aif.ru counter
Татьяна Ясенева 1230

«Болезнь, настигшая во сне, гораздо опаснее "дневных недугов"»

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 25 17/06/2010

Мы плохо относимся ко сну, он кажется нам праздным бездействием. Поэтому большинство из нас жертвуют сном ради бодрствования....

Так считает доктор медицинских наук, директор Сомнологического центра Минздравсоцразвития РФ, заведующий курсом сомнологии ММА имени Сеченова Яков Левин.

Опасная экономия

«АиФ»: – Яков Иосифович, это правда, что мы спим намного меньше, чем люди в прошлом и позапрошлом веках?

Я.Л.: – Да. И разница существенная. В США подсчитали: в неделю каждый американец потерял 3 часа сна – он прибавил их к бодрствованию. Замечательные слова Остапа Бендера: «Нам кажется всегда, что мы еще успеем поспать на сеновале». Но признайтесь честно: после одной ночи без сна вы спали потом столько, сколько вам хочется? Скорее всего, нет. А ведь чтобы ликвидировать то плохое, что происходит в организме после одной бессонной ночи, нужны две полноценные ночи сна. Если человек регулярно работает по ночам, он жутко недосыпает.

«АиФ»: – Наверное, наплевательское отношение ко сну объяснимо: человек не понимает, зачем нужно 8 часов проводить в постели?

Я.Л.: – На самом деле сон состоит из двух: медленного и быстрого. Цель первого, особенно дельта-сна (самой глубокой его части), – накопить энергию, потраченную во время бодрствования. В это время наши внутренние органы отдают рапорт мозгу о своем состоянии. Задачи быстрого сна – переработать полученную в бодрствовании информацию, перевести долговременную генетическую память в кратковременную и создать программу целостного поведения. Быстрый сон помогает нам продумать, что мы должны сделать за определенный период времени.

«АиФ»: – Но многие считают, что сон нужен, чтобы отключать на время самый энергоемкий орган – мозг.

Я.Л.: – Это неверно. Во сне отдыхает лишь костно-мышечная система. Да и то мы ворочаемся с боку на бок. А мозг на разных стадиях сна активно работает, что подтверждает позитронно-эмиссионная томография. Только во сне трудятся иные его структуры и по-другому строятся взаимоотношения между ними, чем во время бодрствования. Если бы мозг отключался, как тогда объяснить тот факт, что многие великие люди во сне увидели свои открытия? Менделеев во сне увидел свою периодическую таблицу. Полководец Жуков говорил, что спит до тех пор, пока не найдет решение проблемы. Секрет в том, что в фазе быстрого сна в мозге между большим количеством корковых полей прокладываются неожиданные связи, и они причудливее, чем во время бодрствования. Эта замысловатость рождает сновидения. И открытия.

«АиФ»: – Чем же опасен недосып?

Я.Л.: – Из-за него ухудшаются внимание, память (кратковременная в первую очередь). Некрепкий сон – доказанный фактор риска развития инсульта и инфаркта миокарда. Человек, который спит плохо и мало, подвержен стрессу. У него плохой иммунитет. Часто развивается депрессия.

«АиФ»: – А болезни можно получить во сне?

Я.Л.: – Такое случается. И довольно часто: человек с вечера ложится в кровать бодрым, здоровым, а с утра ощущает боль в сердце. Или рука-нога не работает. Закономерность такая: болезнь, развившаяся во сне, всегда протекает тяжелее наступившей днем. Инфаркт миокарда и инсульт, которые застают больного ночью, и лечить сложнее. Вот вам еще один повод оберегать свой сон.

Страх одиночества

«АиФ»: – Сколько нужно спать?

Я.Л.: – Одному достаточно совсем немного, чтобы пробудиться довольным, веселым и активным. Другому – 9–10 часов. Но физиологически любому организму нужно не менее 5–6 часов. А остальное – потребность личности. Поэтому если человек после 5–6 часов сна все же недоволен им, снотворные препараты, скорее всего, будут не эффективны.

«АиФ»: – Почему в старости люди хуже спят?

Я.Л.: – У них меньше потребность в восстановлении энергетики, меняется и их физиология – она стареет, не так активен мозг. Соответственно потребность во сне с возрастом снижается.

«АиФ»: – Каждый человек знает, как надо готовиться ко сну – легкий ужин, вечерняя прогулка, хорошо проветрить спальню, не смотреть на ночь телевизор... Но, к сожалению, считаные единицы выполняют эти рекомендации. А если и они не помогают?

Я.Л.: – Иногда наши пациенты удивляются: «Почему дома так плохо сплю, а в лаборатории с кучей электродов на голове, под надзором видеокамеры – прекрасно?». Иногда причина совсем неожиданная. Например, дефицит общения. У меня было несколько пациентов, которые спали дома ужасно – из-за одиночества. А в центре под контролем медицинских работников чудесно спали, потому что рядом были люди.

Или другое обстоятельство – страх домашней постели, поскольку, оказавшись в ней, человек тут же вспоминал недавние сексуальные неудачи, которые и разрушили сон. Иногда, чтобы решить проблему, достаточно просто развести спальню и секс. Если условия позволяют, в этом случае каждому партнеру стоит спать в своей комнате.

Решение проблем

«АиФ»: – После скольких ночей без сна можно говорить, что у человека бессонница, которую надо лечить?

Я.Л.: – К нам чаще всего приходят пациенты со словами: «Я уже 10 лет не сплю». И редко заглядывают люди с жалобой на то, что плохо спят 4-ю ночь подряд. Если вовремя не оборвать такие вроде пустяшные проблемы, можно очень быстро получить хроническую бессонницу. Достаточно трех недель плохого сна.

«АиФ»: – Какие препараты можно принимать, если сон не ладится?

Я.Л.: – Начинать лучше с растительных средств. А серьезные медикаменты должен назначить сомнолог, невролог или психолог, психотерапевт. Но вынужден признать, рядовые врачи плохо ориентированы в этой проблеме. К сожалению, у нас в стране такая служба – редкость. Хотя за 10 лет наш центр обучил более 900 врачей, в масштабах России это, конечно, мало.

«АиФ»: – А что вы посоветуете родителям, у которых плохо спят дети?

Я.Л.: – С детской сомнологией – вообще катастрофа. Сколько же проблем у маленьких детишек, которые плохо спят! Если для взрослых есть снотворный препарат, для детей его нет: нет исследований на этот счет. Поэтому маленьким остро нужна помощь психолога.

«АиФ»: – Есть ли сегодня снотворные препараты, к которым не возникает привыкания?

Я.Л.: – На самом деле привыкнуть можно даже к аспирину. Если есть возможность обходиться без снотворного, лучше его не принимать. Но если сравнивать зависимость от современных снотворных и их предшественников, то, конечно, от последних она гораздо больше. Новые лекарства можно применять по потребности. Например, человек знает, что на любой стресс его организм отвечает бессонной ночью, а у него завтра экзамен. Приняв пилюлю, он проснется бодрым, веселым, потому что новые препараты скоро действуют и быстро выводятся из организма, не нарушая структуру сна.

«АиФ»: – А если клонит в сон посреди рабочего дня, что делать?

Я.Л.: – Вполне вероятно, что в течение рабочего дня вам нужен 15-минутный сон. И если такая возможность есть – вздремните, пусть даже на рабочем месте. Но тут надо проявить бдительность: дневная сонливость может свидетельствовать о болезни – синдроме обструктивного апноэ сна (остановке дыхания во сне), которую можно и нужно лечить.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Загрузка...

Актуальные вопросы

  1. Что известно об актёре Игоре Шибанове?
  2. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  3. Когда включат отопление в Москве?


Самое интересное в регионах