Примерное время чтения: 8 минут
339

На операционном столе: чем опасны хирургические инфекции?

«АиФ. Здоровье» № 38. Трудоголики живут на 4 года дольше 22/09/2011

Слово – одному из ведущих специалистов в этой области, члену-корреспонденту РАМН, заведующему кафедрой общей хирургии Первого московского государственного медицинского университета Виктору Гостищеву.

Скрытая угроза

«АиФ. Здоровье»: – В течение жизни многим из нас приходится оперироваться. Скажите, насколько велик шанс получить инфекционное осложнение?

В.Г.: – Такой шанс есть всегда. Предупредить полностью послеоперационные раневые инфекции невозможно. Свидетельство тому – история хирургии. Несмотря на бурное развитие асептики (борьба с инфекцией), процент воспалительных послеоперационных осложнений сейчас такой же, как и 100 лет назад, – 7%.

«АиФ. Здоровье»: – С чем это связано?

В.Г.: – Со многими факторами. Мы в совершенстве научились бороться с экзогенной инфекцией (пришедшей извне в результате контакта с инструментами, аппаратурой, перевязочным материалом и т. д.). Но по-прежнему бываем порой бессильны в борьбе с инфекционными осложнениями эндогенного происхождения, когда источник микробной флоры находится в организме самого пациента и под воздействием операционной травмы или иного фактора (хронического заболевания, нарушений в иммунной системе и т. д.) у него активизируется собственная условно-патогенная флора и с кровью разносится по всему организму, оседая там, где есть поврежденная ткань, кровоизлияния, то есть в зоне операции.

«АиФ. Здоровье»: – В последнее время врачи жалуются, что пациенты сейчас пошли более тяжелые. Вы это мнение разделяете?

В.Г.: – Увы. Особенно это касается молодежи. Такого количества наркоманов, ВИЧ-инфицированных, страдающих гепатитом мы раньше в больницах не видели. А поскольку при длительном приеме наркотиков подавляется иммунитет, то и послеоперационные гнойные процессы у таких больных встречаются гораздо чаще. То же – со страдающими алкогольной зависимостью.

Особая статья – диабетики, в организме которых нарушены все обменные, иммунные процессы. Борьба с хирургической инфекцией у этих больных – тяжелейшая проблема, которую не всегда удается решить даже современными средствами медицины.

Стратегия и тактика

«АиФ. Здоровье»: – А что-то новое в профилактике и лечении послеоперационной раневой инфекции у нас появилось?

В.Г.: – Изменился подход к профилактическому назначению антибактериальных препаратов. Раньше их применяли в послеоперационном периоде, что далеко не всегда приводило к нужному эффекту. Ведь во время рассечения тканей повреждаются мелкие сосуды, нарушается микроциркуляция крови, развивается отек ткани, и антибиотики в рану не проникают.

Сейчас используется другая тактика, более современная. Перед операцией, при которой ожидается риск развития инфекционных осложнений, антибактериальные препараты вводят больному на операционном столе.

«АиФ. Здоровье»: – Это наше ноу-хау?

В.Г.: – Нет, это уже давно применяют и за рубежом. Но четкое научное обоснование профилактическому назначению антибактериальных препаратов перед операцией сделали именно мы, на кафедре общей хирургии, клинической базой которой является 23‑я московская городская больница. В свое время мы совместно с Институтом хирургии имени А. В. Вишневского провели доказательное исследование, в ходе которого определяли концентрацию антибиотиков в различных тканях на разных этапах оперативного вмешательства, разработав весьма эффективную схему их профилактического введения.

Одними из первых выдвинули мы и идею изготовления антисептического шовного материала. Еще в 80‑х годах прошлого столетия. Ведь воспалительный процесс чаще всего начинается из зоны швов. В результате совместной экспериментальной работы с Институтом текстильной промышленности появились специальные шовные нити, в которые предварительно введены антибактериальные препараты. Мы получили тогда прекрасные результаты. Но, к сожалению, все эти наработки канули в лету.

Наша специфика

«АиФ. Здоровье»: – Зато сейчас такие материалы стали выпускать за рубежом. Вам не обидно?

В.Г.: – Обидно. Но наши иностранные коллеги эту идею усовершенствовали. У нас, кстати, и других интересных идей хватает, которые мы успешно применяем на практике.

«АиФ. Здоровье»: – Например?

В.Г.: – Использование молний-застежек у больных с распространенным гнойным перитонитом, прободением толстой кишки (при дивертикулезе или раковой опухоли)… После установки дренажа (специальная трубка для выведения гнойного отделяемого из раны. – Авт.) таких больных часто приходится оперировать повторно. Вшивая в рану молнию, нам удается этого избежать.

«АиФ. Здоровье»: – Специальную?

В.Г.: – Нет, обычную. Их особым образом обрабатывают, стерилизуют и хранят в стерильных условиях. Эта методика сейчас достаточно широко используется.

«АиФ. Здоровье»: – В хирургии есть такой закон: чем больше травма, тем меньше сопротивляемость инфекции и наоборот. Значит ли это, что появление щадящих, лапароскопических операций уменьшило число послеоперационных инфекционных осложнений?

В.Г.: – Конечно! Но тут есть одна проблема – сроки пребывания в стационаре. У нас они гораздо больше, чем за рубежом. Между тем практика показывает: чем меньше хирургический пациент контактировал с больничной флорой, тем лучше. Это – существенный фактор, позволяющий снизить риск инфекционных послеоперационных осложнений.

Другая проблема – долечивание хирургических больных по месту жительства. Скажем, пациенту с прободной язвой желудка, который прооперирован по поводу желудочного кровотечения, необходимо потом пройти специфическое противоязвенное и санаторно-курортное лечение. Но, к сожалению, многие пациенты такой реабилитации не получают. И потом вновь попадают к нам. Эту ситуацию нужно менять.

Не довести до беды

«АиФ. Здоровье»: – Но раневая инфекция – это не только хирургическая проблема. Нередко ее причиной является бытовая травма. Что можно посоветовать тем, кто ее получил? Как избежать инфекции?

В.Г.: – Самое простое, что можно сделать до визита к врачу, – обработать раствором йода или бриллиантового зеленого не только рану, но и окружающую ее кожу и наложить сверху стерильную повязку, чтобы предотвратить дальнейшее инфицирование раны микробами, обитающими в воздухе.

И, конечно, при любой открытой ране нужно обязательно провести профилактику столбняка в одном из ближайших травмпунктов (за исключением тех, кому вакцинацию от столбняка провели в обязательном порядке – детей, военнослужащих, строительных, сельскохозяйственных рабочих).

А если рана загрязнена землей, навозом, необходима еще и профилактика газовой гангрены. Это особенно актуально в отношении колотых ран (гвоздем и т. д.) с узким раневым каналом, в которых чаще всего и развивается вызывающая столбняк и гангрену анаэробная (развивающаяся при отсутствии воздуха) инфекция.

«АиФ. Здоровье»: – Читала, что риск инфекционных осложнений минимален, если хирургическая обработка раны проведена в первые 6–8 часов. Это правда?

В.Г.: – Если речь идет о глубоком повреждении тканей, их первичную хирургическую обработку, которая заключается в иссечении раны в пределах здоровых тканей, действительно необходимо произвести в течение 8, максимум 24 часов. Чтобы предотвратить дальнейшее распространение микробов в тканях организма.

«АиФ. Здоровье»: – Бытовой травмы стало больше?

В.Г.: – Больше. Особенно в праздничные и выходные дни. Для травматологов и хирургов это самое горячее время.

«АиФ. Здоровье»: – Без работы вы не останетесь. Не случайно в России самый большой процент общих хирургов на душу населения…

В.Г.: – Да, по этому показателю мы значительно превосходим развитые страны, где из всех хирургических специальностей на долю общих хирургов приходится всего лишь 15–17%. Но при разбросанности наших территорий по-другому и нельзя. Общую хирургию у нас в стране необходимо развивать. Это – профессия стратегическая.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы