85

Ситуация с засухой и перспективы развития сельского хозяйства России

Участник: AIF.RU Ведущий конференций.

В понедельник, 19 июля  в 11:00 в пресс-центре «АиФ» (ул. Мясницкая, д. 42, ст. м. «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар») состялась пресс-конференция Президента Российского зернового союза Аркадия ЗЛОЧЕВСКОГО на тему:

Ситуация с засухой и перспективы развития сельского хозяйства России.

 
Круг вопросов мероприятия
:

- Урожай зерновых культур в связи с небывалой жарой; 
- Количество пострадавших площадей; 
- Возможные  решения проблемы; 
- Как урожай может повлиять на текущие и стратегические запасы зерна; 
-  Цены – оптовые и розничные; 
-  Что может произойти с экспортом российского зерна, и как это повлияет на отрасль.

Допольнительная информация по тел.: +7 (495) 252 02 90, +7 (926) 211-45-172.

 

Аркадий Леонидович Злочевский: Засуха уникальна. Такая погода не наблюдалась за последние 130 лет метеонаблюдений.  Это сказывается на общих показателях. Прогноз Минсельхоза снижен до 80 с небольшим млн. тонн по ВАЛу. На текущий момент 17 регионов оформили чрезвычайные ситуации, 2 находятся на оформлении. Общее количество погибших площадей 9млн. 600 тысяч Га -это серьезная потеря. В тех регионах, которые заявились,  было засеяно порядка 30 млн. из них 9600 млн. потеряно. Общее количество посевных площадей было отсеяно 48 млн. Га, из них погибли 9 млн. 600 Га зерновых, включая пересев озимых. При этом никаких проблем с зерновым балансом у нас нет. В общей сложности мы потребляем максимум 77 млн. тонн. Даже того зерна, которое мы соберем, будет достаточно чтобы удовлетворить внутренние потребности. При этом в новый сезон мы входим с рекордными запасами в 24 млн. тонн, этого хватит и на внутреннее потребление, и на экспорт. Для того, чтобы пополнить все внутренние дефициты, которые в ряде регионов могут образоваться вследствие засухи, ресурсов нам хватает. Даже в соседних регионах есть региональный баланс, который сейчас составляет Минсельхоз, это даже не логистическая проблема. Издалека везти зерно не придется. С учетом того, что интернационное зерно, хранящееся в Поволжье, сильно пострадало от засухи, никаких катаклизмов ожидать не приходится.
В этом сезоне произошло перераспределение посевных площадей. Это следствие достаточно большой работы. Исторически мы уже 10 лет говорим о том, что необходимо расставлять ориентиры для регионов и давать рекомендации, что им сеять. Мы столкнулись с проблемой перепроизводства по тем или иным культурам. У нас то густо, то пусто. Структура посевных площадей впервые в этом сезоне была изменена по рекомендации Министерства сельского хозяйства на 20%. Вследствие этого, отсеяно больше сои, сахарной свеклы, кукурузы, риса, рапса. То есть упор был сделан на белки, рынок сахара, снижение того, что мы перепроизводим. Все это за счет посевов ячменя и пшеницы. По ячменю у нас будет баланс без излишков. Когда ячменя не хватает можно заместить его пшеницей. Это будет означать, что цены ячменя сравняются с фуражной пшеницей (традиционно они находятся ниже). При этом нас ожидает рекордный урожай риса, мы рассчитываем получить 1 млн. тонн. Сейчас обследование по полям на Кубани дает урожай порядка 60 Ц с Га. Будет серьезная прибавка в урожае кукурузы, сои, подсолнечника. По подсолнечнику мы серьезно прибавили площади в прошлом сезоне, это скажется на урожае. Эта работа будет дальше продолжаться, структурировать площади будем и в следующем сезоне.
Вопрос СМИ: Вы говорите, что голода не будет, но цены поползли вверх на 35%. Это необходимый рост цен? Естественно, фермеры будут ждать помощи от государства. Есть ожидаемый прогноз, какова будет эта помощь? Фермер останется с прибылью или нет?
Аркадий Леонидович Злочевский: Там, где урожай получен, в частности на Кубани мы планируем на 0,5 млн. тонн прибавить к прошлому сезону, текущий рост цен только улучшает экономическое положение. Там, где никто ничего не получил, например, в Поволжье, нет ресурса, зерна,  нечего продать, нечем расплатиться, не на что закупать дальше горюче-смазочные материалы, удобрение, семена, эта ситуация крайне тяжелая. крестьяне, которые пострадали от засухи, находятся под угрозой банкротства, поэтому им требуется помощь. Усилия по оказанию помощи приняты и вполне серьезны. Речь идет о пролонгации их обязательств, кредитов, лизинговых платежей. Срок пролонгации 3 года, для того, чтобы они смогли выдержать экономическое давление. Регионам открыта кредитная линия бюджетного кредитования под 2% годовых. Под уборку им особо ничего не надо, потому что убирать нечего, нет смысла выгонять технику в поля. А под осенний сев – надо.
рост мировых цен мы не наблюдаем. Есть резкий рост на биржах, но надо учитывать, что и фонды выходят из длинных позиций, в которых они стояли в расчете на падение. Если говорить о нашем фоббинге, то текущая цена 183$ - это рост цен, но небольшой, со 167$ за месяц. Цены, которые формируются на будущие, фьючерсные контракты, зашкаливают по сентябрьским отгрузкам на 30%. Но время есть, жизнь покажет, дорастут ли они до
этих значений. У нас если и есть фьючерсные рынки, отражающие наши показатели, то это Национальная товарная биржа.
Вопрос СМИ: Можно ли уточнить Ваш вопрос по урожаю. Можно ли оценить на данном этапе наш экспортный потенциал?
Аркадий Леонидович Злочевский: 24 млн. тонн – оценка запасов на 1 июля. 24,8 млн. тонн по сводкам Росстата оценка на 1 мая – это запасы сельхоз продукции на сезон.  Она не учитывает всех суммарных запасов. Так что, с запасами все нормально.  Если говорить о том, что где-то есть проблемы, да, есть некоторые проблемы с интернационным фондом, то, во-первых,  масштабы не те, во-вторых, это связано не с наличием зерна, а с порчей. Масштабы их микроскопические. Запасы реально присутствуют в экономике и оказывают рыночное давление. Прогноз мы сохраняем по-прежнему - 81,5-85. Экспортный потенциал в пределах 20 млн. тонн. Еслибудет снижение общего ВАЛа, это будет сказываться, тогда мы будем снижать экспортную составляющую. Заявления о закрытии экспорта звучат в основном с регионов – это абсолютно неадекватная политика. Если какие-то ограничения будут вводиться, это скажется на рынке. Звучат прогнозы о росте цен на зерно, ажиотажные процессы, работающие на психологии,  могут сказаться на том, что в некоторых регионах задерут цены. Тогда неизбежно начнется мертвый сезон, и цены начнут обратно «валиться». Запасов более чем достаточно. В условиях резко растущих внутренних цен, неадекватно отражающих общемировые тенденции, мы  получим снижение экспорта.
Двоякая ситуация происходит со страхованием: есть госбюджет и компенсация погибших посевов из госбюджета. Крестьянская психология рассчитывает на эту помощь. Практика страхования показывает, что страховая премия может быть удешевлена, но компенсации погибшим посевам не происходит. Страховые компании отказываются от выплат. Такая практика лишает крестьянина интереса. Мы подошли к текущему сезону с небольшим процентом застрахованных посевов. Что делать в такой ситуации? Уже давно в обсуждении находится реформа агрострахования, на текущий момент она подошла к реализации. Закон об агростраховании находится на экспертизе, там масса положений, которые объективно меняют ситуацию в агростраховании. Надеемся, что в скором времени он будет принят. Если он вступит в силу с 1 января, то мы на следующий сезон уже поменяем все правила агрострахования. В Законе есть принципиальные моменты, четкое понятие, что такое погибшие посевы, пострадавшие посевы. Там делается упор на формирование института агрострахования отдельно от общего страхования, включая использование инструментов саморегулирования. То есть в них будут участвовать те страховые компании, в которых будут выработаны гарантии по компенсациям, выплатам. Этот законопроект дает надежность, тогда можно будет отказаться от института государственной компенсации. Но все в законопроекте построено на принципе добровольности. Многое меняется в лучшую сторону.
Если говорить об инфляции, то текущий рост цен на зерно не отражается на экономике в себестоимости хлебопечения, а отражается в себестоимости животноводческой продукции. Основной рост цен происходит на расфуражные культуры. Да, на части продукции животноводства это может сказаться, что может подстегнуть инфляционный процесс, так как расходов значительно больше, чем в потребительской корзине. В принципе, это может инфляцию «подогнать» на 1,5-2 %. Посмотрим, как все будет складываться, все зависит от того, как это будет отражаться в ценообразовании, как будет реагировать на это рынок.
Вопрос СМИ: Можете ли Вы дать ориентир по ценам?
Аркадий Леонидович Злочевский: Пшеница 4 класса – в центральном районе -  3950, в Черноземье – 3800, Северный Кавказ -  4150, Поволжье – 3735, Южный Урал – 3625,  Западная Сибирь - 2 242 - это уровень цен, зафиксированный на пятницу прошлой недели. Динамика разная. Есть всплески, как южный Урал. Но средний показатель за прошлую неделю роста цен в районе 200 рублей, до этого они росли в пределах 100 рублей в неделю.
Вопрос СМИ: Существуют ли какие-то агротехнологии. позволяющие спасти зерновые и масличные культуры от засухи?
Аркадий Леонидович Злочевский: Агротехнологии должны быть адаптированы к климату, который обусловлен на данной территории. Но есть показатели, касающиеся влагозапасов в почве. Когда переходим на минимальную обработку почвы, безотвальную вспашку, в результате отсутствия дождей, это плохо сказывается на перспективах урожая. Те, кто перешел на минималку, тот сохраняет влагозапас в летний период, зимой сохраняет положительныне температуры в почвенном слое. Если влагозапас сохранился, то это дает хоть какие-то шансы сохранить урожай. Также ведутся биотехнологические разработки по засухоустойчивым сортам, но пока коммерциализации их нет. Наука сделала упор и сейчас разрабатывает засухоустойчивые сорта, это в дальнейшем может повлиять на агротехнологию.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
  • Аккредитация
Отправить

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество