2229

Светлана Савина: «С пациентами я забываю о своих проблемах»

Лекарственное обозрение № 9. Помогут ли фармации стандарты? 29/09/2015
Светлана Савина.
Светлана Савина. Из личного архива

Гомеопатия – золушка медицины. Не примкнувшая ни к народной, ни к традиционной, так и держится более двух веков особняком, время от времени подвергаясь обструкциям.

При этом не просто выживает, а вполне уверенно себя чувствует как в «просвещённой Европе» и азиатских странах со своей особой системой врачевания, так и в России, где в любом городе при желании можно найти вывески «врач-гомеопат» и «гомеопатическая аптека». Однако, чтобы стать хорошим специалистом в этой области, необходимо всю жизнь собирать буквально по крупицам знания и опыт других коллег. Ведь в нашей стране ни в одном медвузе этой профессии не обучали и не обучают.

Имя гомеопата Светланы Савиной в Ростове хорошо известно. Многие её знают как отзывчивого и искренне старающегося помочь больному врача.

Самуил Ганеман.
Самуил Ганеман. Фото: Commons.wikimedia.org

Две тропы

Немецкий врач Самуил Ганеман, профессор Лейпцигской академии, считался незаурядной личностью. Он преподавал химию, фармакопею, первым стал применять в качестве лекарств малые дозы растений, ядов, солей. И в начале XIX века в Европе стал широко известен своей врачебной деятельностью. Спустя столетие у Ганемана появилось много последователей и приверженцев этого метода лечения. Любовь к гомеопатии Савина унаследовала от отца, известного в 40‑е годы в России гомеопата Альфреда Витоля.

«В послевоенные годы в Ростове было всего два гомеопата, один из них – мой папа. Чтобы открыть в те времена свой кабинет, нужно было обладать определённой смелостью и упорством. Мы жили в маленьком домике, одну из комнат которого занимал кабинет для приёма пациентов. Мне нравилось наблюдать из приоткрытой двери за его работой, слушать разговоры с больными. Каждый посетитель в конце приёма задавал вопрос: «Сколько я вам должен?» Я, маленькая девочка, никак не понимала ответ отца: «По усмотрению!» В большом письменном столе был ящик, куда отец складывал купюры, которые ему платили посетители. Иногда он оттуда их доставал и отдавал очередному пациенту, если тот жаловался, что вот на приём он деньги нашёл, а на выписанное лекарство не хватает. Нужно сказать, что лекарств обычных в те годы катастрофически не хватало, но гомеопатическая аптека, единственная в городе, славилась большим ассортиментом. Уже со студенческих лет мы могли с отцом обсуждать методы лечения, разбирали случаи из практики. Гомеопатию никогда не жаловали в медицине, особенно стали искоренять это направление в начале 70‑х годов, и поэтому по настоянию отца я пошла в ординатуру онкоинститута по специальности «радиология». Так стала онкологом. Но все эти годы старалась, чтобы дело папы не пропало, и пыталась совмещать оба вида деятельности. Защищала всегда два сертификата – по онкологии и гомеопатии. Вот так получилось, что всё время иду по жизни двумя тропами. И должна сказать, что это мне здорово помогает».

Основная теория

«Многие приравнивают работу гомеопата к работе психотерапевта, – продолжает доктор. – Ведь, чтобы правильно подобрать лекарство, нужно вникать в такие личные подробности жизни пациента! Нужно понять его восприятие жизни, найти источник жизненной силы. Все гомеопатические препараты действуют через нервную систему. Почему гомеопаты просят не глотать, а рассасывать препараты в области слизистой рта? Потому что таким образом лекарства по-другому доходят до структур организма. Сегодня очень много теорий о механизме действия гомеопрепаратов. Но, как сказал однажды известный в Европе специалист по гомеопатии, выступая на международном конгрессе в Амстердаме (я в нём принимала участие): «Да, мы до сих пор не знаем досконально их принципа действия, но ведь гомеопатия работает». И это действительно так».

Учение Ганемана основано на принципе: подобное лечится подобным. Каждое растение, металл, яды змей, пчёл в больших дозах вызывают отравление, признаки их очень разные. Но все они называются лекарственной болезнью. Признаки лекарственных болезней сходны с признаками болезней человека. Так, например, укус пчелы вызывает отёк, покраснение, боль. А в малых и очень малых дозах этот же яд убирает проявления болезней, связанных с болью, отё­ками тканей. Поэтому второй принцип, на котором основал учение Ганеман: чем меньше доза препарата, тем больше ответная реакция организма. Ну и немаловажный момент – знание индивидуальных особенностей пациента: от конституции больного и его темперамента до прошлых заболеваний и пристрастий в еде. Вот почему, по словам Светланы Альфредовны, ей приходится, как Шерлоку Холмсу, раскрывать всю подноготную своих подопечных. Прошлые душевные и физические травмы, даже отношения в семье могут повлиять на назначение лекарств. Согласитесь, такой интерес к личности больного встретишь среди современных врачей нечасто.

Все за и против

По поводу того, почему гомеопатия так и не стала конкуренткой официальной медицине, у опытного врача свой взгляд.

«Общелечебные специалисты признавать гомеопатию так и не собираются, расценивают её как шарлатанство или психическое внушение пациенту. По большому счёту такие претензии имеют место быть, поскольку в самой сущности препарата на самом деле присутствует скорее лишь информация о траве или минерале, нанесённая на крупинку нейтрального вещества. Естественно, не слышно ни вкуса, ни запаха. И если иногда меня некоторые пациенты спрашивают: «Чем вы лечите?» – так и отвечаю: «Пустышками, плацебо». Но это ведь людям помогает!

Хотя на аптечном рынке сегодня представлено новое направление гомео­препаратов, в которых дозировки увеличены. Их прописывают пациентам даже врачи-аллопаты.

На недавней общероссийской конференции гомеопатов в Москве обсуждались вопросы юридического обоснования деятельности врача-гомеопата. В частности, необходимость всех документов, которые заполняет специалист на поликлиническом приёме. Но уложить в рамки обычной истории болезни общение врача-гомеопата с пациентом сложно. У гомеопата другие задачи: узнать как можно больше о пациенте, а не о конкретной болезни, ему надо вытащить из больного его сущность духовную, назначить препарат, который даёт возможность выздороветь всему физическому телу.

Конференция ещё раз подтвердила: гомеопатия нашла своё место в медицине, выпускаются как новые, так и проверенные временем препараты. В ряды гомеопатов вливаются молодые кадры. Но, наверное, мы и дальше будем существовать параллельно аллопатам. Думаю, что это лечебное направление останется по двум убедительным причинам.

Во‑первых, профессиональный гомеопат подбирает лечение применительно к вашей сущности, а не основываясь на симптомах болезни, поэтому оно может быть более эффективным.

Во‑вторых, гомеопатические лекарства практически лишены побочных эффектов.

Но разумом я понимаю, что на современном этапе одной гомеопатии не быть. Экологически грязный век нуждается в подавлении микробов. Но только гомеопрепараты могут влиять на эмоциональный фон человека, на его духовную сущность и силу. Могут помочь физическому телу воспрянуть и выйти из болезни. Вообще же это методика лечения для людей, которые считают себя чувствительными ко всевозможным явлениям окружающей среды, не переносят определённых видов пищи, ощущают неприятные симптомы от перемены погоды, громких звуков.

Это методика лечения для людей с различными хроническими заболеваниями и для тех, кто не может переносить высокие дозы лекарств.

Гомеопатия идеально подходит для сокращения продолжительности острых заболеваний, таких как простуда, грипп, ангина, бронхит. По этой причине она особенно хороша для деток. Педиатр вылечил основное, а чтобы не перешло в хроническую форму, вот тут как раз гомеопатия и помогает поставить организм на здоровые рельсы. И это никакая не реклама, это правда!

Однако не нужно делать ставку на гомеопатию при серьёзных инфекционных состояниях, когда нужна хирургическая операция. Как врач-онколог, скажу, что гомеопатия никогда не исцеляла от рака. И если приходят пациенты с онкологическими заболеваниями, стараюсь убедить их идти к специалистам. Печально признавать, но многие онкобольные сегодня не верят нашей медицине и идут лечиться к бабкам, знахарям, экстрасенсам. Я же могу помочь лишь тем, кто пролечился, улучшить общее состояние, укрепить защитные силы. Гомеопатия, увы, не панацея.

Смысл жизни

К Савиной ходят семьями: родители приводят своих детей, а теперь уже и бабушки – внуков. Часто к ней приходят просто за советом – как поступить в том или ином случае, к какому врачу или лечению прибегнуть.

«Когда подошёл пенсионный возраст, решила: не буду больше работать. Но вскоре поняла, что не смогу. Работа – смысл моей жизни. Наверное, это наследственное. Мой папа работал буквально до последнего дня. Жизненный принцип отца: помочь всем. Может, он даже и не очень хорош, но я его переняла».

Светлана Альфредовна в пенсионном возрасте пребывает уже более двадцати лет. И современные цифровые технологии, без которых сегодня невозможна деятельность врача, освоила, будучи… прабабушкой. Единственное, о чём сетует: времени не хватает на Интернет и на общение в коллегами. А ещё – на воплощение давней мечты: построить красивый дом и украсить его цветами.

«Я же работаю на двух работах и в двух местах. В одном – как маммолог-онколог, в другом – как гомеопат. Одну – маммолога – давно бы уже оставила, но главврач каждый раз просит поработать ещё, и я соглашаюсь.

Знаете, есть молодые врачи-коллеги, которые неоднозначно воспринимают мой возраст. Но когда передо мной пациент, забываю о возрасте, о недомоганиях, о своих проблемах. Я люблю всех пациентов! Вся окунаюсь в их ситуацию, разбираюсь до тонкостей. И когда они потом приходят и говорят, что действительно стало лучше, эти слова для меня самый ценный подарок».

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы