2634

Лекарства против рака: от горчичного газа до молекулярно-генетического тест

«АиФ. Здоровье» № 50. Александр Попов: «Я наплавался до икоты» 13/12/2012

Наш эксперт – руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова, профессор Евгений Имянитов.

Точно в мишень

Первые попытки вылечить рак при помощи лекарственных препаратов были предприняты еще во время Второй мировой войны. В 1942 году американские ученые Луис Гудман и Альфред Гилман, работавшие в военных засекреченных лабораториях, попытались использовать для терапии лимфомы боевое отравляющее вещество – горчичный газ. Это лечение улучшило состояние первого же пациента, на котором проводился эксперимент, однако полного выздоровления не наступило.

Первое излечение неоперабельного рака было продемонстрировано в 1958 году, когда при помощи терапии метотрексатом удалось спасти женщину с хорионкарциномой. В целом лекарства-цитостатики, прототипом которых был тот самый горчичный газ, широко используются в онкологии уже более полувека. Для большинства больных именно цитостатическая терапия продолжает быть основой лечебных схем.

Луис Гудман и Альфред Гилман

Цитостатики приводят к гибели раковых клеток – они угнетают процесс их деления и распространения по организму. Цитостатические препараты значительно продлевают жизнь больных, а в определенных клинических ситуациях способствуют полному излечению от онкологического заболевания. Но такая терапия поражает и здоровые ткани – клетки кожи, костного мозга, слизистых оболочек. Большие дозы таких лекарств могут вызывать много побочных эффектов и плохо переноситься, малые же – не уничтожают рак до конца. Вот почему успехи онкологии последних лет связаны не столько с цитостатиками, сколько с новым поколением лекарств – таргетными препаратами, появившимися 15 лет назад.

Процесс превращения нормальной клетки в раковую связан с участием особых молекул – онкобелков. В результате определенных мутаций они активизируются и заставляют клетку активно делиться. Таргетные препараты блокируют онкобелок, ставший виновником развития опухоли, при этом другие белки не затрагиваются. Благодаря этому терапия становится прицельной и во многих случаях приводит к значительному замедлению опухолевого роста и в некоторых случаях даже полному излечению пациента.

Молекулярно-генетические тесты

Тем не менее признать проблему решенной нельзя. Во-первых, таргетные препараты разработаны не для всех видов опухолей: за 15 лет в практику вошло около 20 лекарств, еще 200 пока находятся в стадии клинических испытаний; тем не менее даже этого обширного арсенала препаратов не хватает для решения всех клинических ситуаций. Во-вторых, мутации некоторых генов могут приводить к тому, что опухоль не отвечает на лечение препаратами, которые, казалось бы, разработаны специально для избавления от нее.

К тому же на данном этапе таргетная терапия довольно дорогая, и далеко не во всех случаях ее назначение совместимо с экономическими реалиями…

Вот почему, прежде чем начать лечение, врачи могут отправлять опухолевые образцы на молекулярно-генетический анализ. В некоторых случаях молекулярный тест с высочайшей достоверностью показывает, поможет ли препарат. Обычно такие анализы делают дистанционно: взятый при биопсии образец или удаленную во время операции опухоль заливают парафином и отсылают в лабораторию, обслуживающую несколько регионов страны (а в Европе – несколько стран). Если ответ «положительный», можно приступать к лечению. Если «отрицательный» – врач старается подобрать другие варианты.

Сегодня и завтра

Применение молекулярно-генетического тестирования открывает новый этап в онкологии. Не так давно, например, появилась уникальная технология – полногеномное секвенирование. Оно позволяет вывить все аномалии, которые содержит опухоль. Пока такие тесты проводятся преимущественно в рамках исследований. Однако планируется, что полногеномное секвенирование войдет в повседневную практику уже через 3–5 лет. Это в значительной мере поможет врачам подбирать индивидуальное лечение к каждому пациенту. Скажем, если в опухоли толстой кишки есть «нестандартная» мутация, то и лечение такой больной будет получать нестандартное – именно в зависимости от типа мутации, а не от органа, который поражен раком.

Именно подобный подход станет прорывом десятилетия. Таким же, каким в свое время стала разработка таргетных препаратов. Безусловный прогресс в лечении рака подтверждают цифры статистики. На сегодняшний день более 30% заболевших раком излечивают полностью. Значительно улучшились результаты лечения больных с обширным распространением опухолевого процесса. Например, за последние 20 лет продолжительность жизни больных с метастатическим раком толстой кишки увеличилась в среднем в 4 раза. Похожие тенденции наблюдаются для целого ряда новообразований. В результате – каждый второй заболевший раком успевает дожить до другой, «естественной» причины смерти. Онкологическое заболевание, даже если не излечивается полностью, может становиться по сути хроническим, как сахарный диабет, гипертония или ишемическая болезнь сердца: его нужно контролировать, но с ним можно жить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы