aif.ru counter
1836

Академик Давид Иоселиани: число инфарктов в России с каждым годом растёт

АиФ Здоровье №50. Какие продукты поднимут настроение? 15/12/2016
© / Tyler Olson / Shutterstock.com

Эту операцию блестяще провёл наш сегодняшний собеседник — директор Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии, член-корреспондент РАН Давид Иоселиани.

Рутинная операция

Иван Колосов, «АиФ.Здоровье»: Давид Георгиевич, трудно было быть первым?

Давид Иоселиани:  Не просто. Прежде всего потому, что не хватало кадров. Очень мешал консерватизм многих коллег, убеждённых, что к сердцу ни в коем случае нельзя прикасаться. О бессонных ночах я уже и не говорю. Часто среди ночи раздавался звонок: «Привезли острый инфаркт», — я мчался в 15‑ю больницу, расположенную на другом конце города, и шёл в операционную устанавливать очередной стент. А сейчас это обычная, я бы даже сказал, рутинная операция.

— Мало найдётся сегодня людей, которые не знали бы, что такое стентирование. Насколько доступна эта манипуляция тем, кто в ней нуждается?

—  В принципе доступна, но... Как всегда «но». Далеко не все больные, которые в таком лечении нуждаются, его получают. И тому много причин, из которых главные: недостаточное финансирование, кадровый дефицит и консерватизм ряда врачей, которые до последнего тянут с направлением больных на подобные операции. Я сам, будучи кардиологом, считаю, что лечение сердца надо начинать с медикаментов. Но, если врач видит, что консервативные методы неэффективны, зачем терять драгоценное время?

Женщины догоняют мужчин

— Есть какие-то отличия, если можно так выразиться, у женского и мужского инфаркта?

—  Женщины хуже переносят инфаркт.

— А у мужчин эта катастрофа случается чаще...

—  Да, у мужчин чаще. Но на определённом возрастном этапе — где-то после 70 лет уже нет такой существенной разницы. Почему? Потому что гормональный фон, защищающий женщин от инфаркта, сходит на нет. Плюс, к превеликому моему сожалению, женщины сейчас, по-моему, даже больше курят, чем мужчины. И наметилась тенденция, что женщины догоняют мужчин по количеству инфарктов миокарда именно за счёт злоупотребления курением.

— Знаю, что вы непримиримый противник курения...

—  Категорически не приемлю и везде, где только можно, воюю с курением. Если я увижу, что больной-хроник курит, доходит вплоть до его выписки из стационара. И пишу в выписке: «За нарушение режима». Почему я должен делать ему дорогостоящую операцию, тратить на него свои душевные и физические силы, если он курением перечёркивает все мои усилия его вылечить? Лучше я потрачу их на другого больного, который действительно хочет выздороветь. Я считаю курение абсолютно дурной привычкой, с которой надо бороться всеми силами.

Инфаркт инфаркту рознь

— В последнее время часто можно услышать, что инфаркт помолодел. Это действительно так?

—  Сколько я живу, столько и слышу, что инфаркт помолодел. Я занимаюсь инфарктами около 40 лет. Очень хорошо помню, как в 80‑е годы прошлого века делал ангиопластику парню, которому был 21 год. Наверное, если бы это было массовым явлением, я бы его вряд ли запомнил. Но, слава богу, инфаркт в молодом возрасте — не такое частое явление. Львиная доля инфарктов приходится на 50 лет и выше. Поэтому говорить, что инфаркт помолодел, не совсем правильно. Другое дело, что число инфарктников в нашей стране в отличие, например, от США с каждым годом растёт.

— Допустима ли физическая активность после инфаркта, и если да, то в каких объёмах?

—  Инфаркт инфаркту рознь. У больного может быть поражён только один сосуд, и, если мы его вовремя восстановили, до того как очаг поражения занял очень большую площадь, человек может вести достаточно подвижный образ жизни. Конечно, нельзя сказать, что он полностью здоров, но перспективы у него неплохие. Нужно пройти обязательную реабилитацию, адаптироваться, после чего он может заниматься всем тем, что делают здоровые люди, но, разумеется, не истязая себя. Я всегда говорю: не надо ничего делать через силу, а в своё удовольствие.

После катастрофы

— А поконкретнее?

—  Есть много возможностей проверить, чем можно заниматься после инфаркта, а чем нет. Например, пройти суточное мониторирование. Вешается мониторчик, который снимает кардиограмму 24 часа. И если мы видим, что никаких изменений ишемического характера нет, то, пожалуйста, пусть делает что хочет. А физические нагрузки не только не возбраняются — они необходимы. Но опять же в своё удовольствие. Как только почувствовали какой-то, пусть даже лёгкий дискомфорт, остановитесь. И постепенно, постепенно нагрузки наращивайте. Я всем это советую, потому что нагрузки помимо всего дают ещё возможность развиваться обходным путям кровотока, ветвям кровеносных сосудов, которые обеспечивают приток или отток крови. Они тоже помогают сердцу да и всему организму, всем его органам жить адекватно.

— А если больной перенёс обширный инфаркт, если у него все сосуды изменены и сердце в рубцах?

—  Конечно, такой больной — инвалид, и он совершенно по-другому должен себя вести. Для него существует масса ограничений, он постоянно должен находиться под контролем врача. Но всё очень индивидуально и определяется для каждого конкретного больного после полного обследования. И даже такие люди благодаря современным возможностям медицины могут жить более-менее качественно.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы