1759

Табачная пандемия. Как в России борются с курением и кто этому мешает?

Сюжет В России принят закон о запрете курения в общественных местах

О масштабах проблемы, новом законе о запрете курения  и последствиях этой вредной привычки для здоровья мы поговорили с  врачом психиатром-наркологом Олегом Кутушевым и Председателем комитета ГД по охране здоровья Сергеем Калашниковым.

Табачное лобби

«АиФ»: - Олег Талгатович, какова сегодня армия курильщиков в нашей стране?

Олег Кутушев: - Ситуация критическая, сравнимая с пандемией. От заболеваний, связанных с курением табака, ежегодно погибает 350 тысяч наших граждан!

В России курит 43,9 миллиона человек. Из них более 60 % – мужчины, 20 % – женщины.

Разве можно мириться с этим? При эпидемиях необходимы комплексные меры, цель которых – выправить ситуацию, оградить неинфицированных и спасти заболевших.

Примерно то же самое надо сделать и нам.

«АиФ»: - Думаю, что курильщикам такая идея вряд ли придётся по душе.

Олег Кутушев: - Никто не борется с курильщиками. Наоборот, закон о запрете курения создаёт условия для улучшения медицинской помощи им. Борются с табачными компаниями, с продвижением табака, с тем, чтобы оградить людей, которые поневоле становятся пассивными курильщиками, и, конечно же, детей.

Закон – комплексный, системный, отвечающий требованиям сегодняшнего дня документ, опирающийся на мировой опыт, изложенный в Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе с табаком. Закон воздействует на все факторы, показавшие свою эффективность в мире, таких как полный запрет рекламы табака, повышение акцизов, запрещение спонсорства табачных  компаний в различных профилактических мероприятиях, на улучшение медицинской помощи курильщикам, осведомлённости граждан о вреде курения, запрет курения в общественных местах и др.

«АиФ»: - Тогда, что вы думаете по поводу высказываний о том, что новый закон помешает малому бизнесу?

Олег Кутушев: Давайте не будем забывать, что у нас действует очень мощное табачное лобби, отсюда и такие высказывания. Этот закон говорит о том, что надо прекратить продажу сигарет в киосках розничной торговли, которые у нас на каждом углу, возле школ и больниц. Необходимо  шаговую доступность всячески увеличить для людей, которые находятся на перепутье: купить сигарты или нет. Депутат Митрофанов по этому поводу очень громко высказывался, что лоббируете интересы крупных супермаркетов, эти запреты ударят по мелкорозничной торговле, не понимая того, что это один из механизмов ограничения, которые хорошо зарекомендовали себя в европейских странах, показали свою эффективность. То же самое относительно запрета курения в ресторанах и барах. Италия тоже была очень курящей страной. Там опасались, например, что ресторанный бизнес рухнет после введения запрета на курение, но ничего не рухнуло.

Никотин не сильно отличается от героина

«АиФ»: - Как воспринимать курильщика? Это человек, у которого нет воли, или всё-таки зависимый человек?

Олег Кутушев: - Существует миф о том, что курение – это вредная привычка, это не так. Никотин – это психоактивное вещество, которое вызывает эмоционально-положительные состояния и нивелирует негативные реакции при курении у людей. По большому счёту никотин не сильно отличается от героина или других психоактивных веществ.

Когда я говорю о тяжёлой степени никотиновой зависимости, у меня всегда перед глазами пациент, которому ампутировали ноги и была опасность ампутации рук. Тем не менее он с огромным трудом отказывался от курения с помощью врачей. Это очень тяжёлая степень зависимости, если человек под угрозой четвертования не в силах бросить курить.

«АиФ»: - В борьбе с никотином кто чаще побеждает: курильщик или сигарета, есть какая-то статистика?

Олег Кутушев: - По опросам среди курильщиков, в 78 % случаев они хотели бы бросить курить. При этом каждый курильщик в течение жизни 6–9 раз пытается бросить курить. Самостоятельно только около 10 % людей  могут избавиться от этой зависимости. С медицинской помощью этот процент увеличивается до 30–35. Универсального ответа, как бросить курить, – нет, у каждого индивидуальный путь мотивации и лечения.

«АиФ»: - Ваше отношение к электронным сигаретам?

Олег Кутушев: - Всё, что производится табачной индустрией, а электронные сигареты – это гаджет, который разработан по заказу табачных компаний, это всё вредно. Первый вопрос врача: сколько сигарет в день вы выкуриваете? Так вот, когда человек курит электронную сигарету, он теряет эту дозу и в никотиновом плане выкуривает намного больше, нежели если бы он курил обычные сигареты. Есть исследования, которые говорят о том, что не так это безвредно, были найдены химические канцерогенные вещества, которые при курении электронной сигареты всё-таки выделяются, но главное – никотина поступает значительно больше, чем при курении обычных сигарет.

«АиФ»: - Но многие табачные компании всё же пытаются создать положительный образ, участвуют в благотворительных акциях.

Олег Кутушев: - Все табачные компании пытаются создать положительный образ. Это касается, например, школьных профилактических программ. До недавнего времени в России действовала профилактическая программа «Классы, свободные от табачного дыма». Каждый день в младших классах говорилось о курении, где дети ещё и не курили в своём большинстве. Тем самым подспудно вызывался интерес у этих детей к курению и увеличивалась армия курильщиков.

Необходимо запретить любую инициативу, спонсорство табачных компаний в любых мероприятиях. Главная цель нового Закона – оградить подростков и молодёжь от никотиновой наркомании, чтобы ряды курильщиков не пополнялись.

Кто мешает реализации закона о запрете курения?

«АиФ»: - Что необходимо для того, чтобы закон начал работать?

Сергей Калашников: - Ничего не хочу сказать про этот закон, но международная практика точно знает, что все антитабачные законы были написаны табачными компаниями. Так вот этот закон, в том виде, как он внесен, никому не страшен, потому что там нет двух позиций: кто отлавливает и какие штрафы, то есть какое наказание. Для того, чтобы этот закон заработал, нужно, чтобы во втором чтении были приняты поправки о том, что нарушение данного закона является нарушением общественного порядка. У нас за предотвращение нарушения общественного порядка отвечает полиция, она и должна это отслеживать. И обязательно должна быть поправка, устанавливающая размер штрафов, в Кодекс административных правонарушений. Если не будет установлено, сколько стоит курение на остановке, в подъезде, в общественном месте, сколько стоит допущение курения в ресторане, когда зона не выделена, без этих поправок закон не заработает.

«АиФ»: - На Ваш взгляд, каким должен быть штраф за курение в общественном месте?

Сергей Калашников: - Моя личная точка зрения, что все штрафы, связанные с законом об ограничении курения табака, должны находиться в средней норме Кодекса административных правонарушений, это порядка 1-3 тысяч рублей.

«АиФ»: - Как вы думаете, закон все же будет принят?

Сергей Калашников: - Я уверен, что первое чтение будет принято, а вот между первым и вторым начнется основная борьба. То есть задача курительного лобби – максимально извратить этот закон, не допустить принятия соответствующих поправок, которые устанавливают реальную ответственность за нарушение этого закона - все это будет пущено в ход.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы