aif.ru counter
362

Гипертония: главное — подобрать правильный препарат

О современном состоянии кардиологии в России и возможностях лечения болезней сердца мы беседовали с одним из организаторов конгресса Рафаэлем Гегамовичем Огановым, академиком РАМН, директором Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины.

Последние несколько лет в России действует национальная программа по борьбе с артериальной гипертонией. Принесла ли она реальные результаты, ведь гипертоников в России почти 40% от всего населения?

— Программа есть и действует, она направлена в основном на выявление и лечение уже существующих случаев гипертонии, и в этом отношении успехи, несомненно, есть. Больше людей за последнее время узнали, что у них есть гипертония, и стали пытаться её контролировать. Несколько улучшилась и эффективность лечения — нам чаще удается стабилизировать давление на нормальном уровне. Но распространенность гипертонии не изменится до тех пор, пока мы не займемся первичной профилактикой, которая позволяет уменьшить число новых случаев, а это задача более общая, социальная, направленная на создание установок на правильное питание, двигательную активность и т.п. — все то, что мы называем здоровым образом жизни.

В России распространенность гипертонии — 40%. Надо сказать, что по этому показателю мы не сильно отличаемся от других стран. Проблема в том, что там про гипертонию знают и активно с ней борются, а у нас многие люди, даже зная, что у них есть гипертония, лечатся не адекватно, а в результате такое количество инфарктов и инсультов. У нас только у 12% гипертоников удается нормализовать давление.

Почему на конгрессе не было докладов о применении иглоукалывания, фитотерапии и других традиционных методов лечения (которые сейчас относят наоборот к нетрадиционным) при лечении сердечных заболеваний. Понятно, что ими не вылечишь стенокардию и не поможешь при инфаркте, но, может быть, на начальных этапах они могли бы помочь?

— Сейчас век доказательной медицины. Касательно тех методов, о которых вы говорите: нет доказательств того, что они положительно влияют на здоровье, на продолжительность жизни. Они могут давать определенный психотерапевтический эффект, с этим никто не спорит, но у любого метода эффект плацебо («пустышки») составляет 20-25%. Фитотерапия используется, но больше для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Травы имеют определенный седативный, успокаивающий эффект, что может быть полезным, например, при гипертонии, ведь её появление и проявление может быть вызвано стрессовой ситуацией, психо-эмоциональной нагрузкой. Вреда нет, но будет ли польза? Доказать пользу очень трудно, потому что эффект немедикаментозного лечения небольшой, и выявить его среди массы других воздействий бывает сложно.

Как показывает ваш опыт: российские врачи в целом насколько в курсе новых медицинских разработок и новых средств, которые они могут использовать в своей практике?

— В настоящее время понятия центра и периферии в информационном плане практические нет, потому что электронные средства массовой информации настолько распространены, что при желании можно совершенствовать свои профессиональные знания, не выезжая в Москву. Опыт показывает, что врачи стали более грамотны, это чувствуется даже по тем вопросам, которые они задают на научных конференциях. Тем не менее разрыв между тем, что мы знаем, и тем, что мы делаем, довольно большой.

Сейчас идет международное исследование, в котором участвуют более 20 стран, в том числе и Россия. От России в нем принимают участие 2 центра — наш, ГНИЦ профилактической медицины, и городская больница в городе Жуковском. Идет анализ в том числе и того, скольким больным ишемической болезнью сердца при выписке назначаются липидснижающие препараты (позволяющие контролировать уровень холестерина), в частности статины. В идеале они должны назначаться почти 100% больных, может, чуть меньше из-за наличия противопоказаний. У нас в Центре и в больнице Жуковского их назначают в 63% случаев. Если взять по России в целом, то, к сожалению, пока эти цифры — 10-15%. Это мало, ведь липидснижающие препараты положительно влияют на прогноз, на продолжительность жизни.

Повышенный холестерин, нарушение липидного обмена пациент не чувствует, у него нет никаких беспокоящих его симптомов. Он начинает принимать лекарства и тоже ничего не чувствует, а значит, не понимает, влияют они на него или нет, считает, что не влияют и прекращает прием через месяц-два. Врач же должен ему объяснить, для чего он принимает статины, что это продлит его жизнь, процентов на 40 у него снизится вероятность инфаркта миокарда. А собственно стенокардию, которая ему приносит боли в области сердца, надо лечить параллельно, другими препаратами.

Как правило, на научных конгрессах даются новые рекомендации по лечению болезней. Они уточняют старые или могут даже отменять их?

— Каждые 3-4 года накапливаются новые данные, клинические исследования, которые позволяют изменить или уточнить тактику лечения. Например, возьмем гипертонию. В России сейчас есть 7 классов препаратов, которые используются для её лечения. Исследования показали, что в конечном счете 5 из них оказывают влияние на прогноз жизни и их надо назначать в первую очередь.

Одно время считалось, что больного гипертонией надо начинать лечить именно с диуретиков (мочегонных средств) и бета-блокаторов, то есть с определенных классов препаратов. Теперь стало очевидно, что нет смысла выделять именно их: каждый из использующихся классов препаратов может стать первым, все зависит от ситуации, от того, с чем сочетается артериальная гипертония. Если это только гипертония — это может быть один препарат; если гипертония сочетается с ожирением — это будет другой препарат; если гипертония сочетается с ишемической болезнью сердца (а это происходит в 70-80% случаев) — на первое место может выйти третий. Так что рекомендации оттачивают методы лечения. В современных рекомендациях нет, например, адельфана, который у нас часто назначали врачи раньше.

Но его и сейчас многие пациенты принимают...

— В этом нет ничего страшного, потому что при лечении гипертонии главное добиться нормализации артериального давления. При помощи какого препарата мы это делаем — не столь важно, если, конечно, нет побочных эффектов. Тот же адельфан, который иногда ругают... Бывают случаи, когда приходит пациент и говорит: «Я принимаю адельфан уже 10 лет. Переходить мне на другой, более современный препарат или нет?» Давление у него на этом препарате нормальное, побочных эффектов нет — пусть принимает. Есть лекарства, которые позволяют добиться нормализации давления с меньшими побочными эффектами, есть с большими. Лучше, конечно, выбирать более современные средства.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество