aif.ru counter

Стол №1, московский «хамбургер» и другие курьезы тотальной кулинарии

Решения о том, в чём мы будем ходить, чем пахнуть и что есть, в СССР принимались на высшем уровне

«Разрабатывалось, к примеру, новое мыло. Микояну принесли образцы. Он отнёс их Сталину. За столом Сталин, Молотов и Каганович вертят эти кусочки мыла, нюхают, отбирают», - рассказывает Ирина Глущенко, доцент отделения культурологии факультета философии Высшей школы экономики.

Женская вольность

- Быт советского человека, в частности женщины, очень занимал главу Наркомпроса Анатолия Луначарского, - говорит Ирина Глущенко. - В 1927 г. в своей статье «О быте» он написал: «Мы не можем примириться с маленькой кухней-коптилкой на 5-6 человек семьи, потому что мы прекрасно знаем, что можно за те же деньги... дать великолепную здоровую пищу в атмосфере светлой столовой с хорошей музыкой, газетами, шахматами...  Всё это можно дать за те же средства, которые затрачиваются на безотрадный домашний борщ, которым огромное большинство из нас в настоящее время, не поперхнувшись, питается и с каждой ложкой которого мы объедаем женскую вольность...»

Статья по теме

Во многих планах советских архитекторов кухни действительно в квартире не существовало. Советского человека пытались приучить к системе общепита. Для человека, который строит новую жизнь, и питание создавалось новое.  

- Микоян в своё время говорил, что дать плохой обед - это хуже, чем шить плохие ботинки, так как голодный рабочий человек не сможет нормально строить социализм. За критерии качества пищи были взяты количество белков, жиров, углеводов. Советские диетологи уверяли: вкус - понятие буржуазное. Руководитель Института питания, знаменитый советский диетолог Певзнер утверждал, что пища вообще должна быть несолёной, неострой, нежареной, нежирной. Именно он разработал диету для язвенников (стол № 1). В язвенники записал всё население СССР. Всем пюре, котлетки, ничего острого - только тушёное, варёное. Микоян, выросший в Армении, не мог этого перенести. И если мы что-то вкусное имели в советской кухне, то это благодаря Анастасу Ивановичу. В 1939 г. в свет вышла «Книга о вкусной и здоровой пище». Певзнер настаивал на издании «Книги о здоровой и полезной пище». Но вмешался Анастас Иванович. И слово «вкус» вернулось в советскую кухню.

Еду человек социалистического завтра должен был получать только в коллективе. Фото И. Носов, РИА Новости

Привет из Америки

Советская кухня постепенно обрастала мифами и легендами. Одна из них - путешествие Микояна в Америку в 1936 г.

Статья по теме

- В одном из парков Нью-Йорка Микоян увидел парня, стоящего у жаровни. Тот ловко разрезал мягкую булочку на две половинки, клал туда котлету, огурец, поливал красной жидкостью, подогревал и называл это «хамбургером». Микоян решил, что советскому человеку питательная булочка с котлетой не повредит. Он заказал образцы жаровен, кое-где «хамбургеры» даже стали продавать под названием «горячая московская котлета». Но с началом войны дело заглохло, и в массовом виде советский человек гамбургеров не получил. Но идея осталась, и в конце концов свет увидел микояновскую котлету. Была она уже без булки, огурца и кетчупа, стоила от 2 до 6 копеек и считалась самой дешёвой котлетой с непонятным содержанием. Хотя кто-то её до сих пор вспоминает с любовью.

Помните, Пончик из книги «Незнайка на Луне», даже находясь на другой планете в капиталистическом обществе, в местном ресторане ест гречку, макароны с котлетами и кабачки? А всё потому, что писатель Носов, живший в СССР, просто не мог себе вообразить другой еды, кроме общепитовской. Это была тотальная кулинария, подчинённая государственной машине. 

Смотрите также:

Оставить комментарий
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Поиск рецептов
Уровень сложности


Актуальные вопросы «Кухня»

Самое интересное в регионах
Роскачество