aif.ru counter
21.11.2014 12:21
27925

Публичная казнь. Как начинался террор на Украине

Сюжет Евромайдан: акции протеста на Украине

21 ноября 2013 года украинский журналист Мустафа Найем написал у себя в «Фейсбуке»: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей. Перепост всячески приветствуется!».

Так начиналось то, что теперь известно как «Евромайдан», или «украинский кризис».

Фантасмагорично, но механизм этого кризиса, пусть и весьма формально, запустил вовсе не выходец с Галичины и не донбасский шахтёр, а этнический пуштун, родившийся в Кабуле.

Мустафа Найем относится к числу тех, кому запущенный процесс принёс ощутимые дивиденды. Сегодня он депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко».

Но сегодня, в годовщину начала всеукраинской катастрофы, хочется вспомнить о человеке, про которого вряд ли кто-то вспомнит сегодня в Киеве, где собираются отмечать «героическую дату».

21 ноября 2013 года 57-летний инженер Владимир Константинович Захаров не мог знать, что уже запущен обратный отсчёт последних дней его жизни.

Владимир Захаров не был бойцом «Беркута», коррумпированным чиновником, «титушкой», коммунистом — он был обычным человеком, далёким от политических страстей.

Но, на свою беду, инженер-системотехник Владимир Захаров работал в киевском офисе «Партии регионов».

Как и многие украинцы, пока бушевал «Евромайдан», он продолжал ходить на работу, поскольку даже самые яростные политические бои не отменяют необходимости есть, пить, одеваться, для чего требуются деньги.

18 февраля 2014 года боевики со стороны «Евромайдана» штурмовали офис «Партии регионов», в котором к тому моменту не было никого из политиков — только технический персонал: несколько мужчин и насмерть перепуганные женщины.

Когда в здание ворвались погромщики, на пороге серверной комнаты их встретил Владимир Захаров. Не с автоматом, не с пистолетом, даже не с дубинкой — он просто просил людей одуматься. Мужчина просил выпустить женщин, позволить людям уйти.

Я не знаю, что именно вывело погромщиков из себя — вот это вот пусть даже словесное сопротивление или отсутствие в глазах мужчины страха.

Владимира Захарова повалили на землю и стали избивать. Ногами, битами, всем, что было под рукой, душили шарфом. Били до тех пор, пока не забили насмерть. Убили, подожгли здание и пошли дальше.

Это убийство нельзя назвать политическим. Это было убийство ради убийства, убийство, наполненное упоением собственной властью над людскими жизнями, упоением абсолютной и полной безнаказанностью.

Самое мерзкое заключается в том, что имя Владимира Захарова тогда занесли в список «Небесной сотни». Человека, растерзанного озверевшими боевиками, ничтоже сумняшеся зачислили в число «павших борцов с режимом».

Это убийство стало не первой расправой, учинённой радикалами, вставшими под знамёна «Евромайдана», но, пожалуй, первой настолько публичной.

Это безнаказанное убийство с особой жестокостью наглядно продемонстрировало — сегодня на Украине можно абсолютно всё. Разумеется, всё можно творить не со всеми, а с теми, кого новая власть объявит «врагами».

А дальше была Одесса, дальше были разбомблённые города Донбасса… Дальше был полномасштабный кровавый террор, творимый теми, кто одновременно с этим не забывал рассуждать о «европейском выборе». Террор, творимый теми, кто в ноябре 2013 года проклинал жестокость «Беркута», побившего на Майдане пару десятков студентов.

В ночь на 1 декабря 2013 года в своём блоге на портале «Украинская правда» Мустафа Найем, возмущённый «произволом Януковича», разместил короткий пост под названием «Я сделал свой выбор», в котором содержались следующие слова:

«Я не хочу жить в несвободной стране. Мне противен любой страх, тем более, страх, внушаемый насилием по праву дубинки и животной силы».

Владимиру Константиновичу Захарову оставалось жить два с половиной месяца…

Вечная память вам, Владимир Константинович!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Оставить комментарий (10)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество