дети. Мы часто создаём сами невыносимые условия жизни ребенку, и обычно это происходит из лучших побуждений, просто взрослые считают, что они таким образом воспитывают свое чадо. Сколько лет считалось абсолютно нормальным бить детей. Никто не думал, что при этом унижается личность, что это насилие. В корне проблемы лежит «хорошее» воспитание. 

— Как вы относитесь к мнению о том, что появление «групп смерти» и все эти тетрадки и книги с опасными призывами — это некое «оружие Запада» по истреблению молодого поколения? 

— Мне кажется, подобные вещи говорят люди, которым очень хочется бороться с врагом снаружи и ничего не делать внутри. Еще раз подчеркну — если мы будем присматривать за подростками, никакой Запад нам не грозит. Но многие предпочитают закрывать глаза на странно-непонятное состояние детей, а потом искренне удивляются и разводят руками, когда что-либо случается. 

— Что вы имеете в виду под фразой «присматривать за детьми», с какого возраста нужно это делать? 

— С момента рождения, психические защиты формируются в течение первых лет жизни. Нужно выстраивать хороший контакт с ребенком, смотреть ему в глаза, с ним нужно беседовать, дружить и общаться. Формировать уважение и доверие, а не послушание от страха. Когда наступает острый момент и дети принципиально от нас закрываются (это норма в развитии), мы получаем все, что в них вложили или не вложили. В это трудное время нужно сохранять контакт ради контакта только для того, чтобы ребёнок мог в трудную минуту вовремя нам обо всем рассказать, не боясь, что его накажут. Если есть такой контакт и доверие, то никакой опасности у вас не будет. Если же ваше чадо боится вас и знает, что за свой проступок он не только не получит поддержку, а будет бит и унижен, то опасность возрастает. Чтобы не случилось ничего страшного, между ребенком и родителями должен быть контакт, должно быть доверие. 

— А как на уровне государства можно противостоять суицидальным настроениям, и можно ли?

— Мне кажется, в этом вопросе нужна публичность и сильная огласка. Первоначально «Синие киты» притягивали всех своей таинственностью, но их востребованность стала снижаться, поскольку о них начали рассказывать. Не нужно делать вид, что такой проблемы не существует. И опять мы возвращаемся к родителям: необходимо обсуждать риски и последствия со своими детьми, говорить с ними об их желаниях и возможностях, поддерживать интерес к жизни, а не просто запрещать им что-то. Если вы ежедневно уничтожаете душу в ребёнке, убеждаете его в никчемности и бессилии, то он будет искать вне семьи поддержку своему внутреннему протесту как замену вам. Если не в социальных сетях, то на улице.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы