5557

Не расслабляемся. COVID-19 опять накроет, а вакцины не будет?

Сюжет Пандемия коронавируса нового типа, распространившегося из Китая
© / Cecilia Bisbal / Shutterstock.com

Израильская медицина успешно показала себя в борьбе с COVID-19. В Израиле начался третий этап снятия карантинных мер. Как это удалось израильским врачам? Каковы их прогнозы в отношении иммунитета, лекарств и вакцины от коронавируса?

Российский еврейский конгресс провёл паблик-ток на тему выхода Израиля из эпидемического кризиса. «АиФ» задал несколько вопросов одному из участников дискуссии, бывшему президенту Всемирной медицинской ассоциации, завкафедрой анестезиологии и реаниматологии медицинской школы Тель-Авивского университета Леониду Эйдельману. К слову, профессор Эйдельман недавно выдвигался на пост министра здравоохранения Израиля, а в 2009-2018 гг. возглавлял израильский профсоюз врачей.

Юлия Борта, АиФ.ru: — Господин Эйдельман, как Израилю удалось так быстро выйти из пандемии?

Леонид Эйдельман: — Эпидемия, как вы знаете, началась в Китае. 30 декабря были данные, что есть новые случаи пневмонии и неизвестен фактор, который их вызвал. Если бы Всемирная организация здравоохранения в начале января заставила Китай закрыть страну, то никакой эпидемии в мире бы не было. Никакой пандемии бы не было, если бы китайцы не выезжали из Китая. Почему я это подчеркиваю? Потому что первый случай за пределами Китая был 13 января в Таиланде. И в конце января уже было ясно, что речь идет о пандемии. В Израиле первый случай был 21 февраля, когда привезли больных с японского корабля. Первый случай, помимо них, был зарегистрирован 23 февраля у больного, приехавшего из Италии. Было достаточно времени, чтобы подготовиться. Оно не было использовано в полной мере. В конечном итоге Министерство здравоохранения выполнило четыре пункта, на которых я настаивал с конца января. Это важно и для России. Это проведение большого количества тестов, защита пожилых людей, защитное оборудование для медицинского персонала и укрепление реанимационной базы. Когда все это было сделано, эпидемия пошла на убыль. И у нас сегодня хорошие результаты. На мой взгляд, могли бы быть гораздо лучше, потому что Израиль — в принципе островное государство. Мы не имеем постоянных связей с нашими соседями. И по всему миру мы знаем, что островные государства хорошо справились с этой эпидемией.

Самый хороший пример — Новая Зеландия, Япония, фактически Южная Корея, Исландия, Австралия. В странах, где границы были все время открыты, положение гораздо хуже. У нас были запрещены полеты из Китая уже 30 января.

В целом то, что происходит сегодня во всем мире, — это эпидемия, вызванная вирусом, который мы уже хорошо изучили. Мы не знаем многого в отношении того, как организм человека будет реагировать на этот вирус на протяжении времени. На протяжении ближайших месяцев мы будем все больше узнавать, потому что во всем мире проводится все больше серологических тестов. И эти данные крайне важны.

— Что ещё сыграло положительную роль?

— Система здравоохранения в Израиле готова к моментальной мобилизации. Она очень быстро организовалась на уровне больниц, больничных касс. И в этом смысле люди очень быстро приготовились, потому что у нас есть большой опыт мобилизации системы здравоохранения во время тех войн, или тех конфликтов, которые мы переживаем.

Карантин в Израиле был необходим, но он должен был быть объявлен раньше. Потому что он был объявлен, когда было известно уже о тысяче зараженных. Смертность в Израиле очень маленькая, потому что система здравоохранения мобилизовалась полностью и мы очень хорошо лечим этих больных.

— Многие эксперты сейчас говорят, что ВОЗ ошиблась с расчетами и смертность от коронавируса оказалась в разы меньше той, что они прогнозировали. Вплоть до того, что не было пандемии, обычная сезонная вспышка инфекции. А каково ваше мнение?

— Речь идет о новом вирусе, который очень заразный и распространяется гораздо быстрее, чем вирус гриппа. С самого начала этой эпидемии известно, что один человек заражает 2-3. При эпидемии гриппа этот показатель равен, как правило, 1,2. Поэтому количество зараженных очень большое. С другой стороны, сегодня 90% из тех, кто заражен, болеют в легкой форме. Многие вообще без симптомов или с легкими симптомами. В Китае было примерно 80% болевших в лёгкой форме, 15% поступало в больницу, около 5% требовало искусственной вентиляции легких. Поэтому это другой вирус, это не обычная вспышка. На счастье Европы, Израиля и других стран, она пришлась на период после эпидемии гриппа, а не во время неё. Это очень важно понять, потому что, по наиболее точным расчетам, новая большая волна будет в октябре-ноябре. И тогда это может наложиться на эпидемию гриппа. И тогда будут очень большие проблемы у системы здравоохранения, чтобы с этим справиться.

Действительно, подавляющее большинство математических моделей (в расчетах возможной смертности — Ред.) ошиблось. Но это не потому, что математика плохая. А потому, что экспертам давали неправильные данные. Поэтому возникла катастрофизация, представление, что катастрофа будет больше. С другой стороны, в Америке было представление, что будет меньше, а на самом деле было больше. И, когда премьер-министр Израиля говорил о том, что будут десятки тысяч умерших, было понятно, что это очень сильное преувеличение. В Израиле на сегодняшний день умерло 266 человек. Так что речь идет о том, что будут сотни умерших, но не тысячи.

Новая небольшая волна, скорее всего, будет очень скоро. Но после этого, повторюсь, в октябре-ноябре — большая волна. К этому надо быть готовыми.

Добавлю ещё по поводу показателей смертности. Мы знаем наверняка, что гораздо больше людей заражены вирусом, чем число тех, которые получили положительный ответ тестов. Считают смертность в разных странах по-разному. Есть страны, где считают, что больной с «короной» умер от «короны». Есть страны, где определяют, что умер от другой болезни и у него заодно была «корона».

Мы знаем, что относительно маленькая смертность в Индии, в Африке. Хотя Всемирная организация здравоохранения все время угрожает, что в Африке будут миллионы умерших от этого заболевания.

— Снова будут вводить карантин и самоизоляцию в Израиле?

— Я надеюсь, в Израиле наконец поймут, что надо делать не тотальный карантин всей страны, а региональные карантины и региональные санитарные кордоны. Мы прекрасно знаем, что в России в XIX веке, когда появлялась эпидемия, делали санитарные кордоны в этой области. Слово «кордон» пришло из французского. И санитарный кордон означает, что ни один человек не может покинуть эту область. И в Израиле мы знаем, что существуют по-прежнему области, небольшие города, где есть много зараженных. В то же время на севере страны почти нет зараженных, в Тель-Авиве очень мало. В Израиле по политическим соображением не объявляли полный карантин и полную изоляцию районов, в которых — мы знаем — прогноз был очень определенный, что будет очень много зараженных. То есть при новой волне, я надеюсь, правительство не будет использовать тотальную изоляцию всей страны. А будет использовать санитарные кордоны, карантины областей, где есть много зараженных.

— Что известно про иммунитет, который формируется у переболевших коронавирусом?

— Мы не знаем, насколько долго антитела к этому вирусу остаются в крови. Есть подобные коронавирусы, которыми каждый из нас переболел в качестве простуды, и там антитела долго не задерживаются. Так что рассчитывать на иммунитет, который защитит население в будущем... Нет оснований, нет достаточных научных данных.

— Будут ли в ближайшее время лекарства против COVID-19 и вакцина? Чем сейчас в Израиле лечат больных, применяются ли противомалярийные препараты? Недавно министр обороны Израиля заявил, что израильские специалисты близки к созданию вакцины. Это так?

— Вы можете верить политикам, когда они заявляют что-то о лекарствах? Я думаю, что нет. Заявления о том, что завтра будет прививка, политически обоснованны. Они не имеют никакой научной базы. Было ясно с самого начала, что на коронавирус очень трудно разработать вакцину. До сегодняшнего дня не существует вакцин против такого рода вирусов. Есть такие научные работы, которые говорят, что просто мало вкладывали денег. И, скорее всего, это неслучайно. Сегодня есть примерно 7 прививок с потенциалом. Я не думаю, что в этом году будет прививка. В лучшем случае она будет доступна в следующем году. Я к этому очень скептически отношусь. Прививку надо не просто разработать. Ещё труднее доказать, что она эффективная. И трудно доказать, что она не приводит к вреду. И здесь есть такой момент, когда «окно закрывается». Что это значит? Можно допроверить эту прививку, только если там есть эпидемия. А когда эпидемия на спаде, как сегодня, то начать прививать людей и сравнивать с теми, которые не привиты, технически очень сложно. Поэтому вопрос прививки не стоит на повестке дня в ближайшие недели и месяцы.

В отношении лекарств больше надежды. Антималярийное средство («Плаквенил», как оно называется в России) применяется очень широко в Израиле вместе с другим средством: антибиотиком и цинком. Но я очень боюсь давать такие рекомендации широкой публике, чтобы завтра люди не начали принимать их сами по себе. И «Плаквенил», и другое лекарство, которое я не назвал, могут вызывать замедление проведения электрических сигналов в сердце. Могут быть осложнения. Хотя осложнения бывают редко, когда лечение проводится в условиях медицинского наблюдения и контроля. Но я очень прошу людей не начинать самолечение. Была идея, что этот же «Плаквенил» может предупредить болезнь, если принимать его профилактически. Эта идея на сегодняшний день отвергнута. Прошу помнить, что у всех этих средств есть и побочные эффекты. Подчеркну, что паника от коронавируса вызовет больше осложнений, чем сам коронавирус. И экономических, и психологических, и медицинских. С этим надо быть очень осторожными.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах