562

Став жертвой теракта, Наталья Головина заново училась есть, говорить, ходить и жить

«АиФ. Здоровье» № 14. 1 045 600 человек читают каждый номер нашей газеты 07/04/2011

Шансы на спасение у москвички Натальи Головиной, поступившей в начале апреля прошлого года в приемное отделение 36‑й городской клинической больницы Москвы, были очень малы. «Минно-взрывная травма с повреждением костей черепа, лицевого скелета, органов зрения, слухового аппарата, трахеи, ушибом легких, головного мозга»… – эти страшные диагнозы звучали, как приговор.

Но Наталья выжила, мужественно пройдя все этапы сложного лечения и реабилитации. Об удивительной стойкости этой женщины, о самоотверженности врачей, спасших ей жизнь, мы писали год назад в одном из прошлогодних выпусков нашей газеты (см. № 33 «АиФ. Здоровье» 2010 г. – Ред.). Пообещав читателям следить за судьбой Натальи Головиной, мы вновь наведались к ней в 36‑ю больницу – узнать, как поживает наша Наташа.

Первые шаги

В отделении челюстно-лицевой хирургии она – на особом положении. Почти за год, что Наталья здесь провела, она стала для медперсонала своим человеком.

– Мы до сих пор восхищаемся этой пациенткой, – говорит заведующий отделением Ара Хандзрацян. – Если бы не ее сила воли, она бы с такими испытаниями не справилась.

Самым сложным для Натальи было привыкнуть к тому, что она больше не сможет видеть. Всегда деятельную, активную женщину, которая до случившегося с ней несчастья была ведущим специалистом отдела кадров, ужасала перспектива жизни беспомощного инвалида. Но благодаря поддержке чуткого персонала больницы, ее близких (мужа, сыновей, братьев, сестры), а также коллег по работе (узнав о случившемся, руководство компании, в которой она работала, приняло решение оплачивать ей круглосуточную сиделку), прошедшая все круги ада женщина начала приходить в себя. Потихоньку училась есть, говорить, ходить, разрабатывала непослушные ноги и руки.

Чтобы облегчить ей тяготы адаптации к новой жизни, Наталью на три месяца направили в Московский центр реабилитации больных и инвалидов при 10‑й городской больнице, где занялись ее физическим восстановлением – с помощью ЛФК, массажа.

Как на войне

После курса реабилитации Наталья вновь вернулась в 36‑ю. На сей раз для проведения операции по восстановлению изувеченного взрывом лица. Переводить ее в отделение пластической хирургии другой больницы в 36‑й посчитали нецелесообразным. Врачи здешнего, самого крупного в Москве, отделения челюстно-лицевой хирургии давно освоили операции любой степени сложности. Только в прошлом году через него прошли 2800 больных.

По словам хирургов, чаще всего к ним попадают после бытовых травм, а попросту – драк, которые, как правило, случаются в состоянии алкогольного опьянения. Больше – в теплое время года, когда люди чаще посещают общественные места и чаще садятся за руль, нередко попадая в ДТП, которые занимают второе место среди причин и первое – по тяжести полученных челюстно-лицевых травм.

– Для нас – это, пожалуй, самый сложный контингент, – говорит заведующий отделением Ара Хандзрацян. – Автотравма коварна. В этом случае мы имеем дело со сложными, комбинированными, многооскольчатыми переломами, требующими не одной, а нескольких операций. Нередко – реконструктивных.

В 36‑й больнице их стараются делать максимально щадящим способом, чтобы не было видно наружных швов. При переломах челюсти наружные разрезы производят со стороны полости рта, при повреждениях лица – в заушной области.

Обрести лицо

В случае с Натальей Головиной перед врачами стояла очень непростая задача. По сути, им нужно было, подобно скульпторам, заново «вылепить» ей лицо. Операцию такой степени сложности мог выполнить только суперспециалист.

Но долго его искать не пришлось. Бригаду хирургов, в состав которой, помимо сотрудников отделения челюстно-лицевой хирургии 36‑й ГКБ, вошли специалисты Центрального научно-исследовательского института стоматологии, возглавил известный пластический хирург, лауреат премии правительства России, доктор медицинских наук, профессор Александр Неробеев.

Узнав, кто ее будет оперировать, Наталья Головина приободрилась. Впрочем, сложности предстоящей пластической операции ее не пугали. Выжив после теракта, пройдя трудный путь реабилитации, она хотела теперь только одного – обрести лицо. И ее желание исполнилось. После 8‑часовой операции врачам удалось восстановить ей прикус верхней челюсти и уничтоженную взрывом левую щеку – лоскутом мягких тканей, взятым из грудной мышцы.

Операцию Наталья перенесла стойко. Но врачи не скрывают: на этом выпавшие на ее долю испытания еще не закончились. После года отдыха Наталье вновь предстоит пластическая операция – по восстановлению спинки носа. Пока же ей придется прикреплять к лицу театральным клеем специальный, индивидуально для нее изготовленный силиконовый съемный протез, который позволит ей носить темные очки.

Единственное, чего хирурги восстановить не в состоянии, – это Наташины волосы. Расти им мешают рубцы, оставшиеся после взрыва. Выход один – носить парик. Узнав об этом, наша героиня, которая и в больничной палате продолжала оставаться женщиной, поначалу очень расстроилась. Но удивительно оптимистичный характер Наташи вновь помог ей примириться с происходящим: парик так парик. Главное – она теперь сможет вернуться к семье, домой, где не была с тех пор, как уехала на работу в том самом злополучном третьем вагоне метро, в котором прогремел роковой для нее взрыв.

Курсом надежды

Увидев Наталью спустя семь месяцев после нашей первой встречи, я ее не узнала. От ее былой неуверенности и бытовой беспомощности не осталось и следа. Наташина сиделка Валентина, ставшая для нее близким, родным человеком, с гордостью поведала мне об успехах ее подопечной. Пройдя курс реабилитации, наша Наташа уверенно преодолевает ступеньки больничной лестницы, ловко пользуется ножом и вилкой, даже пытается … вязать, упрямо штурмуя непослушные петли.

Одним из главных ее развлечений по-прежнему остаются аудиокниги, аудиофильмы и регулярный «просмотр» теленовостей. Несмотря на постигшую ее беду, Наталья хочет оставаться в курсе всего, что происходит в мире. Недавний взрыв в аэропорту Домодедово, часть пострадавших в котором вновь поступила в 36‑ю больницу, она приняла особенно близко к сердцу. Очередной теракт стал горьким напоминанием о том, что год назад пережила она сама.

И все же о прошлом Наталья старается не думать. Все ее мысли – в будущем. Даст бог, и ей удастся освоиться в новой для нее жизни, женить сыновей, понянчить внуков, а может – и вернуться на работу, в свой любимый отдел кадров. Она вполне может работать на телефоне. Да и коллеги зовут. Глядя на Наташу, сомнений нет: все у нее получится.

P. S. В 36‑й ГКБ Наталья Головина провела почти год. Здесь же, в больнице, она недавно встретила и свое 50‑летие. А в середине марта ее выписали домой. В ближайшее время ей предстоит пройти курс восстановления в реабилитационном центре Всероссийского общества слепых, где ей помогут окончательно освоиться в мире зрячих людей, научат жить без посторонней помощи. О том, как проходит ее дальнейшая реабилитация, мы расскажем в очередном материале.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы