47971

Есть нечего, жить негде. Беженцы с Украины о своей жизни в Москве

Сюжет Россия принимает беженцев с Украины
Алексей Богданов / АиФ

Москва, район Новокосино, общецерковный центр помощи беженцам. Елена, несколько месяцев назад прибывшая в столицу из-под Луганска, пришла сюда за детскими вещами и канцелярией. Говорит, то, что удалось устроить ребёнка в детский садик, можно считать чудом, повезло, но там требуют принесли карандаши, альбомы, подушку, одеяло. Денег нет ни копейки — на работу пока не берут, нет официального статуса. Заявление она подала в мае, с тех пор ждёт, когда её признают беженкой. В июне привезла сюда сына. Повезло, что есть, где жить, — приютили совершенно незнакомые люди.

«4 дня пахал, не дали ни копейки»

Её подруге Наталье повезло меньше. Большая семья — 5 человек — устроиться сложнее. Предложили общежитие, но это 260 рублей с человека в сутки, и то при условии, что платишь сразу за неделю. В статусе беженца уже отказали, заявление, поданное летом, вернулось назад. Все советуют ехать в другие регионы, там квот достаточно, но Наталья боится. «Здесь хоть кого-то знаю, познакомилась с другими беженцами, с кем-то из местных, а мне предлагают снова ехать туда, не знаю куда, мыкаться по вокзалам… Нет уж, я остаюсь, буду биться здесь».

Сергей Юдин — отец троих детей и беженец из Краматорска. Его дорога «на Москву» была особенно непростой. Полтора месяца пробыл в Симферополе, но не заработал ни копейки. Вместе с другими беженцами сел в самолёт МЧС, даже не зная, куда он летит: пункт назначения назвали уже после взлёта. «Сказали, что в Минеральные Воды, обрадовался, что не Омская область хотя бы, там и холодно, и зарплаты крошечные. Из Минвод мы перебрались в Краснодар. Разместили нас с семьями в пионерском лагере, а ведь все с войны, психованные. Началось повальное пьянство. Директор местного пансионата забрал к себе женщин и детей. Потом я понял, надо отсюда выбираться, и кое-как выехал в Москву. Здесь у меня статуса нет, поэтому на работе всё время обманывают: 4 дня пахал, не дали ни копейки».

Фото: АиФ / Алексей Богданов

В общецерковном центре стараются оказать комплексную помощь: можно выбрать одежду, взять продуктовый набор, канцелярские товары для школьников, попить кофе или чаю, перекусить, получить необходимые консультации. Георгий Джикия, сотрудник, общается с беженцем, который ищет работу, рассказывает про существующие предложения. По словам Джикии, для тех, кто легализовался, работа есть — например, недавно много заявок на работников пришло от хлебопекарного завода. Тем, кто по-прежнему не имеет никакого статуса, устроиться сложнее.

Фото: АиФ / Алексей Богданов

«Конечно, больше работы и предложений из других регионов, не из Москвы, — рассказывает Георгий. — Если человек готов ехать, то всегда найдётся выход. Один, например, уже собирается в Сибирь, в Забайкальский край. Будет помогать нашему Дальнему Востоку, уже нашёл работодателя, договорился о жилье. Билет до места мы оплачиваем, но сначала узнаём, есть ли, кому встретить, не едет ли человек вникуда».

Читайте также: Как мошенники наживаются на беженцах с Украины →

Здесь же сводят тех, кто готов предоставить беженцам жильё, — такие заявки поступают по горячей линии церковной помощи беженцам (8-800-200-4198) со всей страны — с теми, кто в нём нуждается. Помогают разобраться в законодательстве, что для многих беженцев — самое сложное.

Фото: АиФ / Алексей Богданов

«Вы там жируете»

«Я почти ничего не знаю об обязанностях государства, ведь я из другой страны, — поясняет Елена. — Я не знаю, на что могу рассчитывать. Часто слышу от москвичей: вам тут всё предоставили: жильё, работу, деньги — вы жируете! У меня только один вопрос: и куда мне за всем этим добром идти? Где предоставляют? Пробовала получить гражданство, так как у меня есть родственник в России, но, чтобы подать документы, мне нужно ехать к нему, в другой город, собирать документы там. Где я найду деньги на поездку? Дистанционно вопрос не хотят решать».

У беженки Ларисы Строевой другая проблема — лечение. Они перебрались в Москву всей семьёй. В Луганской области жили рядом с огневыми рубежами, сделали даже оборудованный для бомбёжек подвал, где хранили запасы воды и тёплые одеяла. В конце концов, решили, что это не жизнь, и начали готовиться к отъезду. Но дорога на Ростов уже была закрыта и обстреливалась. Кое-как добрались до Харькова, оттуда на поезде в Москву. Поездка осложнялась тем, что у бабушки был перелом шейки бедра, и она с трудом передвигалась.

Фото: АиФ / Алексей Богданов

В Москве семью Ларисы встретили родственники, сделали временную прописку, что помогло устроить ребёнка в школу. «Мы пытались прикрепиться к поликлинике, так как ребёнку по медпоказаниям нужно наблюдение врача,  но для этого нужен страховой медицинский полис, которого без статуса не дают, — говорит Лариса. — Добровольное страхование — это девятнадцать тысяч на человека, где такие деньги взять? Мы работаем, как можем, то листовки и газеты раздаём, то в массовках снимаемся, но всё внесистемно, нестабильно. Дорога, телефон и питание — три основных статьи расходов, съедающие наши случайные заработки».

Фото: АиФ / Алексей Богданов

Нужны продукты

С питанием здесь, в центре, стараются помочь. «Мы открылись чуть больше недели назад, и на сегодняшний день могу сказать, что больше всего нужны продукты питания, они нужны всем, — рассказывает Алексей Шашков, руководитель церковного центра комплексной помощи мирным жителям Украины. — В первую очередь, это крупы, консервы, макароны, не скоропортящиеся продукты в некрупной упаковке, чтобы можно было формировать пакеты и раздавать людям. Всё это можно приносить в наш центр».

Фото: АиФ / Алексей Богданов

Пришло новое поступление — одна из фирм пожертвовала сразу несколько ящиков гречки и макарон. Мужчины, трудящиеся в центре, отправляются перетаскивать груз, на месте остаётся только дежурный. Он отвечает на вопросы беженцев (которые не прекращаются ни на минуту) и распределяет их по кабинетам. Новоприбывшая украинская семья отправляется пить чай с печеньем. В коридорчике перед кабинетами — оживлённый спор, кто как получал статус, где ещё можно получить помощь, что можно просить у соцзащиты.

«Здесь мы хотя бы человеческое отношение встретили, — на выходе из центра говорит Елена, держа в руках стопку детских вещей и красивое платье, случайно найденное для себя. — Уважение, понимание. А то, как ни придёшь, такое бездушие — я понимаю, что нас много, всё это стало рутиной для них. Но мы же не от хорошей жизни просим помощи и внимания!»

Справка
Церковный центр комплексной помощи беженцам развернут на территории храма всех святых в земле Российской просиявших в Новокосино (ул.Суздальская вл. 8б). Часы работы: по будням с 10 до 18.

Оставить комментарий (23)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество