Примерное время чтения: 5 минут
570

С тренажёром под капельницей. Основные правила реабилитации после инсульта

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Всенародные выборы презента 20/12/2023

Сколько времени может продолжаться реабилитация больных после инсульта? И когда нам всем ждать новую страшную пандемию?

Рассказывает директор Национального медицинского исследовательского центра ЛРЦ Минздрава России, главный внештатный специалист по анестезиологии-реаниматологии МЗ РФ, профессор Сергей Царенко.

Лидия Юдина, aif.ru: Сергей Васильевич, говорят, что врачи могут вытащить с того света любого пациента, а вот поставить его на ноги и вернуть к жизни – задача архисложная, поскольку реабилитация у нас хромает.

Сергей Царенко: Реабилитация стала важным этапом в здравоохранении сравнительно недавно. При этом Россия – одна из немногих стран, где восстановление доступно по полису ОМС. За рубежом оно не входит в страховые программы. В Германии, например, по страховке оплачивается только месяц занятий с реабилитологом после стентирования, за последующее восстановление пациент платит сам.

В нашем центре 90% пациентов (а мы принимаем людей со всей страны) бесплатно проходят восстановление по разным профилям. Самые востребованные – нейрореабилитация после инсультов, черепно-мозговых и спинальных травм, восстановление после сердечно-сосудистых и онкозаболеваний (в частности, после мастэктомии – удаления молочных желёз при раке молочной железы). При этом реабилитация может проходить долго. Например, после инсульта – в течение полутора лет, а после черепно-мозговых травм в отдельных случаях (при наличии прогресса) – и до двух лет.

Представить к педали 

– Есть мнение, что утраченные функции, которые не удалось восстановить в течение года после инсульта, не удастся вернуть уже никогда. Стоит ли тратить усилия?

– Многое зависит от объёма поражения и своевременности оказания медицинской помощи. Но шансы помочь человеку продолжить привычную жизнь, возобновить трудовую деятельность сегодня довольно высоки. В моей практике были случаи, когда люди полностью возвращались к обычной жизни после тяжёлых мозговых катастроф.

Для этого необходима ранняя активизация пациента. Прежде считалось, что пациента после инсульта не нужно «беспокоить», поэтому он мог долгое время лежать без движения. Сегодня реабилитация начинается уже в реанимации. Больной ещё лежит под капельницей, а специальный тренажёр, имитирующий езду на велосипеде, принудительно крутит ему ноги. Это очень важно. Если мозг не включается во внешнюю активность, то он, как любой неиспользуемый орган, хуже восстанавливается.

Тот же принцип применяется после кардиологических, онкологических и любых других операций: больных поднимают с кровати в первые же часы. В ЛРЦ даже пациентам, находящимся на аппарате искусственной вентиляции лёгких, проводится пассивная дыхательная гимнастика. Практика показывает, что лечебная физкультура значительно сокращает сроки пребывания в стационаре. Однако реабилитация не должна прекращаться и после выписки из клиники. Мы создаём видеокурсы реабилитационных программ для выписанных пациентов, по которым они могут заниматься дома самостоятельно.

– Где же взять столько специалистов, чтобы приставить к каждому пациенту?

– Сейчас мы отрабатываем дистанционный вариант подготовки врачей-реабилитологов. Наши опытные сотрудники готовят видеоматериалы, отправляют их в регионы, а консультанты будут обучать по ним региональных инструкторов. Планируем приглашать врачей из регионов в Москву, обучать их, знакомить с нашими методами работы. Любой наш пациент после выписки может запросить телемедицинскую консультацию. Больным важно заниматься самостоятельно. Можно разработать самую эффективную программу, но, если человек не будет сам прилагать усилий, старания профессионалов пропадут даром.

Вирусы поджидают

– Во время пандемии вы были зам. главного врача крупнейшего ковидного госпиталя. На ваш взгляд, ковид ещё покажет себя?

– Сегодня у нас есть достаточная прослойка привитых и переболевших, поэтому вряд ли можно ждать серьёзного подъёма заболеваемости. Также нет оснований считать, что новый штамм будет более патогенным, чем предыдущие. Беречься, прививаться от ковида нужно пожилым людям и пациентам с хроническими заболеваниями.

Однако угроза новых сложных пандемий не исключена. Человек вторгается в ареалы обитания животных, вытесняет их оттуда. Поэтому вирусы, которые раньше атаковали животных, переключаются на людей. И через 3, 5, 10 лет может повториться ситуация, которая была с COVID-19. Нам нужно помнить главный урок пандемии: быть готовыми к новым вызовам и иметь всё своё – и медицинское оборудование, и лекарства. Опыт ковида показал, что в трудной ситуации никто своего не отдаст. Достаточно вспомнить, как западные поставщики взвинтили цены на свою продукцию.

Главный вопрос

– Сможем ли мы в ближайшие 5–10 лет заместить западное медоборудование и лекарства?

– Мне не нравится слово «импортозамещение» – тот, кто догоняет, вынужден плестись в конце. Мы должны стремиться к импортоопережению, и для этого у нас есть все возможности. По поручению главы Минздрава Михаила Мурашко я собирал информацию о перспективных отечественных разработках и был приятно удивлён, что у нас есть немало интересных медицинских решений. Учитывая финансирование, которое сейчас выделяется на эти цели, уверен, что это посильная задача.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы