aif.ru counter

Год трагедии в Одессе: воспоминания очевидца

5374
Антон Круглов / РИА Новости
Все материалы сюжета Митинги и беспорядки в регионах Украины
Ровно год прошёл с момента страшного пожара в одесском Доме профсоюзов — 2 мая 2014 года в городе усилились столкновения противников и сторонников Евромайдана.

Столкновения закончились трагедией: группа противников евроинтеграции попыталась скрыться от преследователей в Доме профсоюзов. Евромайдановцы забрасывали здание бутылками с зажигательной смесью, в результате в Доме начался пожар, который начали тушить далеко не сразу. Очевидцы говорили, что пожарные просто не приехали. Пожарные — что активисты на площади не подпустили их к зданию. В столкновениях 2 мая погибло 50 человек. Кто-то от удушения угарным газом, кто-то от ожогов, а кто-то от падения с высоты, так как люди пытались выпрыгнуть из горящего здания.

Россиянин Константин Помогайбо в те дни находился в Одессе. По просьбе АиФ.ru он рассказал о том, что происходило на улицах города и как одесситы пережили те страшные дни.

Пожар в здании Дома профсоюзов в Одессе
Пожар в здании Дома профсоюзов в Одессе. Фото: РИА Новости/ Максим Войтенко

Синдром мнимого благополучия

Статья по теме
Воспоминаний о том времени очень много. В те дни в Одессе случилось то, что врачи называют синдромом мнимого благополучия. У одесситов, несмотря на все события в Киеве и начало событий в Донецке, было ощущение, что у нас этакая «Маленькая Швейцария». Это всё происходит где-то далеко, а у нас всё спокойно. И вот на улицах начали происходить столкновения: то российский флаг повесят на Областную администрацию, то митинги какие-то устраивают. Я жил на Французском бульваре, это недалеко от Областной администрации. И всё чаще приходилось слышать: «Слава Украине — героям слава!» и одновременно «Одесса — город-герой. Фашизм не пройдёт». Вот тогда  у людей стало появляться чувство страха, ощущение надвигающихся столкновений.

Начали курсировать слухи: сегодня на улицу лучше не выходить, что-то будет. Поэтому многие в это время сидели дома, в основном смотря в зомбоящик, он же телевизор. Или читая интернет. Не хотели идти на улицу и смотреть на всё своими глазами.

Сотрудники правоохранительных органов у здания Дома профсоюзов
Сотрудники правоохранительных органов у здания Дома профсоюзов. Фото: РИА Новости/ Алена Николаенко

И вот в качестве реакции на события в Киеве группа несогласных разбила на Куликовом поле, рядом с вокзалом, палаточный городок. Огородили его полосатой лентой как символом непризнания майдановского движения и власти. Никого вроде этот городок не раздражал особо, люди спокойно шли мимо — на работу, с работы…

Для меня события 2 мая начались в автобусе, я возвращался домой с дачи. Людям в автобусе звонили, все обсуждали, что в городе беспорядки. Мол, лучше вообще выходить из автобуса — всё равно в Одессе все дороги перекрыли. В итоге все пассажиры на нервах, но до города доехали. Я вышел в 10 минутах ходьбы от Куликова поля — сразу в нос ударил запах гари. В небо взвивался столб дыма. Возле вокзала увидел не очень, на мой взгляд, адекватную толпу футбольных фанатов — все их лица были прикрыты шарфами.

Дом профсоюзов в Одессе
Дом профсоюзов в Одессе. Фото: Reuters

«Мы скоро и к вам придём»

Пришёл на Куликово — там толпа зевак. И порядка 10–15 совершенно бездействующих сотрудников полиции. Впереди полыхает Дом профсоюзов. А под ним люди кидают остатки палаточного городка в костёр. С такой ненавистью — как будто грязь сжигают. Вокруг бегают люди, кто в камуфляже, кто в повседневном, некоторые с топорами и заточенными кольями.  Спрашиваю у одесситов: что вообще происходит? Получаю ответ: «Жили здесь, грязь разводили, не мылись, мусорили. Пусть валят в свою Рашу». Пылю: «Я тоже русский, но честно живу и работаю в Украине. Зачем вы это делаете всё?». Отвечают: «Мы скоро и к вам придём».  

Статья по теме

Пока вокруг идёт словесная потасовка, мы с прохожим пытаемся вызвать пожарных. И получаем прямой ответ: «Не приедем. Нам там всю машину разберут».

Что сильно задело, так это документирование происходящего на телефоны: люди стояли и снимали всё это. Кто-то пытался растолкать милиционеров, но те бездействовали. По моей фотокамере ещё в начале перепалки кто-то ударил.

Подхожу ближе. В душе ощущение полной безысходности, потому что непонятно, как помочь людям. Пожарные не едут, милиция бездействует. Перед нами стена из огня, никаких средств тушения. Пробегает мужчина с разбитым лицом, кричит: «Брат, аккуратнее, там с крыши стреляют. У тебя фотоаппарат, в тебя в первую очередь целиться будут».

Фото: РИА Новости/ Максим Войтенко

Обхожу здание с обратной стороны — кто-то пытается залезть в здание, видимо, чтобы помочь, но бесполезно. Люди начинают строить живую лестницу, чтобы вытаскивать пострадавших со 2 и 3 этажа — это единственный путь, так как выход из здания заблокировало. На тот момент вообще было непонятно, сколько людей внутри.

Долгое время помочь запертым в здании пытались обычные прохожие, только потом подтянулся какой-то спецтрансорт. У меня сел телефон, я понял, что семья волнуется. В голове был только шок и желание уйти оттуда. Потому что не хотелось быть зевакой, а помочь я не мог.

Массовые беспорядки у здания Дома профсоюзов в Одессе
Массовые беспорядки у здания Дома профсоюзов в Одессе. Фото: РИА Новости/ Максим Войтенко

«Не забудем»

Мне кажется, на следующий день только люди осознали, что произошло. Возле Дома профсоюзов начали появляться отсидевшиеся по квартирам одесситы. На стенах — надписи «Молитесь, суки бандеровские, не забудем, не простим». Люди зажигали лампадки. Кто-то сказал, что ребят, спасшихся на крыше здания, поместили в отделение милиции. Поехали с женой туда. Люди заблокировали движение у этого отделения милиции. Поперёк дороги — крестный ход с иконами, люди ожидали, что появятся майдановцы, «Правый сектор», готовились дать отпор. Но они так и не появились в итоге.

Статья по теме
Здесь погибли Кристина и Николай.
Люди нервничают, прячут лица. Немного в стороне стоят сотрудники ОМОН со сложенными щитами. Как я понял, они сказали, что не будут выступать против народа.

Отделение само располагалось во внутреннем дворике. Иду туда, вижу автозак и сломанные ворота. Люди спокойно попадают во двор, раздухарённые пацаны лезут на милицейские машины и начинают прыгать, махать флагами Одессы. Люди предлагают брать здание штурмом. Идут переговоры с сотрудниками, народ ставит ультиматум: или мы берём отделение приступом, или вы выпускаете наших ребят. Ожидание, пауза. Внезапно их начинают выпускать. Отпущенные плачут, обнимаются с жёнами, матерями, кричат: «Одесса, город-герой, спасибо!». Из дворика милиции выстраивается живой коридор длиной в километр. Все встречают арестантов, приветствуют их. Понимаю, что мне пора уходить, а другого пути, кроме как по этому коридору, нет — поэтому иду по нему. Меня воспринимают как человека, которого выпустили, все жмут руки, обнимают. Чувствовал я себя, конечно, не в своей тарелке — не заслужил этого всего.

Горожане у здания Дома профсоюзов
Горожане у здания Дома профсоюзов. Фото: РИА Новости/ Алена Николаенко

Спешу к жене, припарковавшей машину рядом. На душе даже какая-то радость: такого единения душ в Одессе я ещё не видел. Хотя и ликование, и скорбь — рядом. Обидно, правда, что из города-миллионника протестовать против того, что произошло, вышло от силы тысяча человек, в основном люди среднего возраста, но ещё, например, бабушки! Скалками и кастрюлями вооружённые! Где были остальные? Сидели дома, боялись высунуть нос на улицу.

Потом оказалось, что ребят отпустили вроде как незаконно. И замначальника милиции, которого одесситы посчитали героем, был обвинён в самоуправстве и бежал в Приднестровье.

Не знаю, как другие, но я до сих пор чувствую вину: что не смог помочь, спасти, что мы всё это допустили.

 

Оставить комментарий
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Смотрите также «Евромайдан»

Актуальные вопросы



Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ