Примерное время чтения: 6 минут
639

Вернуть лицо. Новые возможности челюстно-лицевой хирургии

Фото: пресс-служба РНИМУ имени Н.И. Пирогова

Выражение «потерять лицо» для некоторых пациентов означает вполне реальную проблему. В помощи челюстно-лицевых хирургов нуждаются и взрослые, и дети. Как восстановить внешность детей и подростков и вернуть им утерянные функции и здоровье, aif.ru рассказал врач — челюстно-лицевой хирург, руководитель Центра хирургии головы и шеи Российской детской клинической больницы РНИМУ имени Н. И. Пирогова Минздрава России, заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии Андрей Лопатин.

Помощь челюстно-лицевого хирурга требуется детям не только после аварий и травм, но и при большом количестве заболеваний. «За два десятилетия в нашем отделении получили медицинскую помощь более 14 тысяч детей. Сейчас каждый год лечение проходят свыше тысячи пациентов, включая тех, кто обращается амбулаторно», — рассказал Лопатин.

Технологии сегодняшнего дня

Из самого названия специальности становится понятно, что основной областью приложения навыков челюстно-лицевого хирурга является лицо человека. Внешность требуется либо восстановить, либо сохранить. Современные технологии, в которых используется новейшее оборудование с видеоэндоскопическими стойками, аппаратами для сверхточной навигации и нейрофизиологического мониторинга, особый инструментарий (например, хирургические микроскопы), а также инновационные лекарственные препараты значительно увеличили возможности этой хирургической отрасли. Благодаря новшествам она стала не только более эффективной, но и менее травматичной. В настоящее время интенсивно развиваются так называемые малоинвазивные методы лечения, в частности эндоскопическая хирургия и другие малотравматичные вмешательства высокой категории сложности.

Фото: пресс-служба РНИМУ имени Н.И. Пирогова

Лучший возраст для операции

По словам эксперта, всех пациентов отделения челюстно-лицевой хирургии можно условно разделить на четыре группы. В первую входят дети с врожденными пороками развития головы и лица. Во вторую — с посттравматическими и послеоперационными дефектами и деформациями структур головы и шеи. В третью — пациенты с новообразованиями (доброкачественными и злокачественными) в этой области. И, наконец, в последнюю группу входят дети с гнойно-септическими очагами в области головы и шеи. Но наибольшее число пациентов на сегодня составляют дети с пороками развития и новообразованиями.

Оперируют и грудных малышей, и подростков. При каждой патологии есть свой наиболее подходящий возраст для проведения операций, поэтому откладывать хирургическое лечение при наличии показаний не следует. «Оптимальный возраст для лечения детей с краниосиностозами — это 5-8 месяцев, с расщелинами губы и неба — 6-12 месяцев. Но все зависит от тяжести проявления того или иного заболевания. Все очень индивидуально», — говорит Лопатин.

личный архив Андрея Лопатина
Фото: пресс-служба РНИМУ имени Н.И. Пирогова

Когда голова не той формы

Большое внимание специалисты уделяют лечению несиндромальных и синдромальных краниосиностозов, черепно-лицевых дизостозов. Краниосиностоз возникает в результате внутриутробного зарастания того или иного черепного шва. Форма патологии зависит от того, какой именно из восьми швов черепа зарос преждевременно. 

«Большая группа врожденных состояний, при которых возникает деформация черепа ребенка, не только создают проблемы в социальной адаптации, но могут в дальнейшем привести к необратимым повреждениям головного мозга, развитию внутричерепной гипертензии, судорог и другим неблагоприятным последствиям, — говорит врач. — Исправление этой деформации требует своевременного вмешательства челюстно-лицевого хирурга и помощи целой команды врачей: нейрохирургов, офтальмологов, оториноларингологов, анестезиологов, реаниматологов, трансфузиологов, лучевых диагностов и др.».

Щадящая хирургия

«Если раньше при лечении врожденных деформаций костей черепа хирургам приходилось применять титановые материалы, которые спустя время надо было извлекать, для чего требовалась повторная операция, то сегодня в практику вошли инновационные методы лечения с применением биодеградируемых фиксирующих материалов (пластин и шурупов), — рассказывает Лопатин. — Благодаря этому можно избежать необходимости повторного вмешательства. В подавляющем большинстве случаев удается провести все лечение за одну госпитализацию. 

Кроме того, при ряде черепно-челюстно-лицевых патологий во время операции используются искусственные материалы для восполнения дефектов в области свода черепа и верхней зоны лица».

Хирурги сегодня применяют так называемые аддитивные технологии: в частности, имплантаты из гидроксиапатита и полиэфирэфиркетона. Это позволяет значительно уменьшить продолжительность операции, а следовательно, и наркоза, а также сократить реабилитационный период.

«Также для устранения врожденных деформаций верхней и нижней челюстей стал широко применяться метод дистракционного остеогенеза, — отметил Андрей Лопатин. — Автор методики советский хирург Гавриил Абрамович Илизаров предложил ее для лечения деформаций трубчатых костей, но с течением времени этот метод нашел свое применение и в области челюстно-лицевой хирургии. Суть метода заключается в формировании костной мозоли между двумя краями костей и ее растяжении с помощью специальных аппаратов до необходимого размера кости. Когда эффект будет достигнут, остается дождаться полного окостенения мозоли. После чего аппарат или аппараты удаляются. 

Выросли и возможности медикаментозного лечения. Например, с 2017 года пациентам с гигантоклеточными поражениями костей черепа и нижней челюсти в отделении РДКБ впервые в России начали применять препараты моноклональных антител в рамках таргетной терапии. Таким образом, был разработан первый отечественный протокол по лечению гигантоклеточных новообразований — исследование еще проходит этапы испытаний, но уже получены позитивные результаты».

Командный подход

Современная детская черепно-челюстно-лицевая хирургия — это синтетическая специальность, которая требует от челюстно-лицевого хирурга большого количества знаний и навыков. Этот врач должен пройти специализацию и в области пластической хирургии (иметь диплом и сертификат пластического хирурга). Кроме того, ему надо ориентироваться и в нейрохирургии, неврологии, оториноларингологии, офтальмологии, онкологии, сосудистой и гнойной хирургии. 

Разумеется, в лечении пациентов принимает участие не один хирург, а целая мультидисциплинарная команда специалистов. Например, в РДКБ РНИМУ имени Н. И. Пирогова отделение челюстно-лицевой хирургии входит в состав Центра хирургии головы и шеи, объединившего отделения нейрохирургии, офтальмологии и оториноларингологии. В отделении трудятся пять челюстно-лицевых хирургов, врач-хирург-онколог, ортодонты, 20 медицинских сестер и младших медицинских сотрудников.

Важная часть лечения — это послеоперационные реабилитационные мероприятия. Основным специалистом на этом этапе становится врач-стоматолог-ортодонт. План ортодонтического лечения всегда обсуждается вместе с челюстно-лицевым хирургом. В ряде случаев врач-ортодонт проводит предоперационную подготовку. Ведь залогом успеха в лечении детей с заболеваниями головы и шеи является междисциплинарный подход.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы